ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мы знаем одно; у нас с вами один Бог. Для Него эта земля — сокровище. Даже бледнолицему не избежать всеобщей судьбы, В конце концов, мы еще можем стать братьями. Посмотрим…

Такую речь произнес в 1854 году индейский вождь Сиэттл. Это отнюдь не попытка предотвратить неизбежное, так как Сиэттл прекрасно понимал, что уже ничего не изменишь. Вместо этого Сиэттл превратил свое выступление в горькое предупреждение об опасности человеческого неведения и его полном неуважении ко всему, что выходит за рамки эгоцентрической алчности.

Впрочем, глубинным мотивом того, что я процитировал эту речь, было не только желание привлечь внимание читателя к ненасытной человеческой жадности, но и стремление показать, что там, где царит подлинное понимание взаимозависимости всего живого, не может возникать никаких обвинений — по той простой причине, что в действительности в нашем мире не бывает ни победителей, ни побежденных. В своем выступлении Сиэттл выразил эту мысль очень ясно, поскольку понимал и обучался взаимоотношениям всего живого. Он не оправдывает действий завоевателей и, несмотря на то что не может их понять, не занимает непримиримой и самодовольной позиции обвинения белых американцев. Вместо этого он настойчиво подчеркивает тот факт, что существует только одна жизнь и только одна истина, а единственной причиной разделенности и различий становится неведение. Таким образом, Сиэттл не проклинает белых американцев, но открыто высказывает свое мнение и представления своего народа, тем самым очевидно давая понять белым американцам, что они ошибаются в своих поступках, так как не принимают во внимание взаимосвязанность всего живого.

Сиэттл понимал, что он и его народ — не жертвы, пусть даже судьба распорядилась их жизнью совсем не так, как хотелось бы. Своим подходом он показывает дух безупречноговоина — ему было бы очень легко оказаться в ловушке представлений о том, что краснокожих сделали жертвой, но он предпочитает признать, что его народ действительно проиграл битву и, по правилам охоты, победитель получает все. Сиэттл с совершенной безупречностьюсмиряется с испытанием судьбы и не теряет достоинства и изящества истинного воина, верящего в неуязвимость своего духа. Он сожалеет лишь о том, что некоторым его воинам, судя по всему, не присуще подобное чувство собственного достоинства, и потому они позволили себе предаться стыду и жалости к себе. Кроме того, речь Сиэттла дает понять, что он не считает белых людей победителями, так как понимает, что их неверные действия уже начали подрывать эти временные успехи. Он вновь подчеркивает важность поведения, поскольку никто, кроме слепых фанатиков, не станет отрицать, что все мы и мир, в котором мы живем, являемся результатами наших действий. Если мы терпим поражения, то лишь потому, что сами делаем себя жертвами своих действий — физических, эмоциональных и мысленных. В этом отношении следует понять, что Сиэттл и его народ просто проиграли одно сражение, но в этой битве белые американцы пали жертвами ощущения собственного превосходства, жадности, неуважения к жизни; несмотря на то, что Сиэттлу и его племени пришлось расстаться со всем, что было им дорого, белые люди до сих пор продолжают расплачиваться за то, что стали так называемыми «победителями», и настоящей жертвой в тот день оказались не краснокожие, а бледнолицые.

НИЧТО ВО ВСЕЛЕННОЙ НЕ ДАЕТСЯ ДАРОМ. ВСЕ ИМЕЕТ СВОЮ ЦЕНУ.

Свою цену имеет и поражение в битве, и победа в ней. По этой причине довольно смешно считать себя жертвой, если в действительности просто приходится платить за поражение в сражении. Как уже было сказано, для настоящего воина — для того, кто признает и изучает взаимосвязанность всего живого, — принцип деления на победителей и побежденных не имеет никакого смысла. Единственно важным для воина является то, насколько безупречноон действует. Воина заботит только это, и только это является его сражением.

Воин рассматривает любую схватку как битву за безупречность.Если ему неизменно удается сохранять безупречность,он просто не способен потерпеть поражение, даже если проигрывает некоторые из своих сражений. По этой причине воин не может считать себя жертвой угнетателей, так как прекрасно понимает, что может стать подобной жертвой лишь в том случае, если предпочтет думать и действовать так, словно действия его собратьев могут обладать властью над ним и превратить его в жертву. Однако индульгирование в таких представлениях и действиях совершенно неприемлемо для воина. Вместо этого воин предпочитает рассматривать действия своих собратьев как богатый источник возможностей развития своей безупречности.

Это невероятно важный принцип, и его полное понимание совершенно необходимо для того, чтобы читатель смог извлечь настоящую пользу из всего дальнейшего изложения. На протяжении долгих столетий огромному числу людей и целым народам действительно приходилось испытать на себе жестокость других людей, и все же пример Сиэттла и его племени показывает, что у человека всегда есть выбор возможного отношения к подобным ситуациям. Можно сосредоточиться на мыслях о себе как о жертве, но, с другой стороны, основное внимание можно уделять безупречностивоинского духа. Однако человек не может следовать Пути Воина, если упорно продолжает считать себя жертвой или верить в собственную беспомощность перед лицом неравных сил противника. Все жизненные испытания возникают для того, чтобы человек смог постичь подлинное значение бесценного дара жизни и принять на себя ту огромную ответственность, которую приносит такое знание. Это остается справедливым независимо от того, к «побежденным» или к «победителям» относит себя человек. Таким образом, если он хочет достичь безупречностидуха воина, он не может позволить себе воспринимать жизненные обстоятельства поверхностно — ему необходимо отыскивать те дары силы,которые несут в себе эти обстоятельства.

Судя по всему, сегодня, через сто сорок лет после трогательной речи Сиэттла, произошло не так уж много изменений — во всяком случае, на первый взгляд. Человек по-прежнему остается эгоцентричным, а его жадность — такой же ненасытной, как и прежде. Подгоняемый этой алчностью, человек продолжает опустошать природные богатства нашей планеты и эксплуатировать своих собратьев и другие создания, совершенно не задумываясь о возможных последствиях. Эти последствия уже давно проявились, и сейчас они не просто стремительно накапливаются, но и пугающе приближаются к критической точке. Когда эта точка будет достигнута, эти последствия принесут человеку совершенно определенные бедствия, ибо, как предупреждал Сиэттл, «продолжайте пачкать свое ложе, и однажды ночью вы задохнетесь в собственных отбросах».

Нет никакой возможности нарушить тонкое равновесие всего живого и избежать при этом ужасных последствий. Каждый Толтек хорошо усвоил это еще во времена Атлантиды. В те незапамятные эпохи атланты нарушили равновесие природыдо такой степени, что в конце концов Атлантида была уничтожена естественным катаклизмом. В наши дни современный человек с такой силой разрушает равновесие жизни,что надвигаются невероятные и необратимые катастрофы во взаимоотношениях всего живого. Поистине, человек описал полный круг, и теперь то, что было начато во времена Атлантиды, с неизбежностью придет к своему завершению. Впрочем, несмотря на буквальный смысл этих заявлений, я вовсе не являюсь пророком конца света. Напротив, я рассматриваю современный период как преддверие самого захватывающего испытания, с которым когда-либо сталкивалось человечество. Если бы люди не направились по этому скорбному пути самоуничтожения, если бы сами не загнали себя в такой глухой и не оставляющий выбора угол, перед ними не возникли бы те поразительные возможности, какие появляются сегодня.

Природа человека такова, что он никогда не меняет своего образа мышления до тех пор, пока не возникает угроза самой его жизни. Эта общечеловеческая черта представляет собой одно из следствий настоятельно необходимого развития рационального ума — развития, которое привело человека к постепенному осознанию своих богоподобных потенциальных способностей к созиданию и разрушению и последовавшему соблазну испробовать и то, и другое. С другой стороны, следует понять, что с этим ничего нельзя поделать; в попытках научиться ходить маленький ребенок много раз падает и ушибается — точно так же и человечеству необходимо было пройти сквозь множество прискорбных событий, которые достигли своей вершины в текущем состоянии нашего мира. Такую цену пришлось заплатить за то, чтобы человек научился мыслить самостоятельно и решительно взялся за развитие своих потенциальных возможностей. Таким образом, эта изуродованная планета, опустошение ее природных богатств, жестокое истребление животных, бесчеловечное отношение человека к своим собратьям и разрушения, причиненные двумя мировыми войнами, представляют собой последствия движения человечества по пути эволюции.

3
{"b":"156805","o":1}