ЛитМир - Электронная Библиотека

— Это не извиняет тебя! Как и тебя, Ирина! Ты зачем его привела? — последняя по стеночке стала пробираться к выходу, и мне захотелось последовать за ней.

— Это не телефонный разговор, — как автомат ответствовал Вацлав, не отводя от меня взгляда.

— Чего ты хочешь? Я тебя не вызывал, — чудеса, Вацлав на побегушках у вожака оборотней! Надо будет прояснить этот момент.

— Знаю. Я хотел узнать, в курсе ли ты, где скрывается вот эта девушка.

— Как видишь, в курсе, — мрачно ответил Барский. — Что-то еще? Надеюсь, тебе не надо объяснять, что о Ларисе не должны знать остальные вампиры? — Ух, сколько угрозы в голосе!

— Ты ошибся, Барский, я узнавал про нее не для Совета, а для себя.

Мне показалось, или Барский подобрался?

— Что?!

— Она нужна мне! — твердо повторил вампир, сверкая глазами.

— Лара под моей защитой! Боюсь, ее силу ты не получишь!

— А если я скажу, что она мне нужна в качестве кериды? — это, что за штука такая?

Барский, видно, понял, потому что в следующую секунду вампир болтал ногами сантиметрах в двадцати над полом (а он, оказывается, ниже моего оборотня. Стоп! Когда это он успел стать моим?).

— Ты что, вампиреныш, страх потерял? Тебе напомнить, чем ты мне обязан? Да стоит мне только намекнуть старейшинам о твоих грешках, и никакая керида тебе больше не понадобится!

Так-так! Интересненько! Значит, используем нечестные методы борьбы типа шантажа, господин Барский?

Я нахмурилась. Что-то мне не нравится быть в роли одеяла, которое каждый тянет на себя.

— Эй! Гарны хлопцы! — прикрикнула я на вампира с оборотнем, как на расшалившихся щенков. — А девушку спросить не надо?

Барский с недовольным видом повернулся ко мне, отпустив вампира, к чести которого надо сказать, что он не рухнул, как мешок, а мягко приземлился на ноги.

— Мы тебя слушаем, — обманчиво мягким тоном сказал Барский, даже Ирина смотрела на меня с немым интересом и непонятной надеждой.

— Ну, Вацлав, — обратилась я к насупившемуся вампиру, краем глаза заметив, что Барский стиснул зубы и сжал кулаки, — я же была у тебя в гостях. — Что?! — завопил Барский. — Тихо! — шикнула я. — Но, как ты успел заметить, покинула твой дом. Валентин еще до этого предлагал мне свою помощь, и я решила согласиться. Ты уж извини, но что бы ты от меня не хотел, — ага, знаю я, чего хотят от меня вампиры, — боюсь, я должна отказать. И никакой "керидой" я быть не хочу.

— Но ты же не знаешь, что значит это сло…

— Вацлав уже уходит! — отрезал Барский, недвусмысленно глядя на вампира.

— Разговор еще не закончен! — многообещающе бросил мне, уходя, Вацлав.

— И когда ты успела с ним снюхаться? — мда, настроение у оборотня от посещения вампира не улучшилось.

— Ну, было дело, — развязно сказала я, сама не понимая своего странного поведения. — А что это за керида такая? — звучит, как ругательство.

— Избранница, — буркнул Барский, выходя из кухни.

— Какая еще избранница? — не поняла я.

— В спутницы жизни, — злобно бросила Ирина, выскакивая вслед за предметом своего вожделения.

Я? Избранница? Вампира?

Мир, определенно, сошел с ума!

Стоп! Я только что прогнала своего поклонника! А их и так мало! Жаалко!!!

Глава 15

— Мы будем действовать так, — поставила меня Ирина перед фактом. — Так как тренировки ничего не дали, будем учить тебя использовать свою силу, не теряя над ней контроль. Теперь подумай и скажи, что является стимулом к пробуждению силы?

— Злость? — неуверенно ответила я.

— Злость… — она ходила вокруг меня, рассматривая, как какое-то насекомое. — Значит, так. Я буду на тебя нападать, и это должно вызвать у тебя злость, но контролируемую.

— ОК, — ответила я, окидывая взглядом, собравшуюся вокруг толпу. Они меня что, вязать готовятся?

Ирина встала напротив меня, разминая руки, ноги. Покрутила головой. Я прямо залюбовалась! Как вдруг подпрыгнула — и на меня уже летит большой волк! Не такой огромный, как тот, которого я видела ночью в доме Барского, но зубы…

Все вокруг напряглись, очевидно, ожидая от меня общественно-опасных действий.

Ну, и дождались. Я развернулась и с криками "Мама!" рванула прочь.

Остановилась, когда тишину полигона разорвал дружный хохот.

Уверена, это было редкое зрелище — толпа хохочущих оборотней.

Испытывая нечто, сродни гордости, за то, что стала причиной несанкционированного взрыва веселья, я направилась обратно. Волк сидел на земле, свесив на бок язык и недоуменно глядя на меня большими умными глазами Ирины.

Густой серый мех переливался на солнце, притягивая взгляд. Если Ирина в человеческом образе была красива, то ее волк — прекрасен. Как завороженная, я протянула руку и дотронулась до серебристой мягкой роскоши. Ирина отшатнулась, испуганно глядя на мою руку. Неужели большой злой волк испугался своей жертвы?

— Если хочешь, можешь потрогать меня. Возражать не буду, — сквозь смех сказал подошедший Барский. Но в его глазах я разглядела что-то такое… Ревность?

— Ирина! — строго обратился он к волку. Тот взметнулся, мгновенно обратившись в девушку (как они одежду-то не теряют?). — Ты не справилась с поставленной задачей, — я думала, она заскулит, — я сам займусь этим.

Он обернулся к толпе.

— Вам что, заняться нечем?! — всех, как ветром сдуло. Ирина тоже куда-то смылась.

— Ну, что, начнем? — поднял он бровь, нарезая круги, как большая пантера.

Я поежилась

— Ну, начнем…

— Ах, как ты зажата, — плотоядно облизнулся Барский, скользя по мне гипнотизирующим взглядом. — Помнится, той ночью ты была более раскрепощена.

Я встрепенулась, настороженно глядя на него. К чему это он?

— Как ты меня обнимала! Мммм, целовала!

— Ублюдок! — это утробное рычание из моей ли груди?

— Знаешь, ты такая сладкая… там… — он хищно улыбнулся.

— Скотина! — я метнулась к нему, замахиваясь. Он ловко отскочил, не теряя зрительного контакта.

Я зарычала, кидаясь следом, не позволяя пелене злости полностью завладеть мною. Стыдно сказать, я боялась убить этого проходимца. Хотя покалечить не отказалась бы.

Поняв мое состояние, Барский больше не позволял себе скабрезных намеков. Так мы и кружили по полю, все больше распаляясь. Мне это надоело, и, подскочив к замешкавшемуся у края поля оборотню, я выхватила из его руки меч. Тому осталось лишь ошеломленно смотреть на пустое место. Барский повторил мой маневр.

И вот уже мы кинулись навстречу друг другу. Мечи зазвенели, вышибая голубоватые искры. У меня появлялось чувство полета, когда я взмывала в воздух и, извернувшись, наносила удар своему противнику. Барский хищно скалился, отводя удар, его глаза горели черным пламенем, мышцы бугрились под темно-синей футболкой. Если бы не горячка боя, залюбовалась! Я нападала снова и снова, двигаясь с нечеловеческой грацией и ловкостью, пользуясь не боевыми навыками (которых и быть не могло), а проснувшейся силой, бурлившей по венам и жаждущей выплеснуться.

Я не заметила, в какой момент наши действия стали носить откровенно чувственный характер. Вот он, отразив удар, проводит по моей груди рукой, прежде, чем отбросить меня назад. Вот я, поднырнув под направленным на меня мечом, проезжаю по земле на коленях, скользя рукой вниз по обтянутой черной кожей ноге.

Весь наш поединок наполнился чередой касаний-обниманий. И стал походить на необыкновенный эротический танец.

В какой-то момент я оказалась прижата спиной к его груди со стиснутыми крест-накрест руками.

— Довольно! — пророкотал над ухом его низкий голос.

— Да! — я была с ним согласна. Мы оба были на пределе и тяжело дышали. Но не от усталости.

— Все! Мы заслужили отдых, — отрезал он, откидывая в сторону свое и мое оружие.

Я без лишних разговоров потопала за ним в сторону лестницы.

Тут подскочила Ирина и схватила меня за руку.

— Слушай, я думала, ты его убить хочешь, — нервно захихикала она, непонятно, чему радуясь.

19
{"b":"156812","o":1}