ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На это Эван ничего не ответил.

— В записке снова говорилось о том месте, где меркнет закат…что это значит? — спросила я.

— Не знаю. Мы как раз пытаемся во всем этом разобраться. Вентуро не видят его действий, видимо Эрик владеет по-настоящему сильной магией, если способен так хорошо скрываться.

— Тогда зачем ему мои силы?

— Он не может быть вечно сильным, и при этом тратить столько энергии. Рано или поздно ему понадобятся новые силы, а равные его собственным есть только у тебя.

— Это просто бред какой-то! Я не обладаю и сотой долей того, что есть у него. Вспомни хотя бы Фрэдэрика, вот он действительно мог бы стать его целью, но уж точно не я.

Эван снова промолчал. Мы уже подошли к квартире Патрика. Дверь была открыта, и внутри собралось немало людей. Среди них я заметила Аманду, которая сидела на маленьком диванчике у окна и тихо плакала. Рядом с ней был Лукас. Судя по всему, они действительно помирились. Мы с Эваном тоже подошли к ним. Не говоря ни слова, я тоже присела рядом с ней и обняла с другой стороны. Я не знала, что сказать, потому что говорить было нечего. Я не знала, где и как найти её брата, но, так же как и она, не могла скрыть своих эмоций. По моим щекам текли слезы. Амелия подошла к нам и попросила нас всех пройти с ней в библиотеку. Там нас уже ждали Патрик и Фрэдэрик.

— Эйлин, детка, присядь, — попросила Амелия, — нам нужно тебе кое-что сказать.

Я села в ближайшее кресло и обеспокоено обвела взглядом всех присутствующих. Из них, только Фрэдэрик смотрел мне прямо в глаза.

— Что происходит? — спросила я.

— Мне давно следовало тебе во всем признаться, Эйлин, — начал Фрэдэрик, — Возможно тогда нам бы удалось избежать множества проблем, но я думал, что так будет лучше.

Он тоже присел в кресло напротив меня.

— Много лет назад, я встретил одну женщину, которую полюбил очень сильно. Она была первой настоящей радостью в моей жизни. Мы не могли, к сожалению, быть вместе, потому что уже тогда я был женат на другой женщине.

— Я слышала об этой истории, — сказала я, видя, как тяжело ему дается каждое слово. — У вас родился сын.

Фрэдэрик грустно улыбнулся.

— Нет. У нас родилась дочь. Прекрасная маленькая девочка, — ответил он. — несмотря на то, что её мать была обычным человеком, ребенок родился одаренным. И не просто одаренным, а обладающим необычными способностями.

Где-то я уже слышала эти слова, — подумала я про себя.

— Как моя дочь, девочка должна была получить все мои силы, став совершеннолетней. Так и произошло.

Мысли в моей голове начали путаться. Фрэдэрик молча смотрел на меня. Ребенок, девочка, силы, восемнадцать лет…

— Нет, нет…этого не может быть! У меня вырвался истерический смешок. — Вы шутите?

По выражению лица Фрэдэрика, я поняла, что мои догадки верны.

— Значит, это правда? — тихо спросила я. Он только кивнул. — Так вот почему я чувствовала что-то знакомое во всем, что Вы делали! Ваша сила в медальоне…она теперь и во мне, верно? Он снова кивнул. Все начинало становиться на свои места, все загадки, которыми было окутано его имя, мои способности, моя жизнь… все началось именно с этого человека. Теперь в моей памяти начали всплывать и другие воспоминания.

— Тот сон о моем восьмом дне рождения…

— Это я тебе его послал, — сказал Фрэдэрик.

— Вы умеете посылать сны? — удивленно спросила я.

— Я много чего умею, — ответил он, слегка улыбаясь.

Я поднялась с кресла и отошла к окну.

— Почему Вы раньше ничего не рассказали? — спросила я, не оборачиваясь.

— Я решил, что так будет лучше. Честно говоря, я надеился, что ты сама все поймешь.

— А если бы я не получила Вашей силы, и жила своей прежней жизнью, Вы бы мне когда-нибудь рассказали правду? На этот раз я повернулась и посмотрела прямо ему в глаза.

— Нет, — честно ответил он. — Я никогда не хотел, чтобы у тебя была такая жизнь, я желал тебе совсем другого. Но я никогда о тебе не забывал, всегда присматривал за тобой, всегда оберегал.

— А мама тоже знала о том, кто Вы на самом деле?

— Нет. Она до сих пор ничего не знает.

— Тогда не удивительно, что она продолжает считать Вас последним подонком на этой земле.

Фрэдэрик усмехнулся.

— Наверное, я это заслужил. Я поддался своим желаниям и в результате испортил всю её жизнь. Когда-нибудь я буду умолять её простить меня…Так же как и сейчас прошу прощения у тебя.

Мы стояли друг на против друга, не отводя взглядов. Мой новый мир снова рушился у меня на глазах. Мы снова придется жить по-новому, снова придется привыкать к неведомым ранее вещам…и людям. Только теперь до меня, наконец, дошло, что все присутствующие молча слушали наш разговор. Я посмотрела на Эвана, который виновато прятал глаза.

— Ты знал, да? Ты знал, что Фрэдэрик — мой отец.

— Я узнал об этом совсем недавно, — честно ответил он. — Прости, я не мог тебе рассказать, это было не мое право.

— Эван прав, — сказал Фрэдэрик. — Я сам хотел тебе все рассказать, поэтому они пообещали, что будут молчать.

— Они? — не веря своим ушам, переспросила я. Я снова посмотрела на тех людей, кто был с нами в тот момент в библиотеке.

— О, Господи…вы все знали! А Кристиан? Он тоже знал?

— Ты сама ответила на свой вопрос, Эйлин. Мы все были в курсе, — сказал Эван.

— Есть еще что-нибудь, о чем я пока не знаю? Если да, то я хочу знать все сейчас же!

Послеующие пол часа я выслушивала рассказ о том, как много веков назад появилось заклятие, которое и предстояло снять именно мне. Эван рассказал, что Патрик и Фрэдэрик намеренно связали себя узами дружбы, чтобы мы с Кристианом тоже могли чувствовать и защищать друг друга. Фрэдэрик рассказал о том, что наши татутировки были символом нашей связи, и что именно благодаря им эта связь стала возможной. Как символ любви и верности переплетение сердец стало нашим с Кристианом личным символом. Зная о том, что Кэтрин Кларк родила ребенка, Камилла Стюадр создала эликсир, капли которого и стали основой этого символа. Все было придумано с целью защитить меня и Кристиана, конечно, который по неволе стал заложником моей безопасности.

— Эрику нужны в основном мои силы, — сказал Фрэдэрик. — Ты для него — просто источник этой энергии.

— Это я уже и сама поняла. Но почему он не может забрать их напрямую у Вас?

— Он слишком зациклен на получении всего возможного могущества, в отличии от меня, ты еще и владеешь силами всех стихий. Он хочет заполучить всё, без остатка.

— Замечательно. Надеюсь, никто не против оставить меня одну на некоторое время, мне нужно привести свои мысли в порядок.

— Конечно, дорогая, — сказала Амелия, — если тебе что-то нужно, мы будем в гостиной.

Все по-очереди стали уходить. Все, кроме Фрэдэрика. Он снова подошел ко мне.

— Не держи на них зла, это не их вина, что они молчали так долго, только я во всем виноват.

Я не знала, что ему ответить, поэтому просто кивнула. Он тоже вышел, закрыв за собой дверь.

Я села за письменный стол Патрика и устало опустила голову на скрещенные руки. Там, за дверью было столько людей, желающих мне помочь, заботливых и внимательных. Там был даже мой отец, которого я столько лет мечтала увидеть. И что теперь? Вот он, всего в десятке шагов от меня, а я не знаю, как себя вести, что делать, что говорить… С одной стороны, я успела очень сильно к нему привязаться, за все то время, что он провел вместе со мной. Но с другой стороны я ведь привязалась к нему просто как к постороннему человеку, ставшему моим другом, а теперь оказывается, что он не просто мой друг…Представить себе, что теперь я должна называть его "папа", а не Фрэдэрик, или мистер Фэри, просто невозможно. Да, не стану отрицать, что его присутствие в моей жизни, было сильной опорой и поддержкой, но принять факт его отцовства сию же минуту я просто была не в состоянии. Еще больше меня выбивало из колеи отсутствие Кристиан, потому что в данный момент он был единственным человеком, которого я хотела видеть. Он всегда знал, как меня успокоить, как найти нужные слова. А теперь его нет…и я даже не знаю, когда смогу снова его обнять, снова почувствовать тепло его присутствия. Всего этого мне очень не хватало.

67
{"b":"156811","o":1}