ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

ЕДИНСТВЕННОЕ ПОРАЖЕНИЕ В ЖИЗНИ — ОТКАЗ ОТ СРАЖЕНИЯ.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

ИСПОЛНЕНИЕ ПРОРОЧЕСТВ

Во времена до начала времен, когда оранжево-красное солнце было совсем юным, а планета Земля еще не возникла во плоти, когда небеса разрывались на части Войной Духов, а человек был все еще окутан огненными туманами солнечного бытия, оракул, древний уже тогда и известный только как Безымянный, обозрел Вселенную и, увидев, чему предстоит случиться, произнес это пророчество:

В завершение времен, когда человек начнет измерять время, Атль, владыка того мира, что зовется Землей, огласит призыв ко всем вождям человечества, приказывая им явить плоды своих трудов, ибо на этих плодах покоится будущее этого беспокойного мира, планеты печалей, прекрасного темного камня Вселенной, которому предназначено воссиять, подобно его сестре, блистательной планете Зари…

Первыми людьми, выступившими по прозвучавшему призыву, чтобы явить свои умения, стали сильные люди, приносящие обилие плодов, ослепляющих око и открывающих путь потку, Но когда эти плоды возложили на весы справедливости, великая и ужасная тьма опустилась над землей, ибо плоды эти были зачаты в темных уголках человеческого разума.

Атль, Владыка Мира, не произнёс больше ни слова: полное безмолвие царило в этой тьме, Текло время, и хотя плоды, собранные вождям человечества, были обильны, люди повсюду голодали, лица их были иска — жены горечью плодов, глаза остекленели от безнадежности отчаяния.

Когда великая и ужасная тьма стала подобной ночи, когда и другие вожди выступили, чтобы предложить свои плоды страха и смерти, тогда из тенистых долин земли явилось несколько человек, и они обратились к Владыке Мира.

"Властелин, — в один голос молвили они, — Мы путешественники, пришедшие из долин Востока, Запада, Севера и Юга, Мы — всего лишь семь Крошечных групп, Львы, Слоны, Тигры, Медведи, Лисы, Волки и Драконы, Мы пришли с пустыми руками, о Властелин, ибо нам нечего предложить, Кроме самих себя, Но в своих долгих скитаниях мы видели священный источник Жизни, испить из Которого означает никогда больше не испытывать голода. Если будет угодно тебе, о Властелин, мы приведем к нему людей, ибо здесь все они погибнут от голода".

"Поступайте так, как велит вам мудрость", — ответил владыка Мира, склонившись в безмолвной признательности, люди обернулись лицом к миру с открытыми ладонями и распахнутыми сердцами и, позвав всех за собой, отправились показывать им путь, соразмерять их шаг. Одни немедленно и без единого слова последовали за ними, другие колебались в замешательстве. Одни недовольно ворчали, другие открыто сопротивлялись и уселись на месте, чтобы остаться и голодать.

Память!

Что было бы, если бы не вернулась ко мне моя память? Покой! Был бы блаженный покой, порожденный неведением. Неведение — и покой! Какая ирония.

Нет, глупец! Сейчас не время для трусливых мыслей.

Помни, что покой можно вновь обрести в каждой жизни, в разгар битвы.

Да! Вновь, как это было уже много раз, я должен найти покой — этот безмятежный покой в разгаре битвы. Да, пока у меня есть только воспоминания — сладкие, мучительные воспоминания, — память, пугающая меня, и все же я не пожертвую ею во имя трусливого чувства покоя.

И вновь история настоящего, история прошлого, история времен до начала времен преследует мой разум. Все эти люди… Столько надежд и мечтаний…

Столько выигранных битв — и столько проигранных…

И древние пророчества… Их я тоже помню — те, что уже воплотились, те, что проявляются ныне, и те, которые исполнятся в неопределенном будущем. Но великое колесо по-прежнему, эпоха за эпохой, жизнь за жизнью, раскручивает рисунок предназначения.

Проклятые пророчества! Возможно, неведение все же лучше. Но, быть может, и нет. Впрочем, какая разница?

Колесо есть колесо, а рисунок есть рисунок. И все же я не могу избавиться от страха перед воспоминаниями, от страха перед всей этой борьбой и болью. Как больно…

Это всегда так больно…

Атль, я не надеюсь, что ты услышишь меня иди даже захочешь слушать это, но я должен спросить во имя своего собственного эгоистичного Я, как уже делал много раз до этого. Почему столько страха и боли?

Я вижу узор судьбы, сплетаемый вращением великого колеса, и понимаю, почему ты принял на себя этот выбор. Но, Атль, — будет ли этому конец?

Неужели мы настолько неразумны, что наш страх неизменно должен быть таким сильным, а наша боль такой нестерпимой?

Изменится ли что-то в этом круге времени?

Как долго мы исполняем эту нашу — или вашу? — невозможную задачу? Я не жалуюсь и вряд ли могу сожалеть, ибо ты знаешь не хуже меня, что если бы мы начали "ее заново, то вновь по собственной воде вступили бы на тот же путь, с той же решимостью. Мы — это ты, Атль. Твоя воля — наш долг, твоя жизнь — наша честь: могло ли быть иначе?

Но, Атль, прошу, пусть в этом круге времени что-то изменится.

Пусть в этом круге времени мы действительно отбросим страх и боль!

Я исполню свою роль, Атль, как и мои братья, и вместе мы сразимся в этой бесконечной битве. Прошу только — пусть на этот раз в нашей борьбе что-то изменится!

Остается надеяться, что они услышат нас. Услышат ли? Почему они должны прислушиваться к сборищу безумцев? Да, это о нас — мы просто безумны! Только безумец пытается научить людей тому, о чем они даже не хотят слышать!

Заглядывая в туннель времени, я вижу судьбу, звенящую, как молот, бьющий по наковальне — пытаясь придать форму тому, что противится форме, тому, что должно быть раскалено добела в горниле жизни, прежде чем сможет принять какую-либо форму, — огонь, опаляющий душу, звон, который парализует разум и ранит сердце, ставшее нежным благодаря этому, возможно, наивному стремлению к тому, чтобы его любили все. Есть ли этому конец? Атль, будет ли конец?..

Думаю, да!

Воистину, глупый вопрос; в конце концов, ты Божественный Мятежник, Тот, кому просто пришлось принять на Себя роль Великой Жертвы! Тебе просто пришлось быть кровавым героем, не правда ли, Атль?

Проклятье, я понял! И проклинаю тебя за то, что ты втянул меня в это! Проклинаю всех Хранителей, включая этого Христа, который держит меня на поводке! Поймите, я ведь не так силен, как любой из вас!..……. Или я сильнее, чем хочу верить? Силен я или нет, как мне уйти от судьбы, которая есть я сам? Смогу ли я убежать от тебя, Атль? Хотел ли я этого когда-то?

Нет! Будь все проклято! Я не могу избежать своей судьбы!

Я не могу перестать любить тебя!

Но почему? Просто скажи мне, почему должно быть столько страха? И столько боли? В этом всегда столько боли!

Они и сейчас уже приходят ко мне, Атль, со своими страхами и надеждами.

Они смотрят на меня глазами, наполненными невыразимой надеждой тех, кто верит, что я принесу им облегчение — что я способен изгнать этот страх, эту боль.

Будь ты проклят, Атль! Как мне забрать у них этот страх и эту боль, если страх и боль являются самой сутью твоего собственного бытия, нашего бытия?

Как? Как мне сделать это?

О да, я знаю! Я тот, кто я есть, и я делаю то, что должен делать.

Но почему всегда так много страха? Почему столько боли?

Я знаю. Я — Волк, вестник надежды и свободы. Не твердой надежды, а хоть какой-то надежды, не известной свободы, а хоть какой — то свободы. Мне известно и то, что я был рожден Драконом, носителем обоюдоострого меча. Меча, способного рассекать и разделять, чтобы мудрость различения могла принести новое единство, не четкое разделение, а какое-то разделение, не единую мудрость, а хоть какую-то мудрость.

Видишь, Атль, я действительно знаю! И я хочу! Я хочу встать, ибо понимаю твою цель. Я направлю к свободе всех тех, кто приходит ко мне, если только смогу. Но почему же должно быть столько боли?

Я с нетерпением ожидаю сражений, так как твоя цель — и мой долг, и моя честь, ибо я не могу почти ничего — я могу только любить их и тебя. Но почему же должно быть столько страха?

48
{"b":"156801","o":1}