ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 16

По его телу стекала вода, и эльфёнока передёрнуло, когда я увлёк его в спальню, где окно, по всем законам подлости, было распахнуто настежь, но Вильям не позволил мне отвлечься, ещё теснее прижимаясь ко мне так, что я потерял равновесие и чуть не раздавил его, падая сверху. По счастливой случайности кровать была мягкой и максимум, что почувствовал эльфёнок - приятное давление чужого тела, отчего он и выгнулся дугой, обхватывая мои бёдра ногами.   - Тише... - попросил я, боясь, что он порежется о жёсткий пояс или, что ещё хуже - кинжал, который был в ножнах, прикрепленных к этому поясу.   Вильям неодобрительно замычал, когда я осторожно отстранился.   - Ты куда?   - Я здесь, всё хорошо, - я легонько прикусил кончик его носа. - Мне тоже нужно снять одежду.   - Я сам!   Вильям приподнялся и зашарил по моей одежде в поисках замков или пуговиц. Я ему не мешал. Его неровное дыхание, чуть подрагивающие руки, неловкие чертыханья, когда что-то не получалось, - всё это так явно выдавало желание скорее почувствовать моё тело и вызывало чистейшее умиление и нежность. Наконец он справился с рубашкой. Тонкие пальчики проскользнули под шелковую ткань, и эльфёнок задрожал, чувствуя под своими ладонями рельефы мышц. Пальчики пробежали по груди, задели уже твёрдые от возбуждения соски, вздрогнули, немного погладили. От этой совсем невинной ласки я сам задрожал. Ненужная рубашка с тихим шелестом опустилась на пол, а губы Вильяма уже обследовали мою шею. Это было странно. Как будто он не хотел, чтобы я ласкал его. Он сам ласкал меня так, будто это я собираюсь быть снизу. Какими бы нежными не были его ласки, я перехватил эльфёнка за подбородок и, запечатлив на его губах чуть грубоватый поцелуй, настойчиво потянул его руки к своим брюкам.   - Ох... - чуть слышно выдохнул он, с удивлением, страхом и предвкушением.   Малыш чуть погладил меня через брюки, но расстегнуть или сжать не решался. И я сам сжал его рукой свою возбуждённую плоть, ловя губами чуть испуганный вздох.   - Он... большой, - совсем смущённо прошептал Вильям. Наверное, сейчас он пытается понять, как ТАКОЕ может оказаться ТАМ.   - Всё хорошо, малыш, не бойся.   С немалым удивлением я понял, у него это впервые. Тогда откуда столько смелости поначалу? То, как он целовал меня, раздевал, как выгибался... Это дало мне повод думать, что я буду не первым мужчиной у него. И всё же, я ошибся. И от этого стало ещё теплее где-то в груди.   - Ложись... - тихо приказал я, опрокидывая эльфёнка на подушки. Тот послушно замер, но когда мой язык прошёлся по его животу, а ноги эльфёнка были заброшены мне на плечи, он нервно заелозил.   - Что ты делаешь?   Я не удостоил его ответом на словах. Вместо этого мой язык ласково лизнул, а затем и вовсе нырнул ему в пупок, начиная круговые движения.   - А-ах!   О подобной реакции я и не думал: малыш выгнулся дугой, то ли пытаясь увернуться от наглой ласки, то ли наоборот, подставляясь под неё, я чуть удержал его на месте. Пытка продолжилась. Он тихо всхлипнул, когда мой язык спустился ниже, вылизывая низ живота и не касаясь возбуждённого члена.   - Ммм... - руки эльфёнка запутались в моих волосах, судорожно пытаясь стянуть с них ленту. Ему это удалось. Он сжал мои волосы почти у самых корней, неосознанно подталкивая мою голову вниз.   Я тихо рассмеялся, отрываясь от занимательного дела. Я бы, наверное, всё отдал, лишь бы увидеть сейчас его лицо. Судя по температуре кожи, его щёки розовые. Губы, скорее всего, припухшие от поцелуев, влажные и приоткрытые в беззвучном стоне неосознанного нетерпения и наслаждения.   - Чего ты хочешь, малыш?   На секунду мальчик замер, даже затаил дыхание. Ну да, нашёл что и у кого спрашивать. Но услышать всё равно хотелось.   - Я... Не знаю.   - Знаешь, - безжалостно возразил я, сжимая его бёдра так, чтобы и больно не было, но довольно чувствительно. Язык протанцевал в опасной близости с возбуждённым органом юноши.   - Ммм... Зачем ты спрашиваешь?   Судя по невнятности вопроса, я понял, что малыш закусил губу.   - Просто так, - честно ответил я.   Эльфёнок зашипел то ли от злости, то ли от того, что я лизнул влажную головку его члена, чуть подул на неё и отстранился.   - Твою мать, Дарес! Ты не умрёшь своей смертью! Ты уже на грани того, чтобы быть следующим в моей очереди на месть после Бальтазара! Ах!   - Ммм, серьёзное заявление, - буркнул я. Не хотелось думать об этом рогатом ублюдке в постели.   Вместо ответа последовало нечленораздельное мычание, что дало мне повод подумать о том, что с ребёнка хватит.   - Дарес! - мальчик выкрикнул моё имя, выгибаясь, как дикий кот, когда мои губы сомкнулись вокруг его члена, принимая до самого основания. - Ах... Это так...   Он что-то стонал, хватаясь руками то за мои волосы, то за плечи, не зная, куда себя деть от новых ощущений. А я не собирался его жалеть. Выпустил его член, дразнящее лизнул горячую головку. Прошёл языком по всей длине и опять взял его в рот, не прекращая круговых движений языком.   - Дарес, хватит! Я сейчас...   Но я прекрасно знал, что он 'сейчас'. Занятый острыми ощущениями, мальчик и не заметит, как я одной рукой развёл его бёдра. Но прикосновение к тугому девственному колечку не прошло незамеченным.   - Что ты делаешь? - почти шёпотом нервно спросил он.   Но все вопросы отпали, когда свободной рукой я стал нежно поглаживать напряжённые яички. Его горячее дыхание обжигало. Стоны грозили моим штанам порваться к чертям, так мне хотелось взять его прямо сейчас. Но так же сильно хотелось довести его до первого в жизни оргазма. Я чуть надавил на тугое отверстие, не собираясь проникать внутрь. Пока. Но даже это вызвало у эльфа бурю эмоций и он, не выдержав моей пытки, излился мне в рот с громким сладким стоном, переходящим в слабые всхлипы. Я бережно слизал с его члена последние капли вязкой сладковатой жидкости, после чего подтянулся вверх, целуя нежные губы, которые сами нашли меня.   - Ты в порядке, малыш? - заботливо спросил я, стирая с его щёк непрошенные влажные капельки.   Сейчас он казался таким хрупким, таким беззащитным. Не сломается ли он, когда в полной мере осознает, что я, демон, теперь знаю его таким. Знаю, как он стонет, знаю, как он всхлипывает, прижимается ко мне.   - Я... Мне очень хорошо. Правда, просто, это так ново, что я...   - Дал волю эмоциям. Молодец, малыш.   - А ты?   - Что? - не сразу понял я. Но все мои опасения оправдались, когда рука Вильяма нерешительно легла на ширинку моих брюк. - Ах, это? Это не важно.   - Как? Ты же, наверное, тоже хочешь... Ну...   - Вил, сейчас ты не в той форме, чтобы дать мне то, чего я хочу. Боюсь, второго оргазма за один день ты не переживёшь, - я нежно усмехнулся, поглаживая эльфёнка по всё ещё влажным волосам. - Не беспокойся.   - Это ещё почему?   Малыш казался возмущённым. Я даже удивился.   - Вил, а ты сам понимаешь, что предлагаешь? Хочешь ли ты заняться со мной любовью сейчас? Готов к этому?   Вот это и нужно - прямой вопрос. Эльфёнок замялся, а я ждал ответа.   - Нет... Не знаю... Наверное...   - Всё ясно, - я беззлобно рассмеялся, ласково целуя эльфёнка в кончик носа и укрывая его одеялом. - Не сегодня, малыш. Да и возбуждение уже почти спало. Тебе не помешает сейчас поспать.   - А ты?   Вильям испуганно вцепился в моё плечё. Я тяжело вздохнул.   - Побуду с тобой, пока не уснёшь, а потом пойду, займусь делами.   - М... - почему-то в голосе эльфёнка мне послышалась какая-то упадническая нота. Он был разочарован в чём-то, но я никак не мог понять, в чём. - Побудь со мной, пока я не усну.   - Я же пообещал. Побуду.      Нежный сиреневый полог. Серебряной нитью на нём вились замысловатые узоры... То вправо завитушка... То влево... Даже какие-то цветы... На ирисы похожи... Наверное, это и есть ирисы... И бабочки... Много-много бабочек...   С опустошающим безразличием я рассматривал эту мерзость вот уже час. Бальтазар спал, устроив голову на моей груди, а вставать и будить его, не было никакого желания. Я отрешённо перебирал рукой его волосы. Наматывал на палец, пропускал гладкие пряди между пальцев, понимая, как бы хотелось отрезать ему голову и скормить диким животным. Насколько я уже понял, шансов выбраться отсюда мало. Скажу больше, вероятность того, что я окажусь на свободе, приравнивается к нулю. Охрана всюду. И этот ошейник... Теперь я вынужден таскаться за демоном как цепной пёс. Но, видимо я это заслужил, раз уж мой отец лично продал меня. Чёрт. Нет, я найду способ сбежать. И я убью эту тварь, перед тем как уйти.   - Сколько ненависти на лице, - вполне трезво констатировал старший демон.   Я опустил глаза. Бальтазар пристально смотрел на меня, и на его губах играла привычная почт добрая усмешка.   - Ты же не ожидал, что я буду клясться тебе в вечной любви? - спокойно спросил я, следя за тем, как старший демон потягивается и коротко целует меня в плечё.   - Нет, ну что ты. Мне вполне хватает того, что ты подставляешь мне свою задницу. Весьма качественно, должен признать, - любезностью на любезность ответил мой будущий муж.   Я усмехнулся.   - Именно поэтому ты никогда не заставишь своего любовника стонать по-настоящему.   - А ты не любовник, ты подстилка, - просто ответил демон, подавляя зевок. Меня передёрнуло, но я удержался от ответной реплики. - Да и, кстати говоря, я бы не отказался от утреннего траха.   - Пожалуйста, - сухо ответил я, скидывая с себя одеяло, переворачиваясь на живот и раздвигая ноги. - Трахай сколько влезет.   Мне послышалось, или Бальтазар действительно стал дышать как-то более тяжело?   Одним грубым толчком он вошёл в меня, насаживая на свой член без смазки или подготовки по самое основание. Я сжал зубы от боли, но ничего не сказал. Я разозлил его. И грубый трах - самое лёгкое, чем я могу отделаться. Он сильно сжал руками мои бёдра и входил так грубо и болезненно, что вскоре по моим бёдрам заструилось что-то горячее. В воздухе запахло металлом.   - Нравится, сучка? - выдохнул демон мне в ухо, прикусывая его до крови. Я только сильнее стиснул зубы. - Тварь... - зашипел Бальтазар. А ведь я и вправду не знал, что его так легко вывести из себя. - Когда я спрашиваю, нужно отвечать! - он резко вышел из меня, а потом вошёл опять на всю длину. Вот теперь было по-настоящему непереносимо больно. И я опять смолчал, до крови кусая губы. Сука... Тварь... Я буду убивать тебя так медленно и мучительно, что ты сам будешь умолять о смерти!   Резким движением старший демон перевернул меня на спину, закидывая мои ноги себе на плечи, давая себе возможность входить ещё глубже. Что-то внутри у меня сильно кололо и, казалось, рвалось на части.   - Всё ещё молчишь?   Я осмелился поднять лицо на демона и чуть не ахнул от страха. В его глазах был маниакальный огонь. Свою губу он тоже почему-то прикусил. Я отвернулся, стараясь абстрагироваться от боли. Тем более, что сознание уже потихоньку уплывало. Боль притуплялась... Хлёсткая пощёчина только чуть отсрочила обморок. И тут я заметил в руке демона тонкий серебряный кинжал. Такой кинжал, какой был у...   - Ах, узнал! - демон злобно рассмеялся. - Именно я подарил твоему ненаглядному дохлому любовнику эти кинжалы. Один потерялся, а этот - вернулся обратно ко мне.   С этими словами он заломил мне руки за голову так, чтобы мои кисти были на уровне спинки кровати.   - Может твоя любовь поддержит тебя в это тяжёлое время?   Я сдержал дикий крик, когда холодное лезвие прошло сквозь мои ладони, прибивая их к отполированному дереву за головой. Кровь тонкой струйкой потекла по спинке кровати, стекла мне в волосы, на белые наволочки и шелковые простыни. От резких толчков Бальтазара внутри себя, я невольно дёргался, и каждый толчок отдавался дикой болью. Но демон и не собирался заканчивать. Он был совсем безумным. С силой вгрызался клыками в моё плечо, шею. Царапал когтями так, что на бёдрах уже были глубокие кровавые борозды. Когда же это, наконец, закончится? И когда острые клыки прихватили мою нижнюю губу, и по лицу стала стекать кровь, я не выдержал. Это был даже не крик, шипение, полустон боли, но этого хватило демону, чтобы сжать меня сильнее и кончить с громким стоном, всё ещё продолжая слабые движения внутри меня.   - По моему приказу на твоего отца было наложено заклинание, и он перерезал всю свою семью. А ты прирезал его. По моему желанию сдох твой Скарт. И теперь ты стонешь по моему желанию. Твоя жизнь, - он взял моё лицо за подбородок, с силой сжимая пальцы и тяжело дыша, - принадлежит мне.   - Сука... - только и смог выдохнуть я, понимая, что я натворил... Убил отца, усомнился в нём... Отрёкся от рода Келиотов. И тут сознание, наконец, уплыло, забирая куда-то всю боль и так и не пролитые слёзы.         Бальтазара я нашёл в его комнатах.   - Ах, Дарес! Решил почтить меня своим присутствием?   Как я понял по звукам, в кокой-то из комнат Барона мрака орудовала прислуга. Но даже здесь, в гостиной, я чувствовал металлический запах крови, так знакомый любому войну.   - Ты сам просил докладывать тебе о всех успехах Вильяма, - сухо ответил я, привычно садясь в кресло.   - А они есть? - тон демона был буднично-удивлённым.   - Есть.   - Ну, я рад.   В его искренность можно было бы поверить, если бы это был не Бальтазар.   - И раз уж ты тут, у меня к тебе дело. Да и, вина хочешь?   - Нет.   - А я вот хочу. Найт! Иди сюда и налей мне вина.   Значит, он всё-таки привёз мальчишку. Младший демон ступал тихо, но как-то странно. Как будто он прихрамывал. От него исходил сильный запах лекарственных мазей, бинтов и спирта. Меня чуть не передёрнуло от неприятной смеси. Но когда он взял в руки кувшин с вином, мне захотелось убить Бальтазара прямо здесь и сейчас. Руки мальчишки тряслись так, что вино в кувшине ходило ходуном, бокал дрожал и он, судя по всему, боялся пролить напиток. Но пара капель все-таки пролилось. На одежды Бальтазара.   - Ну вот, - досадливо вздохнул Барон. - Какая никчёмная проститутка. Слижи капли с мантии.   Это было ни что иное, как показательное выступление. Бальтазар провоцировал меня. Огромных трудов мне стоило сохранять внешнее спокойствие, когда я услышал шорох ковра, означающий то, что мальчик приводит приказ в исполнение.   - О чём ты хотел поговорить? - холодно напомнил я.   - Ах да. Я тут подумал, мои земли хоть и велики, но расширяться всё равно нужно. Возьми небольшой отряд и сожги поместье Келиотов. Там всё равно уже никто не живёт. А потом пришли рабочих, пусть снесут руины и вывезут их куда-нибудь.    Мальчик даже не дёрнулся. Я мысленно похвалил его за выдержку.   - Да и ещё, - я чуть не поморщился от досады, но Барону явно не было жаль мальчишку. - Зрение к Вильяму Грею так и не вернулось.   - Нет.   - М... Досадно. Видишь, Найт, как это не хорошо - заводить друзей, когда ты - ходячая катастрофа.   На этот раз я почувствовал, как на мгновение юный Келиот даже перестал дышать. Видимо, Вильям был ему дорог. Действительно дорог. Но сам Вильям ничего про Найта не говорил. Не удивительно. Пусть юный демон и не виноват в случившемся с Вильямом, но всё произошло не без его участия. А сейчас этого для эльфёнка вполне достаточно.   - Я выполню твой приказ, - но это будет последним, Бальтазар. Обещаю.   Я поспешил уйти, не желая больше быть свидетелем этой животной сцены. Страдания бедного юноши я чувствовал почти физически. Он прошёл через потери, боль, а теперь его заставляют пройти и через унижения. Брак с Бальтазаром сольёт их силы в одно тело. Тело старшего, соответственно. И мальчик, став ненужным, будет убит. Вот и всё его будущее. А точнее, его отсутствие. Я не должен говорить Вильяму о том, что юный Лорд Келиот тут. В замке Бальтазара.         Уже смеркалось. Я лежал в своей постели, глядя на жёлтый диск Луны, и думал только об одном. Завтра начнётся новая учебная четверть. Приедут все ученики. Нужно будет опять вести уроки, а Найта не будет. И Вильяма Грея тоже. Я даже не знаю, где их искать. Отправиться самому - невозможно. Я не смогу оставить академию. Но я не могу бросить любимого! У меня нет особого выбора... Найт и Вильям - всего лишь две судьбы против многих тысяч. Если я брошу академию, мои студенты будут в опасности... И хоть я и обещал... Я не смогу тебя искать, Найт. Я должен просто забыть тебя...   Дверь моей спальни слетела с петель, с диким грохотом падая на пол. Я подскочил, хватаясь за посох.   - Вольф Равен, вы арестованы за сокрытие похищения двух студентов.

16
{"b":"156816","o":1}