ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Теперь, учась верить в своё знание, но всё ещё имея перекошенное восприятие жизни и самого себя, ученик стремительно приближается к тому, что будет для него переломным моментом. На этой стадии нагваль всегда начинает подводить ученика к последним приготовлениям, необходимым, чтобы сделать ставку на

силу

Для этого нагваль занимает по отношению к ученику на первый взгляд крайне неразумную позицию. После того, как он так долго поддерживал

тональ

ученика, теперь складывается впечатление, что нагваль намерен подорвать веру ученика в себя. При любой возможности нагваль не только бросает вызов восприятию ученика, но также не упускает возможности указать ему, насколько тот ещё далёк от успеха в разоблачении своей картины мира и в стирании личной истории. И это, конечно же, правда. Однако больше всего ученика подавляют постоянные сентенции нагваля о том, что неудачи в обучении являются доказательством потаённого нежелания измениться и стремления иметь жизнь на своих условиях. И это тоже абсолютно верно, но в ещё большей степени ученика ошеломляет то, что нагваль, похоже, перестал верить в него и как будто уже списал со счетов как неудачника.

С помощью такого манёвра нагваль заставляет ученика переоценить и пересмотреть всё, чему тот научился к этому моменту, всё, во что он начал верить. В процессе такой переоценки ученик вынужден самым тщательным образом

исследовать свою жизнь до вступления на Путь Воина, а также взглянуть на ту жизнь, которая ждёт его, если как ученик он потерпит неудачу. Это весьма сокрушительно воздействует на ученика, так как он приходит к осознанию крайней пустоты и тщетности своей старой жизни и потому вынужден признаться самому себе, что, потерпев поражение сейчас, он потеряет всё, за что так долго сражался и всё то, что стало столь дорого его сердцу. Вызванная грядущим ощущением утраты неописуемая печаль переполняет ученика. И её достаточно для того, чтобы заставить его направить своё

намерение

на поддержание непоколебимой решимости сражаться до последнего.

В момент, когда ученик входит в состояние подобной внутренней решимости, он наконец готов сделать свою ставку на

силу.

И всё, что ему остаётся, - это преодолеть переломный момент, неизбежный для него, столь далеко продвинувшегося в своей подготовке на Пути Воина. И теперь это всего лишь вопрос времени - когда именно он обнаружит себя втянутым в битву за свою жизнь, за свою психику и

на самом деле

за своё

Всё.

Ведь сражается он за то, чтобы встретить своё внутреннее

Ничто, нагваль.

Ибо то, что ученик ощущает внутри как неохватную опустошённость, его светящееся существо ощущает как присутствие

нагваля -

Пустоты.

Глава 15. Объяснение Магов: Ставка на Силу

Ты находишься во сне, который всё же не сон. Любой сон является изменённым состоянием восприятия, но ты не пребываешь в изменённом состоянии восприятия, хотя то, что ты испытываешь сейчас, и кажется тебе сном, дурным сном! Это самый настоящий кошмар, хотя и не сон вовсе, а то, что воины называют

безумием сна.

Чтобы понять, почему мы говорим о безумии, тебе в первую очередь необходимо взглянуть на свою жизнь в истинном свете. Перепросмотр здесь тебе не поможет, ведь, несмотря на всю свою ценность, перепросмотр касается только

смертного тебя

- то есть

тоналя.

Однако сейчас я говорю не о

смертном

тебе, а о тебе

бессмертном,

об

истинном

тебе,

нагвале,

который воплощается жизнь за жизнью, чтобы развивать своё осознание.

Сколько раз я подчёркивал, что ты не твой

тональ,

ты, как и каждый из нас, - загадка даже для самого себя. И хотя ты готов частично принять тот факт, что твоя картина мира не может быть единственной существующей реальностью, твой страх отпустить её столь велик, что ты цепляешься за неё всеми доступными средствами, - так как ты никогда и не хотел избавиться от образа самого себя. Твоё отождествление с этим образом настолько сильно, что ты искренне веришь, что этот образ - и есть настоящий ты. Но если это действительно так, то тебе придётся признать: дела твои сейчас весьма плохи! Посмотри на себя! К чему привели все твои усилия в этой жизни? Не много же действительно стоящего я вижу! Как ты себя чувствуешь при этом? Где та соломинка, за которую ты надеешься ухватиться? И что же, по-твоему, происходит с тобой прямо сейчас?

Позволь мне поведать, что ты об этом думаешь. Ты думаешь, что происходящее с тобой сейчас - просто дурной сон, который рано или поздно развеется. А когда это случится, жизнь пойдёт своим привычным чередом, и, так или иначе, тебе удастся сохранить образ себя, и ты всегда будешь оставаться таким, каким привык себя видеть. Иначе говоря, ты всё ещё хочешь иметь жизнь на своих условиях. Но вот в чём ирония: ведь, несмотря на то, что я вечно твердил тебе, что ты не можешь иметь жизнь на своих условиях, ты никогда не задавал мне вопросов по этому поводу, ты никогда не просил пояснить, что же я подразумеваю, говоря «гы». Впрочем, так ты поступал на протяжении всего ученичества, поскольку постоянно

мнил

себе, что понимаешь мои утверждения. Ты никогда не догадывался, что, утверждая, что мы не можем иметь жизнь на своих условиях, я напрямую указывал на то, что мы не знаем, кто мы и что мы на самом деле, и ещё меньше мы знаем о том, что есть жизнь. Так о каких же условиях может идти речь? Чтобы иметь жизнь на своих условиях, мы должны знать, во-первых, что такое жизнь, а во-вторых, иметь представление о том, кто мы и что мы, - только тогда возможно ставить свои условия. Но ты никогда не понимал этого и потому, охваченный чувством жалости к самому себе, верил, что это утверждение означает, будто все мы марионетки, или хуже того - жертвы какой-то злобной и деспотичной силы, обитающей где-то вовне. И ни разу тебе не пришло в голову поставить под сомнение собственное чувство жалости к самому себе.

Итак, неважно, как часто ты заявлял о своём желании учиться, как яро твердил о своём стремлении измениться. Тот факт, что ты всеми силами держался за свой образ себя, прекрасно доказывает, насколько ты на самом деле лжив, высокомерен и пропитан жалостью к себе. Истина заключается в том, что ты совсем не хочешь познавать

настоящего себя.

Ты не хочешь познавать

нагваль,

поскольку видишь лишь свой

тональ

и тот вшивый образ себя, который ты соорудил вокруг

тоналя,

предполагая, что это и есть настоящий ты. И при этом ты хочешь знать только то, как улучшить свой образ. Почему? Да потому, что веришь, что ты и есть этот образ, веришь, что твой образ бессмертен, и надеешься, что если тебе удастся как-то доказать это, ты сможешь и дальше продолжать иметь жизнь на своих условиях. В итоге ты действительно не видишь необходимости стереть личную историю. Зачем! Ведь она для тебя бессмертна! Иначе говоря, ты не только хочешь иметь жизнь на своих условиях, ты и изменяться хочешь лишь на своих условиях. А точнее, ты хочешь изменить только то, что, по твоему разумению, нуждается в изменении.

Так чего же ты добиваешься? Ты - загадка, но её ты променял на жалкий образ себя, за который цепляешься ради своей нынешней миленькой жизни, - и в результате имеешь то, что имеешь. Ставя

тональ

выше

нагваля,

ты всегда верил, что сражаешься за свою свободу, а на деле сражался лишь за неприкосновенность образа себя. В итоге жизнь твоя стала пустой и бессмысленной, лишённой подлинной надежды и радости, ибо всё, что у тебя осталось, - это твоя муторная настырность в желании быть правым, имея жизнь на своих условиях. Но если ты прав, то отчего же чувствуешь себя так паршиво? Отчего в твоей жизни возник такой бардак? Но дела твои ещё хуже. Ставя

тональ

выше

нагваля,

ты не только лишал себя возможности обучения в подлинном смысле этого слова, но и отделял себя от жизни, так как именно

нагваль

является жизнью. А поскольку каждый из нас -частица Единой Жизни, Единого Духа, Единого

Нагваля,

твои действия, направленные на отделение себя, только лишь подтверждали твоё высокомерие. Если бы ты не предпочёл

тональ,

ты бы понял, что твой

нагваль

- вовсе не

твой нагваль,

а частица Единой Жизни. Однако в своём высокомерии и чувстве отделённости ты продолжал верить, что как частица Единой Жизни ты по-прежнему можешь иметь жизнь на своих условиях. Это равносильно вере в то, что как частица Единой Жизни ты можешь контролировать всеобщий

нагваль,

а значит, и можешь найти какой-то способ не просто диктовать условия, а навязывать именно

свои

условия! Ты показал себя настоящим магом, а значит, по праву заслужил это объяснение, ведь оно предназначено именно таким, как ты. Мой долг как нагваля - следить за тем, чтобы ты получал своё по праву, и потому, продолжая раскрывать тебе Объяснение Магов, я поступаю совершенно безупречно.

70
{"b":"156803","o":1}