ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Безупречностью, которая представляет собой вашу несокрушимую силу!

Смирением, которое отмечает ваш свободный дух!

Да пребудет с вами отныне и вовек мир и гармония Жёлтой Розы Дружбы!

Прощай, Атль'аман! Теперь иди и познай, что значит быть человеческим существом. Иди и познай, что значит выстоять! Иди и познай, что значит сражаться! Колесо будет вращаться, и много раз великий змей укусит себя за хвост, прежде чем ты вспомнишь. Но как только начнёшь помнить, позволь Копью Судьбы взлететь. Позволь Мечу Силы зазвенеть Единой Истиной и вспыхнуть синим пламенем Единой Силы!

Атль'аман! Заклинаю тебя! Помни сокровенную истину!

... Помни...

помни... »

Рассеиваются последние отзвуки слов Безымянного, и прежняя тишина незаметно воцаряется вновь. И пока мы созерцаем розу, лежащую перед нами, окружающий свет начинает рассеиваться. В конце концов не остаётся ничего, помимо сияния цвета. Мы знаем, что час, которого мы ждали, настал. Каждый в отдельности и всей группой, мы вновь фокусируем намерение, стремясь насладиться каждым мгновением, дарованным нам в этом месте и в этом времени. Вскоре всё закончится. Эти мгновения уйдут, чтобы никогда больше не вернуться. И мы впитываем мучительную красоту этих последних мгновений каждой частицей своего существа. Звуки битвы, доносящиеся снаружи, начинают ослабевать. Война Небес медленно, но верно затихает. Её ход навсегда изменен великой жертвой, принесённой Атлем.

Мы тихо ждём, когда придёт наше время. С каждым часом становится всё темнее, и даже сияние, окружающее нас, начинает тускнеть. В конце концов непроглядная тьма поглощает весь Храм. Мы уже не можем видеть ни розу, ни друг друга. С наступлением тьмы каждый из нас понимает, что наше время пришло. Огромная волна

силы,

нахлынув внезапно и бесшумно, отрывает нас от пола, втягивая в тошнотворный вихрь сталкивающихся энергий. Мы слышим собственные крики боли и ощущаем, что отныне мы оторваны от корней родного мира.

Горькое чувство внутренней агонии переполняет всех нас, заставляя кричать снова и снова. И вот мы стоим на земле нового странного мира. Вокруг, в лучах заходящего солнца, раскинулись причудливые пейзажи неизвестной планеты, которая, тем не менее, необъяснимым образом кажется близкой и знакомой. Почва под ногами достаточно тверда, но повсюду видны неровные трещины, наполненные кое-где неторопливо текущими потоками остывающей лавы. Картину дополняют струи кипящей воды и пара, которые вырываются из множества гейзеров, разбросанных по всему доступному взору пространству. Некоторые из гейзеров совсем крохотные, едва возвышающиеся над поверхностью, другие -массивные, мощные струи которых врезаются прямо в пятнистый серый небосвод. Далеко впереди видны причудливые очертания голого горного кряжа. Слева, также на некотором отдалении, яростно бушует извержение вулкана. Оглушительные звуки доносятся до наших ушей, а огненная лава взлетает до самого неба, распадаясь в устрашающее подобие фейерверков, которые повсюду разбрасывают пылающую лаву и пепел. Справа, довольно-таки близко от нас, виднеется огромное озеро. Пар поднимается над водной гладью, делая озеро похожим на гигантский котел, отставленный в сторонку немного охладиться.

Мы оборачиваемся посмотреть, что находится позади, и, как один, замираем в трепете. На фоне темнеющего небосклона прямо перед нами, уже наполовину скрывшись за горизонтом, завершает свой дневной путь солнце, оранжево-красное и неимоверно огромное. Мы взираем на него в немой тишине. Слева появляется тёмный силуэт гигантского орла, путь которого пролегает вдоль заходящего солнца. Его величественные крылья широко расправлены, сильная шея устремлена вперёд. По сравнению с солнцем, орел - не более чем тёмное пятно, едва различимое на фоне оранжево-красного солнечного огня. И всё же в сердцах своих мы знаем - мгновенное узнавание было безошибочным. Это Дух Атля прощается с Оранжево-Красным Солнцем, нашим возлюбленным миром, покинутым нами домом. В безмолвном благоговении наблюдаем мы, как Атль, Великая Жертва, грациозно разворачивается в огненных лучах заходящего солнца, выражая своё последнее прощай, и вдруг стремительно устремляется вниз, к нашему новому миру, превратившись в тот же миг в Божественного Повстанца, отдавшего Свою благородную жизнь за то, чтобы заходящее сегодня солнце смогло снова взойти завтра, освобождённое от бремени неразрешённых вызовов прошлого, очищенное от Великой Тьмы, окутавшей бы иначе всю солнечную систему.

Тёмный силуэт Духа Атля исчезает в сгущающихся сумерках - и гнетущее чувство потерянности и заброшенности охватывает каждого из нас. Глотая комки боли и смахивая

обжигающие слёзы, изо всех сил стараясь не поддаться ощущению тщетности, грозящему уничтожить последние проблески ясности, мы разворачиваемся к дальнему горному кряжу, ибо каким-то образом знаем, что туда ведёт наша дорога. Медленно и неохотно мы начинаем свой путь в сторону гор. Мы идем, понурив головы и ссутулив плечи, ноги неуклюже волочатся, а сердца разрываются в безмолвном страдании. Ощущение безысходности, вызванное опустошающим чувством утраты, усиливается с каждым шагом, отдаляющим нас от родного мира. Мучительная тоска снедает каждого из нас, каждому не даёт покоя невысказанный вопрос. Будем ли мы вновь знать себя такими, какими были однажды, до наступления роковых событий, принёсших день жертвоприношения?

Мы уныло бредём в темноте. Чувство глубокой тоски начинает затихать, постепенно притупляя все ощущения. Рассеиваются даже мысли и воспоминания, оставляя за собой лишь глубинное чувство смутно осознаваемого замысла. Взобравшись на вершину небольшого холма, мы видим отблеск полной луны, только что появившейся над тёмным контуром далёкой горной гряды.

Желтоватый свет луны напоминает о чём-то, что мы не в силах больше вспомнить. Вглядываясь в него, мы ощущаем лишь привычное теперь чувство внутренней тоски о чём-то потерянном, о чём-то, вызывающем едва уловимую туманную мысль о свободе. Мы ещё немного безмолвно взираем на луну, окутанные её призрачным сиянием. И вдруг каждый из нас, подняв голову, на свой лад испускает протяжный вой, исполненный безмерным чувством утраты. Утраты, которую мы способны постичь лишь через растущее ощущение неизменной приверженности утраченному, через вечный долг охотиться за замыслом, в котором мы возможно и сумеем отыскать смысл. Мы задерживаемся вместе ещё на несколько

коротких мгновений, чтобы в последний раз взглянуть в глаза друг другу, безмолвно скрепляя наше общее намерение, прежде чем отправиться искать свой собственный путь во тьму и чрез неё, семь групп по семь, каждая группа сама по себе, в поисках новой жизни, в поисках нового начала, в поисках потерянного меча и забытого копья.

Глава 14. Объяснение Магов: Охота за Силой

Вспомнить

Огни Кузницы тебе необходимо прежде всего для того, чтобы понять, какую подготовку ты прошёл к этому моменту. И в первую очередь тебе должно быть ясно,

как

ты пришёл на Путь Воина. Возможно, ты

думаешь,

что знаешь ответ, но так ли это на самом деле? На мой взгляд, ты не имеешь ни малейшего представления, как ты оказался там, где находишься сейчас в своей подготовке на Пути Воина. Что бы ты ни мнил об этом, во что бы ни верил, всё это не более чем бессвязная чепуха, сочинённая тобою для успокоения своего же разума. Ты не имеешь ни малейшего представления о том, чем же в действительности является Путь Воина. Ведь то, что ты считаешь Путём Воина - всего лишь иллюзия, основанная на твоей жёсткой картине мира и избирательном восприятии жизни и окружающего мира. Всё, чему, по твоим убеждениям, ты научился к этому моменту, есть не более чем мешанина из фрагментарных идей, основа которых - твой образ самого себя. Если позволить тебе и дальше продолжать в том же духе, ты навсегда потеряешься в

Мире Магов.

66
{"b":"156803","o":1}