ЛитМир - Электронная Библиотека

Киммериец обратил внимание вождей на это, но те просто выставили дополнительных часовых и продолжали заниматься воскрешением.

К настоящему моменту внизу оставалось слишком мало неодушевленных костей, чтобы им понадобилась бы помощь всех скелетов поголовно. Многие из тех, с кем столкнулся Конан вначале, приступили к подъему. Кто-то воспользовался веревкой, некоторые предпочли следовать отряду победителей летающих змей.

Не успели первые из них показаться при свете дня, как гора вздрогнула. Сотрясение не было очень сильным, однако твердая порода под сапогами киммерийца на мгновение показалась ему дрожащим желе. Одновременно усилилось гудение. Рой будто надвигался прямо на Конана, почти заглушив шум обрушившейся далеко внизу скалы.

И Конан и его союзники с опаской озирались по сторонам. Скелеты в туннеле ускорили свой темп так, что пятеро воинов выскочили из него почти как единое целое.

Гудение сменилось оглушительным ревом. Гора уже не дрожала, она, казалось, танцевала. Обломки скал сыпались каскадом. Из туннеля и шахты вырастали столбы пыли.

Смешиваясь с пеплом, пыль образовала темную завесу, через которую северянин мог с трудом различить что-либо на расстоянии вытянутой руки.

— Хо! — заревел он, и скелеты вторили ему, поскольку любой поступил бы так, услышав чудовищные стоны горы.

Камнепад мог вполне растревожить уцелевших змей или другие, неведомые напасти.

Но на открытом пространстве было все же более безопасно, чем в пещерах и туннелях. А также под нависающими утесами, где скала в любой момент грозила раздавить одинаково плоть и камень.

Конан не побежал в первых рядах искать спасение, оставшись с вождями скелетов.

Оставшись с вождями скелетов, он кашлял до тех пор, пока не подумал, что его грудь сейчас разорвется от пыли и пепла.

Убедившись, что никто из воинов не отстал, киммериец и два предводителя двинулись за ними. В тот же миг гора вновь содрогнулась. Шахта и туннель обрушились с грохотом, который затмил все прошлые звуки. Поднявшийся сильный жар заставил Конана подумать об извержении вулкана.

Наконец, варвар и предводители добрались до открытого склона. Там сгрудился весь их отряд. Большинство скелетов обречено смотрело вниз и пыталось воззвать к кому-то, в то время как другие в отчаянии заламывали руки. Конечно, на голых черепах не отражались никакие эмоции, но Конан видел подобные позы у людей, пораженных безграничным ужасом. Он протиснулся сквозь ряды костяных воинов, и тут его рот широко распахнулся. На мгновение варвар утратил дар речи.

Прямо под ногами, на месте горной вершины зияла огромная дыра. Сама же вершина медленно поднималась к небесам. Наверное, она оторвалась от своего основания в момент наибольшего сотрясения.

У Конана возник вопрос: что случится с ними при достижении облаков? Человек, поднявшийся столь высоко, непременно умрет от холода и невозможности дышать. Как долго им суждено лететь по воле Бога Смерти Taнзы? Скорее всего, похожие мысли посетили и скелетов. Спев погребальную песнь для соратников, теперь уже потерянных навсегда, они выбрали дозорных и принялись точить оружие. Киммерийцу стало не по себе от вида скелета, затачивающего короткий меч о собственное бедро.

— Нам всего достаточно, — крикнул варвару вождь, который воскрес первым. — У нас нет резерва, но присутствующих хватит для нашего дела. Сам ты стоишь десяти из нас или двадцати живых воинов.

— Ты мне льстишь, — ответил Конан.

Внезапно, ему пришло на ум, что он не знает, как называть этих двух лидеров, чтобы обращаться к ним индивидуально.

— У Вас есть какие-нибудь имена? — поинтересовался северянин.

Вождь кивнул.

— Меня можно назвать Йом. Его, я думаю — Ракс. Наши боги не позволяют нам называться по-другому.

Эти имена ни о чем не говорили, но когда-то они принадлежали живым людям, почитающим своих богов. Конан остался доволен.

— Тогда слушайте, Йом, Ракс. У ваших воинов в наличии добротное оружие, и сейчас наступило самое время, чтобы пойти поохотиться на Бога Смерти Танзы здесь, в его логовище. Или вы думаете, что некая другая сила способна унести прочь эту гору летающих змей, как легкую пушинку? Йом и Ракс красноречиво покачали черепами.

Глава 16

Ничего недостижимого не было для Бога Смерти Taнзы, который теперь думал о бароне Гролине не иначе как о человеке, умершем, чтобы дать жизнь Богу. Оставалось лишь решить, как распорядиться силой, обращающей мысли в реальность.

Он просто вообразил гору, раскалывающуюся по всему периметру на достаточную глубину так, чтобы отделилась вершина. В его намерения входило поднять высоко в небо каменную массу и тем самым лишить некоторых ее посетителей возможности отправиться с ним. В конце концов, Бог Смерти Танзы это не какой-нибудь проводник, обеспечивающий богатым городским бездельникам комфортное путешествие по лесу. Он полетит, куда захочет, а если вдруг кто-то вздумает поинтересоваться относительно его планов, то вершина горы будет опускаться на головы всем любопытным, пока более мудрые из оставшихся в живых не угомонятся.

Но чем заняться в первую очередь? Было трудно представить, что он по-прежнему должен есть, пить, спать, или совершать другие действия обычных людей. Необходимость в женщинах также исчезла. Может быть — золото, серебро или драгоценности? Все это не более чем игрушки.

Бог Смерти обдумывал свои возможные потребности, позволив горе медленно подниматься ввысь и свободно дрейфовать на ветру. Наконец он пришел к выводу, что сейчас наиболее важно найти большое количество живых людей, чья жизненная сила увеличит его мощь.

Несколько сотен человек предоставили бы желаемое. Конечно, их нужно будет обеспечить пищей, водой, местом для пребывания и дисциплиной при ожидании смерти.

Первые два пункта могут дать черви, копошащиеся в земле. Для временного обитания неплохо подойдет пещера. А порядок пусть поддерживают сами жертвы. Всегда, даже в безнадежных ситуациях найдутся люди, готовые сыграть роль тирана при своих товарищах, ради привилегии стать последними среди приговоренных к уничтожению. Кроме того, они смогут наблюдать за гибелью других, умирающих самыми ужасными и невероятными способами. Изобрести подобные способы также не виделось сложной задачей. Вероятно, это даст Богу Смерти настолько сильную власть над определенными людьми, что те почтут за честь совершить набег на основную добычу их повелителя.

В горах Танзы вполне могло найтись немало местных жителей. Он полагал, что его сила распространяется и за пределы края, однако едва ли это стоило проверять.

Когда Гролин прекратил существовать, его знания о приграничной области перешли к Богу Смерти. Из них он почерпнул данные о городе, расположенном на северо-западе приблизительно в дне пути. Там наверняка проживает много людей, следовательно, некоторым посчастливится уцелеть после неизбежной смерти большинства населения. Сам же город, безусловно, должен быть разрушен. Свои силы необходимо продемонстрировать, по крайней мере, однажды, чтобы никто не усомнился, что Бог Смерти страшен не только угрозами. После обретения мощи ему еще представится возможность умертвить многих для собственного удовольствия, но сейчас разрушение первого города было вопросом строгой необходимости.

* * *

У отряда Лисинки и Kларнидеса имелось лучшее представление о случившемся, чем у киммерийца. Воины видели, как гору перед отделением от основания опоясали трещины, которые поглощали глыбы, сравнимые размером с небольшими храмами.

Лисинка закусила кулак, чтобы не наглотаться пыли. Позже она обнаружила, что ее зубы до крови повредили суставы. Немного размяв запястья, женщина вытянула меч и осмотрелась.

Клубы пыли все еще поднимались над впадиной на месте горы. Лисинка очень надеялась, что их раненные находятся ниже трещины и не провалились под землю, и не были раздавлены падающими скалами. Она сама и все вокруг цеплялись за шатающуюся скалу кончиками пальца, тогда как раненным воинам вряд ли удалось бы удерживаться долго.

48
{"b":"156797","o":1}