ЛитМир - Электронная Библиотека

Ракс помчался вперед с неукротимой яростью. Магия отбросила его на стену. Несколькими мгновениями назад скелет, скорее всего, рассыпался бы в прах, но теперь он просто отскочил от стены. Напав сзади, Ракс заключил Бога Смерти в объятия, сила которых будто исходила от самой горы.

— Остановитесь! — Лисинка подумала, что это крикнул Ракс.

Она видела, как пытается сохранить равновесие Йом. Вождь стоял на одной ноге, другую не смогла восстановить даже свежая кровь. Левой рукой скелет захватил свою правую руку, вытащил ее из плечевого сустава и протянул Конану.

Взмахом меча киммериец расколол освободившуюся конечность надвое. Бросив клинок на землю, северянин воткнул верхнюю половину в место обитания Души Танзы, а кистью нанес удар прямо в испускающие серебряные молнии глаза.

Бог Смерти съежился. Душа Taнзa рассыпалась как стеклянный кубок, брошенный об каменный пол. Из пронзенной Конаном глазной впадины повалил дым. Лисинка зажала нос от распространившегося зловония.

Бог Смерти продолжал уменьшаться в размерах. В отчаянии он бросился с противником за спиной на стену пещеры, стремясь раздавить Ракса о камень. Костные фрагменты скелета упали в пыль, но туда же повалился и Бог Смерти.

Его тело судорожно дергалось, и там, где в раны попала пыль, возникли языки пламени.

Этот огонь не давал никакого дыма, однако люди были вынуждены беречь дыхание от отвратительного запаха, источаемого останками Бога Смерти.

Наконец Бог Смерти затих, и с ним умерло колдовство, удерживающее гору в воздухе.

Если она рухнула бы с неба не в озеро, а в какое-нибудь другое место, то, конечно, развалилась бы полностью, похоронив всех под обломками. К счастью, дно озера покрывал пласт ила. Он лежал настолько ниже поверхности, что из воды осталась бы торчать лишь вершина. Этого было достаточно, чтобы смягчить падение даже такой колоссальной массы как летающая гора Бог Смерти.

Чудовищные волны, вызванные падением горы, устремились к берегам, грозя уничтожить на них все живое. Однако тем, кто находился в пределах логова почившего Бога Смерти Taнзы, удалось выжить. Пусть некоторые лежали без сознания, многие получили ушибы и переломы, но большинство сохранило здоровье.

Лисинка тоже некоторое время пребывала в бесчувственном состоянии, сильно ударившись головой о камень. Когда предводительница очнулась, то увидела склонившегося над нею Конана. На глаза Лисинки навернулись слезы и не только от пыли и царящего вокруг зловония. Женщина знала, что, после того как они покинут гору, им всем суждено разойтись в разные стороны. Даже ее выжившим соратникам… — Давай, пошевеливайся, — сказал Конан, ставя подругу на ноги. — Ты можешь нянчиться со своей головной болью, как только мы благополучно скроемся в лесу.

— Скроемся? — недоверчиво спросила Лисинка, не видя смысла в этом слове.

— Да, — кивнул варвар. — Бог Смерти отправился на встречу с его тезкой. Тем не менее, когда гора снизилась, на берегах озера произошел полный беспорядок. Я сомневаюсь, что семьи тех, кто утонул, придут встречать нас с цветами! Лисинка уткнулась в плечо северянина и тут же отпрянула из-за острого запаха сажи и грязи, покрывающих его.

— Всем нам нужна хорошая ванна, — ухмыльнулся Конан. — От твоего вида разбежался бы целый рыночный квартал, вздумай ты сейчас раздеться. А вода озера, хотя и не помогает во многом, но отлично смывает грязь. Kларнидес со своими воинами работает в поте лица, вытягивая на сушу перевернутые лодки. Мы исчезнем отсюда раньше, чем кто- нибудь объявится, чтобы побеспокоить нас. Если, конечно, ты прекратишь бездельничать.

Лисинка пробежала взглядом по пещере. Мертвые тел, включая Рашу, не поддавались счету. Но все погибшие были людьми, и ни один из них — Убийцей.

— Наши товарищи начали рассыпаться еще до момента падения горы в озеро, — спокойным тоном объяснил киммериец. — Все Убийцы истаяли прежде, чем ты пришла в себя. Мне никогда не доводилось сражаться плечом к плечу с лучшими союзниками, и я бы не хотел для них такого конца.

Конан выдержал паузу и добавил: — Но они выполнили свою миссию. Связывающие их волшебство позволило им уйти.

Лисинка посмотрела в холодные синие глаза киммерийца, блестевшие на темном лице.

— Может, ты свяжешь меня, Конан, и не позволишь никуда идти? — Ну, это дело сугубо интимное… Вот распутная девка! Но если тебе так хочется, то я куплю лучший кхитайский шелк, распущу на полосы и свяжу тебя, как еще никто не связывал! А пока ты бы лучше приготовилась идти самостоятельно. Я сильно сомневаюсь, что смогу нести какую-либо женщину на себе, не разбив ей голову о потолок пещеры, и получить за это хоть малейшую благодарность! Отвернувшись, Лисинка привалилась к стене, и некоторое время глядела на свет дня, который не ожидала увидеть вновь. Только после того, как высохли ее слезы, у женщины появилась сила, чтобы выйти перед Конаном на открытую площадку.

Глава 18 (Эпилог)

Не стоило тратить нервы прежде, чем доподлинно выяснится: кто жив, а кто погиб. Но, к счастью, новости в большинстве своем были приятными.

Taрмис Рoг и его подопечные видели дым в небе, чувствовали подземные толчки, и наблюдали то, что потом описывали, как летящую гору. Кое-какие подробности они узнали от беглецов (в основном — бандитов и охотников), которые неслись, сломя голову, мимо их стоянки. Некоторым охотникам предложили остаться в лагере, чтобы те помогали раненным в обмен на пищу и защиту.

У гарнизона в бывшей цитадели Гролина имелось лучшее представление о событиях, связанных с исчезновением горы. Почувствовав, что опасность миновала, Фергис послал разведчиков на склон. Там они нашли потрепанных, но избежавших смерти людей Лисинки.

Раненные воины получили необходимую помощь и благополучно добрались до замка покойного барона даже раньше, чем их предводительница вместе с Конаном и остальными достигла берега озера. Выслушав раненых, Фергис со всей возможной скоростью помчался к лагерю Тармиса Рога.

Тем временем, Конан, Лисинка, и Kларнидес вели бойцов домой. Несмотря на то, что среди них почти не было пострадавших, из-за большого расстояния они прибыли на место фактически перед самым возвращением Фергиса.

Потребность в перемещении, главным образом, ночью отпала. Правда, местность на западе буквально кишела людьми всех рангов, желающих узнать: почему вдруг горы стали путешествовать по небу вместо того, чтобы остаться на земле, куда их поставили боги.

Очень скоро предводители отряда уяснили, что подобные вопросы будут мучить людей еще довольно долго.

И тут Kларнидес предложил, казалось, наилучший выход из ситуации.

— Наместник этой области — старый друг моей матери, — начал он.

Сверкнув взглядом, капитан сразу пресек попытки уточнить некоторые детали и продолжал в тишине: — Я могу шепнуть старику на ухо пару слов и уверяю, что в его силах огородить Смотрителей от любых задаваемых вопросов. Я также обращусь к нему за прощением для всех, кто того желает и нуждается в этом. Другим советую перебраться на немедийскую сторону Taнзы. Oфир покажется сущем пустяком, по сравнению с риском остаться здесь.

Мысленно Конан поддержал последнее высказывание, а вслух спросил: — А что, если ты потерпишь неудачу? Kларнидес пожал плечами.

— Давайте выберем условное место, куда я смогу доставить известия. Если увидите меня слегка принаряженным, то все будут хорошо. А если я приеду с багажом, упакованным для поездки за границу, значит, мне суждено разделить с вами свою судьбу, — его лицо озарилось улыбкой воина, а не мальчика. — Даже в случае моего изгнания мне повезет. Ведь я уже встретил мужчин и женщин, с которыми не жалко потратить остаток жизни.

— Троекратное приветствие капитану Kларнидесу! — гаркнул Рог.

Разумеется, здравицы звучали намного дольше, чем это троекратное приветствие, и любому не составило бы труда найти в тот момент их лагерь.

* * *
53
{"b":"156797","o":1}