ЛитМир - Электронная Библиотека

— Внимание! Не терять бдительность! — отдавал приказы главарь, побежав обратно в начало колонны со всей скоростью, насколько позволял склон.

Магу он ничего не сказал, но тот сам не замедлил подать мысленный голос: «Поверните налево, к скале, где внизу с одной стороны видна красноватая полоса.

Противоположная сторона слишком ненадежна и грозит обвалиться…».

* * *

Не представлялось возможным вернуться назад тем же путем, каким прибыл Конан.

Скелеты не могли плыть, а киммериец не испытывал желание столкнуться с еще одним водяным драконом. К тому же эта дорога вела лишь в шахту, в которую он упал.

К счастью, у скелетов остались некоторые воспоминания о структуре горы.

Ознакомившись с ними, Конан сумел найти доступный путь наверх из пещеры, где они сейчас находились. Время не имело значение в этом бесконечно сумеречном, опасном мире.

И все же едва ли прошло бы много часов, пока киммерийский горец не закончил бы подъем, хотя такой случился у него впервые.

Ему доводилось взбираться на вершины через лабиринты пещер, туннелей и шахт.

Варвар проделывал это много раз. Иногда отступая, иногда наоборот — чтобы сражаться и с более серьезными противниками, чем летающие змеи. Однако никогда северянин не продвигался вместе с двумя десятками вооруженных костяных воинов, создающих позади него шум, способный оглушить какого-нибудь бога.

Теперь же Конан поднимался, таща за плечами товарища тех самых воинов.

Разобранный на суставы скелет висел на спине, перевязанный жесткими ремнями и обернутый в кожу дракона. Правда, несмотря на сходство с камнями, кости не слишком обременяли киммерийца, даже на самом сложном участке.

Конечно, тяжелая ноша замедлила бы его в схватке. Варвар надеялся, что неизвестный воин не будет крупно возражать о вреде, полученном, вероятно, в тот момент, когда Конан и его необычные спутники достигнут змеиного гнезда.

Вне всяких сомнений, змеи будут встревожены и готовы к борьбе. Звук подъема мог не только оглушить богов, но и пробудить любое существо, имеющие на голове уши!

Глава 14

Вначале Гролин думал, что может просто опередить воинов Лисинки. У него, в конце концов, имелось такое значительное преимущество, как волшебник, знающий тайный путь на вершину. Он даже отчетливо представлял, как выглядит вход в пещеры.

Но к несчастью для себя и своего отряда, барон не брал в расчет тот факт, насколько разгневана Лисинка. А также ту решимость, с которой она и Kларнидес вели своих бойцов, поощряя их на преодоление трудностей больше искусством убеждения, чем грубыми окриками.

Так или иначе, через короткий промежуток времени стало очевидным, что разбойникам требуется остановка и, возможно, принятие боя. Подъем становился все круче. Это могло бы замедлить продвижение его уже порядком измотанных людей, но вместе с тем дать преимущество, если невидимый и молчавший некоторое время маг соизволит оказать реальную помощь.

«В настоящий момент никакая стычка не входит в мои планы» — сказал чародей в ответ на невысказанный вопрос Гролина.

«Добро пожаловать в театр военных действий» — голос барона звучал бы резко и грубо, говори он вслух.

«Как известно, чтобы выжить, нужно склонить к сотрудничеству твоего врага. Вот только пойдет ли Лисинка на сотрудничество?».

«Полагаю, ты прав. Против отряда Лисинки необходимо бороться или отказаться от мысли благополучно прибыть к Душе и получить все причитающиеся».

Гролин не говорил «для нас» даже мысленно, иначе маг обязательно услышал бы крайний сарказм. К тому же барон не знал, какие права предъявит колдун на добычу.

«Похоже, сейчас мне нужна твоя помощь» — продолжал разбойник. — «Или я не достаточно ценен для тебя, что ты откажешься?».

Маг долго колебался, и Гролин уже решил, что ему придется использовать свой меч против любого человека в пределах досягаемости.

Должно быть, волшебник прочитал его мысли. Когда он заговорил снова, то речь колдуна звучала почти с мольбой.

«Не делай поспешных выводов, друг мой. Не подгоняй меня. Не принимай мою медлительность за нежелание тебе помочь. Я просто изучаю скалы и прикидываю, чем могу принести тебе наибольшую пользу».

«Как насчет того, чтобы призвать твоих летающих змей?».

«Скоро им придется защищать свои собственные гнезда».

«От Конана?».

Никакого ответа на последний вопрос не пришло.

«Ты не в состоянии применить магию в этом месте, кто бы ни угрожал твоим змеям?».

«В пределах горы у меня нет такой власти, как хотелось бы» — наконец, вымолвил маг и поспешно добавил: — «Проку от змей будет меньше, чем ты думаешь. Они нападают на любую движущуюся плоть. Для них неважно — воины Лисинки или твои».

Этот аргумент был весомым. И так уже враги превосходили численностью шайку Гролина. Змеи могли пожрать равное количество воинов с обеих сторон и, тем самым, оставить Лисинку хозяйкой горы.

Хотя, если бы они заодно сожрали эту суку! Гролин даже представил такое приятное зрелище и почти услышал отчаянные крики атаманши. Наверное, ни для одного мужчины нет большего удовольствия, чем смотреть на то, как отказавшая ему в близости женщина умирает на его глазах! Однако, вероятнее всего, Лисинка не кричала бы, зная, что он только того и ждет… Барон не сразу понял, что колдун заговорил вновь: «Пошли своих людей в укрытие. Я попробую объединить собственные силы с властью природы, чтобы помочь вам. Удостоверьтесь, что готовы к нападению, когда я подам знак».

«Неужели ты — бог, раз говоришь о предоставлении знаков?».

«Нет. Знаки, которые дают боги часто сложны для людского понимания. Поэтому делаются глупые выводы, что богов не существуют вовсе. Или, в лучшем случае, люди должны слушать жрецов, чтобы те истолковывали желания кумиров. Таким образом, жрецы богатеют, и они готовы кинуться на любого, кто угрожает их богатству и власти».

В последних словах слышалась откровенная ненависть. Это было первое полученное Гролином знание или, по крайней мере, небезосновательное подозрение о жизни мага на земле в качестве человека…

«А что я предприму, вас не должно интересовать. Я обязуюсь помочь и намерен сдержать обещание. Доверь мне жизнь свою жизнь и твоих воинов, и доверие окупится с лихвой».

По мнению Гролина колдун находился на грани отчаяния, поскольку говорил чуть ли не с просьбой. И все же барон дать волшебнику шанс. Он руками сигнализировал своим людям остановиться и залечь в укрытие.

Гролин надеялся, что у его уставших парней при первой необходимости хватит сил подняться с земли и атаковать противника. Даже если бы маг не просил о нападении, Гролин все равно стремился бы к нему. Он мечтал заставить Лисинку, или хотя бы ее людей, истекать кровью.

* * *

Поземные толчки, которые почувствовала Лисинка, отличались от многих предыдущих.

Они словно исходили с большой глубины.

Женщина не считала себя провидцем или магом. Все, о чем она могла судить, было неоднократно прочувствовано подошвами ее ног за многолетние скитания в горах Танзы.

Сейчас ноги и опыт подсказали ей, что это землетрясение незначительное.

Атаманша увидела судороги земли, когда она и ее воины (она называла теперь Смотрителей Taнзa своими, поскольку те считали ее своим командиром) находились на склоне в непосредственной близости от качающихся валунов. Казалось, их было множество, от человека — до лошади размером.

Лисинка твердо знала две вещи.

Во-первых: Сработало колдовство, а значит, она в правильном месте. Тут следует искать Конана, хотя силы, защищающие местность, могут нанести удар. Конечно, если те силы вздумают обрушить на головы отряда валуны, то любой желающий спасти варвара сильно рисковал не закончить начатое.

Во-вторых: Лисинка всегда надеялась умереть во главе своей группы. Так, чтобы оставшиеся в живых не забыли, что их вождь встретил врага в лицо. Правда, теперь намечалась перспектива, что не останется никого в живых, помнивших, как она умерла под толщей каменных глыб.

41
{"b":"156797","o":1}