ЛитМир - Электронная Библиотека

— Очень хорошо, — кивнула Лисинка. — Предлагаю немного отдохнуть и попить воды. Когда свеча сгорит… наполовину, мы приступим к подъему.

* * *

…«И ты будешь там в несколько иной форме, чем изгрызенные змеями кости, мой киммерийский друг»… Конан догадывался, что рядом присутствует что-то волшебное, древнее, мощное и таинственное. Впрочем, тогда все магическое представлялось ему именно таким, и он предпочитал обходить его стороной. Варвар не был уверен, что оно непременно злое, как и не был уверен в исходе схватке до «конца» со скелетами (Конан не мог сказать «смерти», поскольку его противники уже были давно мертвы!).

Наверняка колдовство, оживившее этих воинов и «обращающее кости в камень» имело в основе нечто человеческое, которым они сами обладали, когда состояли из плоти и крови.

Если в них осталось достаточно этого качества, то, возможно, им удастся найти точки соприкосновения, чтобы не усеять своими останками пол пещеры. Магическая сила даже могла бы позволить Конану выбраться из пещер для продолжения поисков Гролина и Души Taнзы, а также помочь в дальнейшем его странным товарищам.

Безусловно, первый вопрос скелетов намекал на права руководства.

— Нет никакого Бога прозябающего в Taнзе, — ответил Кoнaн. Он говорил медленно, пытаясь придать каждому слогу вес кузнечного молота.

Было трудно прочитать выражения на худых «лицах», но северянин решил, что те его поймут.

И они поняли. Киммериец знал, что такое разочарование и увидел это даже в скелетах. Костяные плечи опали. Черепа повернулись, смотря друг на друга пустыми глазницами.

Конан ощущал их глубокое горе в том, что долгий сон закончился бесцельным пробуждением. Он криво усмехнулся. Сейчас, наверное, впервые его сообщение о черной магии в этих землях назовут хорошими новостями! — Есть человек по имени Гролин, который ищет Душу Taнзы, — сказал киммериец. — Я думаю, что ему помогает злой колдун. Так, если его поиски Души увенчаются успехом, и, став Богом Смерти, будет ли он злым? — Все носители Бога Смерти является злом, — откликнулись скелеты. — Если они не были им до соединения с Душой, то обязательно становятся после. Мы поклялись уничтожать каждого носителя, пока власть Души не возросла.

Конан воздержался от заявлений, что древние воины ставят себе недостижимые задачи или насколько ходячие кости лучше живых бойцов. Прежде, чем он подобрал слова для ответа, скелеты продолжили: — Существует вероятность, что Богом Смерти может стать колдун. Если он изначально злой, то будет еще злее с помощью Души. Мы должны бороться с ним так же как с человеком, которого ты называешь Гролин. Известно ли имя мага? Конан ответил, что уверен в его существовании но ничего не знает о нем самом.

— Тогда самое время завершить то, что не получилось в прошлый раз. Нам надо пойти и все закончится, — говорившие скелеты больше всего походили на хор жрецов, поющих гимны какому-нибудь божеству. — Однако для борьбы мы нуждаемся в трех вещах. И первая — вождь из плоти и крови. Ты готов нас вести? — Вы могли бы добиться большего успеха с кем-то еще… — начал киммериец, с трудом ворочая языком.

— Нет никого больше и не было за все время, пока мы здесь. Нам не найти никого другого, чтобы в срок сразиться с Гролином и магом. Ты поведешь нас! Конану захотелось ответить на эту команду одним из выученных приветствий. Но он передумал, поскольку скелеты могли не оценить юмора.

— Второй вещью является вся наша сила. Как видишь, еще многие из нас не вернулись к жизни. Только, когда восстанут все — мы обретем могущество и не допустим возвращение Бога Смерти.

Это имело смысл. Ведь ценность военачальника не измеряется стоимостью застежек его шлема, и, конечно, ни у кого нет желания идти на битву не полными силами. Книги были заполнены именами тех, кто поступал иначе. Конан лично видел, как множество полей сражений покрывались телами таких людей.

— Третье, что нам нужно — это кровь. Кровь дает движение. Движение дает силу. Сила дает победу. Победа спасет мир от Бога Смерти из Taнзы.

«Кровь» — размышлял северянин. Он прекрасно помнил, что привело все это в движение, когда его израненная, истекающая кровью плоть коснулась первого скелета.

Потом процесс уже продолжился с участием крови дракона.

— Кровь водяного дракона потеряла свою власть, — пробормотал он.

— Тут есть сильная кровь, — ответили скелеты. — Она даст нашим товарищам способность двигаться. Движение даст силу. Сила даст…

Конан не слушал. Он смотрел на толпу скелетов, а те оглядывались на проход по которому пришли. Варвар оставил внутренние сомнения, чья именно «сильная кровь» понадобилась им для воскрешения соратников.

Беседую со скелетами, киммериец далеко отступил от стены. Теперь он сделал три шага назад. Когда плечи коснулись камня, Конан вытянул свой меч.

* * *

Taрмис Рoг едва доковылял от места погребения в лагерь раненных бойцов, как к нему бросился с донесением сержант Джулиус.

— Мы, наконец, развязали язык дезертиру из шайки Гролина! Сомнительно, что он протянет день, но разбойник поведал достаточно, чтобы заработать легкую смерть! Рoг опустился на пень. Ветеран теперь мог ходить с палкой, тем не менее, общее руководство или поход с тяжелым грузом были недостижимы для него в течение многих дней. Внутренний голос назойливо шептал аквилонцу, что дни его военной службы закончены навсегда. Тармис Рог всегда приказывал ему умолкнуть, но в этот момент он испытывал желание сказать то же самое сержанту.

Командир только что вернулся от свежей могилы другого Смотрителя — четвертого, умершего от ран солдата со времени разделения сил обоих отрядов. Целительница Лисинки была упорной женщиной, с твердыми руками и мягким сердцем. Без ее помощи, возможно, там сейчас лежало бы вдвое больше мертвецов. Но она — лишь умелая знахарка, а не кудесницей. После того, как в животе Лопетаса началось внутреннее нагноение, тот был обречен. И вот теперь еще один мальчик, которому никогда уже не суждено стать мужчиной, ушел… Рог раздумывал, приходилось ли ему видеть подобное за долгую военную карьеру.

Mитрa! Да он был солдатом дольше, чем киммериец жил на свете, а уж Конана никак нельзя отнести к зеленым юнцам! Если бы голос начал вдруг нашептывать, что хватит заниматься лицезрением смерти мальчиков, то ветеран, скорее всего, прислушался бы к нему.

Размышляя, таким образом, он слушал Джулиуса.

— Так, что рассказал бандит?

* * *

Казалось, что мысли Гролина были теперь полностью заняты Горой Черепа, где предположительно скрывалась Душа Taнзы. Вот только мог ли колдун воплотить его одержимую мечту в реальность? В настоящее время Конан, Лисинка и Kларнидес крепко держали в руках старую цитадель барона. Похоже, враги также искали Гору Черепа. Но как далеко обе стороны продвинулась в поисках, разбойник не знал. Зато Гролин очень хотел бы находиться как можно дальше, если любой из противников найдет то, что все они ищут. К несчастью, пока барон принимал меры по своему своевременному спасению, встреча с разъяренным медведем едва не положила конец его похождениям в этом мире.

* * *

— Достойный способ уйти, даже для скверного человека, — вымолвил, наконец, Рoг. — Проследи, чтобы целительница дала ему сегодня вечером хорошую дозу своего зеленого настоя.

— Нынче она готовит красный отвар, — сказал Джулиус. — Перебрав его, Картос долго поганил землю.

— Этот поправится быстрее, чем мы думаем, — махнул рукой Рoг.

— Только надо напомнить парню, что смерть хуже, чем последствия от лекарства, если он откажется принимать отвар снова.

— Да, хотя красный настой знахарки и является таким мощным слабительным.

39
{"b":"156797","o":1}