ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Крики перешли в нечленораздельный вой — так воет в агонии смертельно раненое животное. Даже и не будь у неё оружия, Кэтрин не смогла бы оставаться безучастной. Это было выше её сил. Внизу молило о помощи живое существо, и голос был женский, скорее даже девичий.

Ноги дрожали, но рука сжимала пистолет, и Кэтрин пошла по лестнице вниз. Ей было непередаваемо страшно. И более всего она боялась, что увидит Роберта.

Второй этаж — крики прекратились, но через пару секунд раздались снова — теперь уже другой голос, тоже женский, звучал глуше, но не менее ужасно.

Кэтрин остановилась у спуска на первый этаж и посмотрела на пистолет. Стоит ли идти? Она махнула головой, отгоняя эту мысль. Она должна знать.

Первое, что она увидела, ступив на лестницу, ведущую вниз, было тело женщины. Оно лежало на нижних ступеньках в неестественной позе. Голова незнакомки была повёрнута к ней, и Кэтрин тут же поняла, что женщина мертва. Изо рта сочился тонкий ручеек крови, вливаясь в красную лужу, в которой лежало тело. Одежда убитой — а, скорее, растерзанной — была разорвана, и Кэтрин почувствовала, что её сейчас вырвет. Она увидела кости, выпирающие кроваво-белым из сломанного тела.

Но это было ещё не всё. Что-то двигалось внизу, у входа. Кэтрин перевела остекленевший от ужаса взгляд туда, и заорала. Прекрасное мраморно-белое тело совершало вполне понятные движения, ритмично колеблясь, над распластанным телом совсем юной девушки. Кэтрин видела, что та лежит в крови — её собственной крови, но была пока жива. И это не её вопли Кэтрин слышала с третьего этажа. Во всяком случае, сейчас жертва молчала, только хрипы и тихие стоны срывались с её окрашенных багровым губ.

Существо, терзавшее девушку, услышало вопль Кэтрин и отвлеклось. Оно подняло голову и уставилось на замершую в ужасе Кэтрин взором, в котором не было ничего человеческого. Длинные тёмные волосы, пропитанные красным, прилипли к белоснежной коже лба, глаза горели звериным блеском. Одним грациозным движением, заставившим Кэтрин застыть на месте, существо вскочило на ноги и направилось к ней. Голодный блеск алчного взгляда тёмно-синих глаз буквально пригвождал Кэтрин к месту. В этом было что-то от гипноза. Это было ужасно, и это было нереально красиво. Кэтрин видела Роберта, только гораздо, гораздо моложе — ему можно было дать лет шестнадцать-семнадцать. Он приближался к ней бесшумной плавной походкой, грудная клетка поднималась и опадала, завораживая, испачканные красным руки тянулись к ней.

— Нет, Эдриэн, — удалось ей выдавить из себя мольбу. — Пожалуйста, не надо.

Внезапно Кэтрин вздрогнула от очередного крика. Машинально она отметила, что он донёсся из гостиной. Значит, там ещё кто-то есть. Впрочем, ей-то до этого никакого дела нет. На неё надвигался Эдриэн. Остановившись на мгновенье посередине лестницы, он глубоко втянул в себя воздух. Его глаза вспыхнули и засверкали.

— Фертида, — прошептал он мечтательно.

— Нет, — собрав волю в кулак, крикнула Кэтрин.

Дальше всё происходило слишком быстро, чтобы мозг успевал соображать. Она увидела, как Эдриэн собрался, готовый преодолеть последние несколько ступеней, что разделяли их, одним большим прыжком. Рука Кэтрин, державшая пистолет, взметнулась вверх. Она и не помнила, как нажала на курок. Раздался громкий — ужасающе громкий — грохот от выстрела. Рука Кэтрин дёрнулась от отдачи, причиняя ей страшную боль. Пистолет вылетел и упал вниз по ступеням. Эдриэн застыл и непонимающим взглядом уставился на красное пятно, расползавшееся по его груди. Он перевёл на Кэтрин взгляд, полный недоумения, и бесшумно осел вниз, слетев по лестнице.

— Эдриэн, — прошептала Кэтрин неслышно, одними губами, ещё не в силах осознать, что она натворила.

Автоматически она повернулась на звук. Из гостиной вышел молодой человек — наверное, немногим старше Эдриэна, в котором Кэтрин тут же признала ещё одного из этих ужасных созданий. Он бросил взгляд на тело Эдриэна, упавшее к подножию лестницы, и, зарычав, бросился на неё.

Кэтрин громко закричала, понимая, что ей настал конец. Пистолет был далеко внизу, она была абсолютно беззащитна. Упав на пол, она закрыла голову руками, понимая, что это бесполезно.

Она приготовилась почувствовать удар, услышать, как хрустнут её кости, но вместо этого услышала громкое рычание и звук, будто на лестницу обрушилась скала. Дрожа всем телом, она открыла глаза. У подножия боролись два жутких создания, одно из которых было одето, и в котором в следующий миг она узнала Роберта. Борьба была почти беззвучной, яростной, и заняла не больше минуты. Роберт вскочил и со всей силы ударил ногой по еле шевелящемуся телу поверженного врага. Что-то отвратительно хрустнуло, и юноша застыл в неподвижности.

Роберт обернулся к ней, и Кэтрин почувствовала, что дрожит мелкой дрожью. Она никогда не видела ничего более прекрасного. И более устрашающего. Его лицо исказилось, хриплое дыхание вырывалось из груди, словно работал мощный насос. Он сделал шаг к ней, и на что-то наткнулся. Переступив, он пошёл дальше, но вдруг повернулся назад и застыл. У его ног лежало тело его сына.

Кэтрин пыталась встать, но ватные ноги не слушались, и дрожащие руки были бесполезны. Разум давал ей ясную команду — бежать. Но этого она как раз делать не собиралась. Нет, если он захочет убить её — значит, так тому и быть. Она беззвучно открывала губы, пытаясь произнести его имя, но он не слышал её.

Последнее, что она помнила, было лицо Роберта — оскал, громкий рёв, вырвавшийся у него. Он был около неё уже через полсекунды, и Кэтрин даже не пыталась сопротивляться. Она упала на пол, чувствуя, как огромная тяжесть придавливает её вниз. Запах его крови обрушился на неё — она не ощутила боли, только поняла, что он придавил её к полу. Её губы раскрылись в последней попытке прошептать его имя.

3

Что за странный звук? Тик, тик, тик… Это что? Тик… Где она? Тик…

Кэтрин несколько раз моргнула и открыла глаза. Какой резкий свет! Тик… Что с ней?

Она глубоко вдохнула и непроизвольно охнула, застыв, в ужасе. Как больно!

— Где я? — прошептала она одними губами. Ещё один вздох — боль.

Лицо, смутно знакомое, склонилось к ней. Слова очень ласковые и успокаивающие.

— Кэтрин, всё хорошо. Ты жива, и скоро всё будет в порядке. Не бойся.

Оливия… Кэтрин припомнила её имя. Хмурясь и опасаясь двигаться, она посмотрела по сторонам, пытаясь понять, где находится. Какая-то комната с роскошной обстановкой, рядом с кроватью — столик, на котором разложены бинты и склянки с медикаментами, издающими резкий запах, как в госпитале. Ах, вот что издаёт этот странный тикающий звук — часы. Большие напольные часы у стены напротив.

— Где Роберт? — слова сорвались сами собой, она даже не сразу сообразила, что произнесла их вслух. Снова боль в груди. Она почувствовала, как кровь отливает от лица.

— Здесь, но я его к тебе не пущу, — строгий голос Оливии. — Кэтрин, прости, но я должна снова ввести тебе опий.

— Нет…

Она слабо дёрнулась, снова пронзительная боль, и туман… Небытие.

Туман рассеивался постепенно. Звуки, сначала приглушённые, потом всё громче. Свет, проникающий через приоткрывшиеся веки. Сознание возвращалось к ней.

— Кэтрин, лежи, не шевелись, — голос Оливии.

— Я…

— Не говори ничего. У тебя сломаны рёбра, так что экономь воздух.

Несколько минут Кэтрин лежала молча и не двигаясь, пытаясь осознать слова Оливии. Почему она оказалась здесь? Что-то случилось? Но что? Кэтрин не могла вспомнить, мысли тотчас же заволакивал туман.

— Кэтрин, если будет очень больно, скажи. Я не хочу превращать тебя в наркоманку, но всё же лучше наркотик, чем терпеть боль.

Кэтрин чуть кивнула головой.

— Позови его, пожалуйста, — наконец прошептала Кэтрин.

— Не время.

— Я должна его видеть.

Оливия склонилась к самому её лицу. Лицо прекрасной женщины хмуро и напряжённо.

41
{"b":"156815","o":1}