ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А Кингсли не тронет её?

— Нет. Зачем ему твой человеческий ребёнок? Не беспокойся, я сразу же пошлю за твоей дочерью, как только мы приедем ко мне.

— О, ты не говорил, что собираешься отвезти меня к себе! — с энтузиазмом воскликнула Кэтрин, обрадовавшись. — Это прекрасно! Ты познакомишь меня с твоим сыном? Надеюсь, он не такой зануда, как Елена? Впрочем, я в любом случае буду рада увидеть его.

Она притихла, заметив, как морщится Роберт от её слов.

— Я что-то не то сказала? Прости! Я… Елена, наверное, хорошая девушка, просто я не успела узнать её получше.

— Кэтрин, не волнуйся. Эдриэн, полагаю, в отъезде, он собирался к другу. Так что тебе ничто не будет угрожать. Поживёшь у меня, пока я не подыщу тебе безопасное место.

Кэтрин не поняла ни слова, кроме того, что Роберт, всё же, собирается отвезти её к себе в гости. Ладно, решила она. Хорошего понемногу. Буду разбираться с проблемами по мере их возникновения. Пока что, поужинав, она чувствовала себя совсем неплохо. Конечно, она ужасно выглядит, и тело болезненно реагирует на резкие движения, но зато… самый желанный мужчина на земле сидит рядом с ней. И он явно небезразличен к ней. Если бы она не была такой разбитой… Нет, пожалуй, эти мысли не стоит даже допускать, а то как потом она будет спать? И всё же… Дыхание её участилось, и она теребила в руках плед, которым были прикрыты её ноги, пытаясь отвлечь себя от навязчивых фантазий.

Дегри, кажется, заметил то, что с ней происходило. Он встал и, упорно глядя в сторону, сказал:

— Кэтрин, тебе надо отдохнуть. Завтра придётся рано встать, корабль отходит в восемь часов утра, а я заметил, что ты не любишь просыпаться так рано. Так что…

— Тебе не обязательно уходить, — еле слышно прошептала Кэтрин, мучительно краснея и поражаясь собственной смелости.

Он вдруг невесело рассмеялся, окончательно вогнав её в краску.

— Ты, значит, так ничего и не поняла… Хорошо, поясню попроще. Ты хочешь снова потерять сознание?

— Ну, может, этого и не случится, — осмелилась возразить она.

— Ну да, — с мрачной иронией хмыкнул Дегри. — До завтра, Кэтрин. Я буду в соседней комнате, если вдруг что-то понадобится.

Он вышел, плотно притворив за собой дверь. Оставшись в одиночестве, Кэтрин погасила свечи и легла, уставившись в потолок, на котором мерцали блики от фонарей на улице. Сна не было ни в одном глазу. И зачем ему понадобилось говорить, что он будет так близко от неё?! Эта мысль не давала ей покоя, и Кэтрин вертелась, морщась от боли, борясь с мучительным желанием встать и пойти к нему. Интересно, а он спит? Или тоже, как и она, вертится в постели? Господи, зачем она только представила себе это?!

Вскочив, Кэтрин подошла к столу, на котором стоял графин с водой, налила полный стакан и залпом выпила. Этого оказалось недостаточно, и, набрав воду в ладонь, она умылась, надеясь, что это освежит её и поможет справиться с собой. Затем она вспомнила про компресс, и намочила его, твёрдо решив лечь и постараться заснуть.

2

Утром следующего дня её разбудили в несусветную рань — около семи утра. За окном было ещё темно, лишь кусочек неба был окрашен в нежный серо-розовый цвет там, где скоро должно было показаться солнце.

— Мадам, мадам, — повторяла служанка, тряся её за плечо. — Вам пора вставать.

Кэтрин с трудом разлепила глаза и непонимающе уставилась на незнакомую девушку, пытаясь вспомнить, как очутилась здесь и что от неё хотят.

— Мистер Дегри велел передать Вам, что корабль отправляется через час, так что Вам нужно поторопиться.

Роберт, — имя вспыхнуло в голове у Кэтрин, мгновенно расставив всё по своим местам. Да, он же говорил, что они уезжают из Англии к нему, во Францию. Нор-Па-де-Кале, вроде бы, а вот название города она не могла припомнить.

С недовольным стоном она встала, тело протестовало и всё ещё болело после вчерашнего дня. Кое-как умыв лицо, Кэтрин попросила служанку помочь ей ополоснуться, и та поспешно убежала на кухню за горячей водой.

Кэтрин избивалась от платья, с отвращением подумав, что придётся снова влезть в него. Вчера утром, напуганная причитаниями миссис Фрай — кстати, она ведь так и не узнала, нашли ли Энджелу — она надела первое, что попалось под руку. Не самое удачное платье из её гардероба, теперь к тому же испачканное грязью и кровью. Хорошо, что оно тёмного цвета, и пятна не бросаются в глаза. Рукав порван, манжеты — траурного серого оттенка. Фу!

Служанка принесла ведро с водой, но, бросив на неё взгляд, замерла на месте.

— Святый Боже, мадам, кто же Вас так?! — не сдержала она возглас удивления.

Кэтрин, не понимая, посмотрела на неё, а затем перевела взгляд на себя.

— Ох, — только и сказала она.

Ну, рука у неё болела и была темно-синего цвета ещё вчера. Но теперь она обнаружила ещё отпечатки ладоней на рёбрах, и лиловый подтёк на ноге у бедра. Ну, и распухшая лодыжка, на которую она так неудачно упала… Вот это картина! Зрелище не для слабонервных. Ах, да, не забудем ещё про синяк на всю щёку.

— Да… — пробормотала Кэтрин сама себе. — То-то у меня всё болит.

— Немудрено, — подтвердила служанка.

Стараясь не смотреть на синяки, девушка помогла Кэтрин ополоснуться и снова одеться. Затем Кэтрин велела причесать волосы, хоть немного привести в порядок растрепавшиеся кудри, как всегда закрутившиеся от влажности тугими мелкими колечками. В зеркало смотреть совсем не хотелось.

— Мистер Дегри велел принести Вам завтрак, мадам, — сообщила ей служанка.

— Да, спасибо. Принесите чаю и что-нибудь лёгкое, я не очень голодна.

— Слушаюсь.

Кэтрин быстро проглотила чашку чая и съела сэндвич с курицей, без особого аппетита — она слишком плотно поужинала. Но ей предстоит долгая поездка, и не стоит отправляться в путь на пустой желудок. Кстати о желудке… Она ведь никогда не плавала на корабле. Может, зря она поела. Ладно, скоро всё станет ясно.

Кэтрин медлила у двери, вертя в руках несессер. Она понимала, что выглядит устрашающе в потрёпанном платье, с распухшей щекой, и боялась, что Роберт, взглянув на неё при свете дня, будет неприятно поражён. Вчера он, возможно, был слишком взволнован, и потому не придавал значения её ужасающему виду, но сегодня уже новый день…

В дверь постучали.

— Кэтрин, нам пора, — услышала она голос Дегри.

Стиснув в руках несчастный несессер, глубоко вдохнув, Кэтрин открыла дверь и вышла. Она опустила голову, чтобы локоны упали на лицо, закрывая его хотя бы на первые секунды.

Дегри встретил её молча, и, простояв в тишине с полминуты, Кэтрин робко подняла глаза, опасаясь увидеть на его лице ужас и скрытое — он ведь джентльмен — отвращение. Тёмно-синие глаза смотрела на неё в упор, и от этого взгляда сердце забилось так, что она ощущала его где-то у горла.

— Доброе утро, — кое-как выжала она из себя заготовленное приветствие.

Он молча протянул ей что-то. Машинально она взяла это, заметив, что он быстро отдёрнул руку, чтобы — не дай Бог! — не прикоснуться к ней. Снова опустив глаза, Кэтрин обнаружила, что он дал ей тёплую пелерину, отделанную по краям мехом, и вуаль. Чувство благодарности затопило её, даже слёзы навернулись. Она оделась и с облегчением скрыла лицо под густой вуалью. По крайней мере, она никого не будет пугать.

— Нам пора, — тихо проговорил он, и у Кэтрин по телу прошла дрожь от звука его голоса.

Теперь она могла безбоязненно смотреть на него, не опасаясь, что вызовет отвращение своим видом, и воспользовалась этим преимуществом. Дегри, чуть отойдя в сторону, пропускал её вперёд, чтобы она спустилась по лестнице со второго этажа гостиницы. Кэтрин послушно пошла, то и дело искоса поглядывая на него.

Видимо, он уже расплатился, потому что они не задержались ни на секунду. У дверей их ждал кеб. Кэтрин села внутрь, а Дегри устроился рядом с кэбменом. Он очень старался избегать даже намёка на контакт с ней, и это печалило Кэтрин.

19
{"b":"156815","o":1}