ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

СЛОН

Нежный гигант — воин, друг и столп силы.

и… Старуха, символ тоналя человека, уродливая и истощенная годами забвения, ожидает среди гор с плоскими вершинами, над мысом Бурь, мечтая о том дне, когда юный слон освободит ее и вновь вскормит в ней своей любовью и заботой прежнюю силу и красоту — силу и красоту всеобщей матери".

Отрывок из древнего африканского мифа

ГЛАВА ШЕСТАЯ

ПРЕДРАСПОЛОЖЕННОСТЬ ВОИНА

ВРЕМЯ ЯВЛЯЕТСЯ СУЩНОСТЬЮ БЕЗУПРЕЧНОСТИ. ОЩУЩЕНИЕ СМЕРТНОСТИ — ЕДИНСТВЕННОЕ, ЧТО ВЫЗЫВАЕТ У ЧЕЛОВЕКА ЖЕЛАНИЕ ДЕЙСТВОВАТЬ БЕЗУПРЕЧНО.

Наблюдая за воинами, человек может легко поверить, что они совершенно самоуверенные люди. Однако следует осознавать, что существует огромное отличие между тем, что человек обычно называет самоуверенностью, и глубокими следствиями, которые подразумевает это понятие. Это понятие важно тем, что оно проясняет разницу между двумя концепциями — безупречностью и совершенством. Безупречность довольно трудно определить, не затрагивая при этом принцип совершенства, и все же между этими понятиями существует четкое отличие. Оно заключается в разнице между высокомерием и смирением, двумя принципами, которые можно понять только с помощью понятия самоуверенности. Если мы хотим вступить на Путь Воина, следует тщательно определить эти понятия.

САМОУВЕРЕННОСТЬ В ОБЫЧНОМ ПОНИМАНИИ ПОДРАЗУМЕВАЕТ ВЫСОКОМЕРНУЮ САМОНАДЕЯННОСТЬ; СМИРЕНИЕ ОЗНАЧАЕТ БЕЗУПРЕЧНОСТЬ ДЕЙСТВИЯ И ЧУВСТВ.

Чтобы усвоить это, следует осознать, что, когда обычный человек не сомневается в одобрении своих собратьев, он действует с огромной убежденностью и называет это уверенностью в себе.

Однако в тот момент, когда такой человек чувствует, что его собратья с ним не согласны, его прежняя бравада неожиданно исчезает. Это происходит, во-первых, из-за человеческого высокомерия, поддерживающего в нем веру в то, что один человек может быть важнее другого, а во-вторых, потому, что ощущение уверенности человека в себе зависит от одобрения его собратьев.

Поскольку воин не считает себя более или менее важным, чем его собратья, для него не имеет никакого значения, потеряет ли он свое лицо в их глазах. Иными словами, воину не свойственно чувство собственной важности, и он не беспокоится об общественном одобрении. Такая свобода от поисков одобрения и представляет собой настоящее смирение. Так как он уже не боится того, какое влияние его действия окажут на его чувство собственной важности, единственным стремлением воина являются действия на основе собственных знаний с полным использованием своих способностей. Соответственно, воин понимает, что его уверенность в себе означает уверенность в собственной способности действовать как безупречный воин.

Как ни очевидна разница между этими двумя подходами, люди часто ошибаются и принимают стремление к одобрению за самоуверенность. В поисках одобрения окружающих человек редко действует свободно, исходя из собственных знаний. Избегать действий в соответствии с собственными знаниями ради того, чтобы заслужить благосклонность других людей, означает отсутствие безупречности.

БЕЗУПРЕЧНОСТЬ ОЗНАЧАЕТ ДЕЙСТВИЯ С ПОЛНЫМ ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ СВОИХ СПОСОБНОСТЕЙ НА ОСНОВЕ ВСЕХ ЗНАНИЙ, ДОСТУПНЫХ ЧЕЛОВЕКУ В ТЕКУЩИЙ МОМЕНТ. ВРЕМЯ ЯВЛЯЕТСЯ СУЩНОСТЬЮ БЕЗУПРЕЧНОСТИ. ОЩУЩЕНИЕ СМЕРТНОСТИ — ЕДИНСТВЕННОЕ, ЧТО ВЫЗЫВАЕТ У ЧЕЛОВЕКА ЖЕЛАНИЕ ДЕЙСТВОВАТЬ БЕЗУПРЕЧНО.

Когда человеку предлагают обдумать принцип безупречности, он обычно не способен отличить безупречность от совершенства.

Однако совершенство — совсем не то же самое, что безупречность. В стремлении к совершенству кроется желание стать лучшим. В этом нет ничего плохого, если считать, что человек стремится стать лучшим не только для того, чтобы заслужить признание или одобрение своих собратьев. Кроме того, совершенство обычно означает, что огромные объемы времени и энергии затрачиваются на попытки достигнуть какой-либо цели. Человек, стремящийся к совершенству, обычно делает ошибку, предполагая, что у него в распоряжении есть все время мира. Девиз такого человека: "Если я не добьюсь успеха сейчас, попробую еще раз".

Подобно случаю с желанием быть лучшим, в повторении как таковом тоже нет ничего плохого, поскольку большинство действий в жизни могут быть усовершенствованы только путем постоянной практики и повторения. Проблема связана только с представлением о том, что в нашем распоряжении неограниченное время, позволяющее продолжать попытки, поскольку если многократные усилия не окрашены ощущением безотлагательности, они неизбежно приводят к робости. Робкий человек редко отдает все свои силы без остатка.

ДОСТИГНУТЬ АБСОЛЮТНОГО СОВЕРШЕНСТВА МОЖНО ТОЛЬКО В СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННЫХ УСЛОВИЯХ. ЦЕЛЬ ВОИНА ЗАКЛЮЧАЕТСЯ В ТОМ, ЧТОБЫ ДОСТИЧЬ МАКСИМАЛЬНОГО СОВЕРШЕНСТВА, НА КОТОРОЕ ОН СПОСОБЕН В ТОЙ ИЛИ ИНОЙ СИТУАЦИИ.

Воин подходит к принципу совершенства совсем не так, как обычный человек. Понимая, что смерть всегда крадется за ним, Воин полностью осознает, что у него может не оказаться времени на вторую попытку, если он потерпит неудачу в первый раз.

Эта идея очень понятна актерам. Когда занавес поднимается, у актера остается только один шанс показать свою игру. Если он не использует эту возможность, его будущая карьера окажется висящей на волоске. Аналогичным образом, воин признает, что лучшее в его жизни никогда не повторяется. Когда начинаются повторения, теряется первоначальный импульс и остается только другой выбор. Чтобы прояснить это, обратимся к примеру записанной музыки и живого выступления. Записанная музыка является хорошим заменителем живого выступления, но, независимо от качества записи, она остается всего лишь заменителем, который никогда не сравнится с живой музыкой. Во время живого выступления происходит обмен вибрирующей энергией между артистом и зрителями и возникает возбуждение, вызванное неопределенностью будущего. Безупречно исполненное живое представление всегда бесконечно более захватывающе, чем самая совершенная запись. Подлинная разница заключается в вероятности того, что во время выступления что- то пойдет не так; в результате этого и артист, и зрители оказываются на грани и в состоянии полного бодрствования. В завершение представления, когда все заканчивается хорошо, всегда возникает странная смесь всепоглощающего счастья и облегчения сердца. Это чувство никогда не охватывает нас после прослушивания записи — по той простой причине, что не существует грани, связанной с тем, что у исполнителя есть только один шанс.

В этом отношении воин является исполнителем собственного образа жизни. Воин не может позволить себе роскошь замешательства или неуверенности, поскольку присутствие смерти не оставляет ему времени на индульгирование в небрежной деятельности. Воин знает, что любое его действие, возможно, является последним на этой Земле, и потому оно должно быть исполнено наилучшим образом. Это не означает, что воин неизменно совершенен в своих действиях, он просто старается действовать настолько совершенно, насколько это возможно в условиях единственного шанса.

Таким образом, его действия приобретают вибрирующее качество полного осознания, смешанное с глубокой проницательностью, основанной на понимании того, что текущее мгновение никогда не больше не повторится. Любой момент нашей жизни безвозвратно уходит. Ни одно мгновение не может быть возвращено, и у нас никогда нет возможности повторить нечто в буквальном смысле этого слова. На примере музыки мы могли убедиться в том, что, даже если музыкант сотню раз исполняет одно и то же произведение, среди его выступлений не найдется двух совершенно одинаковых. Жизнь никогда не повторяет себя — идентичным повторением можно назвать только механическую запись.

Поскольку ни одно мгновение жизни нельзя возвратить, нет никакого смысла в том, чтобы растрачивать время по мелочам, совершая какие-либо действия не самым лучшим образом. Люди делают это лишь потому, что их жизнь наполнена сожалениями, сетованиями о бессмысленно затраченной молодости или огорчениями о потерянных возможностях и разорвавшихся отношениях. Все мы смертны, и никому не известно, где и как он столкнется со своей смертью. Смерть начинает красться за нами с самого рождения. В присутствии смерти любое действие, независимо от его масштабов и значимости, может стать нашим последним действием. Смерть может настигнуть нас в магазине, в машине, за едой, во время свидания с любимым человеком или просто при созерцании прекрасного заката.

33
{"b":"156801","o":1}