ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 17

Уже неделя прошла с того момента, как я изнасиловал Найта. Струна, натянувшаяся во мне с тех пор, как я увидел его, наконец, лопнула, и я насиловал его каждый день. Избивал, унижал прилюдно, и мне всё было мало. Было мало его болезненных стонов. Было мало того, как дрожит его спина по ночам, было мало того, как он кусает губы, пытаясь сдержать слёзы и крики. Было мало... Мало. Мало, чёрт возьми! Понимая это, я мучил его всё больше и больше. Его раны уже не затягивались. Он был бледен, как сама смерть, но терпел! И это злило сильнее всего. Всё, чего я хочу - сломать его. Слушать его мольбы о милосердии, видеть его слёзы, видеть, как он признаёт за мной право на свою жизнь! Тогда бы я прекратил, я уверен. Но Найт вёл себя не более чем бездушная марионетка! Конечно, на кой чёрт мне сдались его эмоции! Я не знаю. Но я хотел их видеть. А он не хотел показывать. И я злился. Злился всё сильнее, на себя, на него. Приняв правила его игры, я стал наряжать его то в одежду прислуги, то в самые простые женские платья, дабы подчеркнуть его роль. Он не реагировал. Послушно одевал. Поняв это, я вообще перестал давать ему одежду и заставлял ходить по моим комнатам голым. И это он оставил без внимания. Его глаза перестали быть осмысленными. Порой, когда я обращался к нему, он не понимал, что я говорю. Я даже стал полагать, что мальчишка сходит с ума. Возможно, на это повлияло твёрдое осознание - Равен не придёт за ним. Не спасёт. И юный демон смирился с этим.   - Найт! - позвал я, не отвлекаясь от очередного бокала виски. Пошла уже вторая бутылка.   В спальне послышался шорох. Прошло всего два часта с тех пор, как я опять жестоко поимел его, и Найт, видимо, пытался поспать. Но не судьба. Я окинул его уставшим взглядом, когда демон показался в гостиной. Я запретил ему бинтовать раны. На его чёрных, как ночь, волосах были бурые пятна. Я опять прибивал его руки к изголовью кровати. С ладоней по-прежнему тонкими струйками стекала кровь. Я поморщился, когда алые капли стали заливать мой белый ковёр. Он был без одежды, как я и приказал. Всё тело было в синяках, ссадинах и порезах. Он не смотрел на меня. Его зрачки заполняли всю радужку, а взгляд был отстранённым.   - Что угодно моему Лорду?   Если честно, сам не знаю.   - Не надоело?   Найт молчал. Я злобно скрипнул зубами.   - Я вопрос задал.   - Я не понимаю вас, мой Лорд.   - Не понимаешь?   Я презрительно фыркнул. Придушить бы его за такую грубость.   - Не надоело быть подстилкой?   - Я делаю всё, как угодно моему Лорду. Если мой Лорд прикажет, я сделаю, как он захочет.   - Да пошёл ты!   Бокал с янтарной жидкостью полетел в юного демона, но тот даже не отшатнулся. Только на мгновение его лицо исказила болезненная гримаса, когда спиртное залило свежие рубцы на его теле. Я подскочил, хватая его за плечи, борясь с желанием избить его в очередной раз.   - Неужели тебе нравится?   И тут демон поднял на меня абсолютно трезвые, но мертвенно-спокойные глаза.   - А тебе?   Эта реакция меня удивила. Хоть какое-то проявление эмоций.   - Ты можешь всё это прекратить. Всё что нужно - признай за мной власть над твоей жизнью.   - Я сделаю всё, как скажет мой Лорд, - уже привычным тоном ответил Найт и его взгляд опять рассредоточился.   - Ты сам подталкиваешь меня к грубости! - я схватил мальчишку за горло, сильно сдавливая, пока не услышал хрипы. - Просто признай, что моя воля - решающая. Ты принадлежишь мне. Душой и телом!   - Я принадлежу вам, мой Лорд.   - ДУШОЙ, МАЛЬЧИШКА!   - Я не могу отдать то, чего у меня нет.   Я расцепил пальцы, пятясь назад. Если это продолжится, я убью его. Но я не хочу! Это было самое настоящее наваждение. Мальчишка не просто сходил с ума, он сводил с ума и меня самого. Я опустился в кресло, запуская руки в волосы. Всё тело дрожало не то от злости, не то от страха за то, чем меня сделало равнодушие этого... ребёнка, чтоб его. Он ведь всего лишь ребёнок. Мне хотелось убить Равена, когда он поднял руку на Найта. Но сам я избиваю его ежедневно. Зачем... Что со мной стало, если я сам не могу понять свои эмоции? Может, не стоит так... Конечно, не стоит! Да, я убийца, но я никогда не был садистом! Уже поздно что-то исправлять.   Зачем я это делаю... Я поднялся, стягивая мантию, и за пару шагов преодолел расстояние, разделяющее нас с младшим демоном.   Найт нервно вздрогнул, а глаза его удивлённо расширились, когда я укутал его, не заботясь о том, что на белой ткани мантии тут же проступили алые пятна крови.   Мальчик молчал, а я вёл его за собой в ненавистную для него спальню, придерживая за плечё. Но не успел я и рта раскрыть, как Найт ушёл вперёд и, не дожидаясь команды, залез на постель, привычно ложась на живот. Я остановился, глядя на эту картину, и меня передёрнуло. Неужели я и вправду истязал его до такой степени? Тонкая белая кожа бёдер вся была покрыта бороздами, оставленными моими когтями. Синяки. Его тело больше не было прекрасно, я изуродовал его до неузнаваемости. Молча я направился к прикроватной тумбочке.      Я лежал, спрятав лицо в подушке, ожидая, пока прогнётся кровать и Бальтазар опять грубым толчком войдёт в меня. Мне уже было всё равно. Сознание в такие моменты привычно уплывало, оставляя всю власть над моей душой безразличию. И вот кровать прогнулась. Сейчас это опять повторится. Я поглубже вдохнул, до боли сжимая челюсть. Но ничего не последовало. Ни через минуту. Ни даже через пару минут. Я недоверчиво повернул голову так, чтобы можно было видеть старшего демона. Он просто сидел на постели и смотрел на меня. И я не мог понять, что выражает его взгляд. Точнее мог. Но не хотел. Не может убийца и насильник так смотреть. В его взгляде не было ни злости, ни привычного раздражения. Не было желания и усталости. Просто какое-то дикое сожаление. Немного растерянное, испуганное и болезненное выражение. Меня передёрнуло от отвращения.   - Мой Лорд не собирается начать?   Да, я провоцирую его. На злость мне гораздо легче смотреть, чем на эту секундную жалость. Но Бальтазар лишь вздрогнул, как будто мой голос вывел его из задумчивости. Выражение его лица изменилось. Оно стало просто спокойным, без каких-либо эмоций. Я отвернулся. Не хочу видеть его. Тихий шелест привлёк моё внимание. Скрип открывающихся баночек. И его горячая рука коснулась моего бедра, втирая какую-то жидкость. Я не выдержал и зашипел от боли. Что он, чёрт возьми, делает!? Но боль очень быстро прошла. А вместе с ней и раны стали быстро затягиваться.   - Что ты делаешь?   - Лечу тебя, - спокойный голос.    Я не стал сдерживать презрительное фырканье.   - Конечно, целую куклу приятнее ломать.   - Я больше не притронусь к тебе, Найт.   От этого заявления я даже хотел встать и посмотреть демону в глаза, чтобы убедиться в том, какое ехидство там плещется. Встать мне не дали. Всё, что я смог - повернуться и увидеть абсолютно спокойный взгляд.   - Не верю, твёрдо заявил я.   - Твоё дело, - демон пожал плечами, аккуратно переворачивая меня на спину и нанося крем на разодранный сосок. Я опять зашипел. - Новую одежду можешь взять в шкафу в гостиной. Я специально приготовил её для тебя ещё до твоего приезда. Но... - он замялся.   - Но тебе больше нравится срывать её с меня, чем надевать, - с ироничной злой усмешкой закончил я.   Рука демона на моей груди замерла. Его голова была опущена, и он не смотрел на меня.   - Я заслужил твою ненависть.   - Так с чего вдруг ты решил исправиться?   - Не знаю.   Он быстро закончил намазывать последний синяк, закрутил крышку на мази и встал, всё ещё глядя куда-то в сторону.   - Я не притронусь к тебе до церемонии. Мне не нужна ни твоя душа, ни тело, ни жизнь. Только твоя сила. Полежи так полчаса, а потом можешь встать.   - Ещё пару минут назад ты кричал, что всё это тебе нужно, - усмехнулся я. Интересно, сколько это животное продержится? День? Два?   - Но оно мне не принадлежит.   И он быстро вышел, прикрывая за собой дверь, оставляя меня в полном смятении. Что мне делать? Смеяться? Плакать? Может он шутит, а эта мазь - разновидность яда? Или... Я ведь сам провоцировал его, поняв, как он реагирует на бесчувственную покорность. А сейчас он просто отказался от моего тела, понимая, что я всегда буду с ним не больше чем сломанной и послушной куклой. Только вот что ему с того? Ну трахал бы. Я бы не сопротивлялся. Всё равно я вряд ли отсюда выберусь с этим ошейником... ошейник... Стоп. Если снять ошейник - сбежать отсюда труда не составит и плевать на стражу. Достаточно будет устроить переполох и под шумок сбежать. Но как мне его снять?... Бальтазар, возможно, и пожалел меня, но он там говорил про какую-то силу... Не понятно. Зачем ему именно моя сила? Ну, хорошо, моя так моя. Нужно придумать, как заставить его снять ошейник. В пьяном бреду он кричал, что хочет получить меня целиком. И душу и тело. Значит ли это, что не только моя сила нужна Барону мрака? Именно так. Всё, что мне нужно - заставить его поверить в то, что я согласен. И тогда у меня появится шанс. Пусть призрачный, но это - надежда. Возможно, я просто должен подыграть ему. Пусть получит, что хочет, а там, возможно, не придётся ждать, пока он сам снимет с меня ошейник. Я сам найду ключ. В любом случае, как я от Бальтазара, так и он от меня не можем отойти дальше, чем на сто метров. Значит, ключ нужно искать именно в этом радиусе.      - Командор, бомба заложена! - отрапортовал один из солдат.   Я коротко кивнул. То, что я сейчас собираюсь сделать - непростительно. Вильям не понял бы моего поступка. Какое бы отношения у него не было с Найтом, он вряд ли был бы в восторге от приказа Бальтазара: взорвать поместье и сровнять его с землёй. Все-таки, это последнее, что осталось у юного Лорда от его рода.   - Давай команду.   - Есть.   Я оседлал своего коня и поскакал прочь, не желая в полной мере вкушать плоды приказа Бальтазара. И все-таки громкий взрыв за моей спиной послужил топором для моего терпения. Так больше продолжаться не будет. Я не позволю.   '- Могу я, в конце концов, узнать, на каких основаниях меня задерживают как преступника?!   Грубым толчком в спину меня впихнули в тюремную камеру, не забыв, конечно, забрать посох.   - Вы заключены под стражу за сокрытие похищения двух студентов. За содержание в академии демона. За интимные отношения со студентами.   - ЧЕГО?!   Глупо отрицать, конечно, но откуда они знают о последнем?! Я не думаю, что Найт или Вильям Грей могли кому-то рассказать. Судя по всему, этим 'кому-то' был Блек, именно он угрожал мне тюрьмой. Но откуда? Не важно, если ничего не предпринять, я потеряю академию. Я постарался успокоиться и обратился к стражнику, который и привёл меня сюда.   - Могу я узнать, откуда у вас подобные сведения?   Стражник поморщился. На его лице было яркое отвращение.   - По просьбе Клейтона Блека земли академии были проверены на наличие остаточной демонической энергии.   - И что, нашли?   - На заднем дворе вашей академии был обнаружен захороненный по всем правилам труп демона, что даёт нам повод полагать, что демон как-то связан с вами. Всё остальное вы услышите в суде. Но будьте уверены, вас не оправдают. Подобное - не простительно. И почтенная семья Грей уже едет, чтобы присутствовать на вашем приговоре. Если бы не ваше попустительство и сокрытие его исчезновения, возможно, ваш приговор был бы более мягким. Но как по мне, я бы вас больше не подпустил к детям.   - Не вам это решать, - холодно заявил я.   Стражник презрительно фыркнул, поворачиваясь ко мне спиной.   - Суд завтра в семь утра. Советую подготовиться.   И он ушёл, оставляя меня одного в заколдованной камере. Я не сбегу отсюда, даже если очень захочу.   - Чёрт.   Я огляделся. Просто каменная клетка. Деревянная лавка у противоположной стены. Академия... Всё, что осталось от отца. Я не могу потерять её. Какого чёрта я вообще связался с этим демоном? Не стоило, дьявол его побери! Он бы погиб вместе со своим возлюбленным, чего так желал. Я только помешал ему! И сейчас он не чувствует себя счастливым так же, как и я! Чёрт...'   'А потом, утром, перед судом в мою камеру впустили женщину. И я сразу узнал её. Дочь Властелина земель, на которых селились люди. Красивая девушка. Примерно моего возраста. Спокойное невозмутимое лицо. Немного хитро прищуренные голубые глаза. Светлые волосы заплетены в сложную причёску. Белое платье.   - Что вам нужно? - спросил я, не заботясь о приличии.   Но девушку это не волновало. Она лишь усмехнулась.   - Ничего особенного, Вольф Равен. Просто мне показалось, что академия слишком важна для вас, чтобы просто так от неё отказаться.   Я поднял на неё удивлённые глаза.   - А вы что, можете как-то мне помочь?   - Могу, - спокойно ответила девушка. - И всё, что для этого нужно...'   В итоге суд оправдал меня.      Я сидел в кресле, наблюдая за тем, как Вильям водит рукой по строчкам книги. Его руки чуть подрагивали. Дарес задерживался. Я улыбнулся, подпирая щёку ладонью. А эльфёнок и вправду его любит. И Дарес... Он выглядит более... светлым, что ли. И то, как он попросил меня: ' Келс, не мог бы ты присмотреть за Вильямом сегодня...' - так мило.   - Не волнуйся ты так, - усмехнулся я. - Он скоро вернётся.   Вильям вздрогнул, поднимая на меня лицо. Милашка. Не знаю, почему и зачем, но Дарес, уже успевший купить ему новую одежду, одевал его как ребёнка. Милые синие шортики, чулки, красивые ботиночки, украшенные пряжками и цветами. Белая кружевная рубашка и синий сюртук. Он всегда убирал его волосы с лица, скрепляя их маленькой заколкой на затылке. Теперь его волосы спускались чуть ниже скул. Жаль, они были такими красивыми. Но увы, воин не может носить длинные волосы. Хотя, какой из него воин! Цветок!   - Я не волнуюсь, - возразил эльф. И голос его был серьёзен настолько, что я не смог усомниться в правдивости ответа.   - Тогда, что тебя беспокоит?   Эльф свёл брови на переносице, как будто думая, стоит говорить мне об этом, или нет. Но всё-таки он заговорил.   - Дарес. Ему неспокойно, я чувствую.   - Ааа... - удивлённо протянул я.   И откуда мальчик может это чувствовать? Он всего лишь его ученик, а не жених, значит, ничего...хм... серьёзного между ними не было. Я слышал, что эльфы чувствуют своих жен, мужей и детей. Но Дарес просто возлюбленный Вильяма. А может, я чего-то не понимаю? Я махнул рукой на свои мысли, продолжая с интересом разглядывать эльфёнка. Тот повернул голову в сторону окна, как будто мог что-то там увидеть. Мило. Вот только... Мне интересно, почему друг так затянул с исполнением приказа Бальтазара? Он ведь поступил уже неделю назад. Не в правилах этого демона откладывать дела.   Дверь распахнулась, и в гостиную вошёл Дарес. Он и вправду выглядел если не обеспокоенным, то раздражённым.   - Дарес!   Вильям безошибочно подбежал к нему, но дотронуться не решился.   - Что с тобой?   Дарес устало вздохнул, беря Вильяма за плечо и нежно целуя в щёку.   - Всё в порядке, мой хороший. Ты обедал?   - Прости, Келс настоял... Я хотел дождаться тебя.   - Келс правильно сделал. А теперь, малыш, если ты не против, я оставлю тебя на пару минут. Мне нужно переговорить с Келсусом.   -Хорошо.   Мальчик выглядел расстроенным, от чего я умилённо улыбнулся.   - А ты пока распорядись, чтобы обед принесли для Дареса.   - Так и сделаю.   - Идём.   Дарес кивнул на дверь, ведущую в его личный кабинет. Хм... Значит ли это, что он хочет сказать что-то важное?   - Присаживайся.   Друг указал на единственное кресло - своё перед письменным столом. Я вскинул бровь, но послушно сел.   Демон выглядел не просто обеспокоенным. Каким-то возбуждённым. Он расхаживал по комнате взад-вперёд, но говорить не спешил. Я терпеливо ждал. Непривычно видеть друга в таком состоянии. Наконец он остановился, потирая старый шрам на скуле.   - Келсус, собирай сторонников, мы готовимся к восстанию.       Бальтазар был в своём кабинете и не мешал мне выбирать одежду. Как бы странно это не было, всё, что Бальтазар приготовил для меня, было сделано из тончайшей ткани, учитывая высокую чувствительность моей кожи. Множество узких штанов, таких, какие я любил. Блузки, кружевные рубашки, мантии, сюртуки. Огромное количество различных туфель. Ленты для волос. Да, Бальтазар хорошо подготовился. Я выбрал брюки из тонкой кожи. Они оказались немного великоватыми. Должно быть, я сильно похудел. Но широкий пояс исправил это. Белая рубашка с большим количеством кружев тоже была немного велика. Ну, что поделаешь? Это лучше, чем ходить голым. Я одел высокие сапоги на каблуке, украшенные малиновыми лентами, завязанными в пышные банты. Когда-то я любил такие. Такой же малиновой лентой я подвязал воротник рубашки. У Бальтазара определённо был хороший вкус. Я выбрал ленту пошире, собираясь перетянуть волосы и взгляд упал на ладони, шрамы на которых так и не затянулись. Проклятый демон! Я сжал зубы. Мне нужно терпеть. Терпеть и тогда я смогу сбежать. А ладони... Я горько усмехнулся, обнаружив на маленьком столике в гостиной пару чёрных перчаток. Бальтазар... Что ты за комнатное чудовище. Назвать тебя монстром так смешно. Всё, на что тебя хватило это изнасиловать мальчишку, а после влюбиться в него. Как глупо.   Скрипя сердцем, я направился в его кабинет. Бальтазар сидел за столом и что-то писал витиеватым подчерком. Услышав тихий скрип двери, он поднял на меня глаза, и в них отразилось неподдельное удивление. Я улыбнулся.   - Благодарю за перчатки, мой Лорд.   Я отвесил короткий поклон, после чего решительно направился к столу.   - Не за что меня благодарить, - с лица старшего демона всё ещё не сходило удивление.   Пользуясь его замешательством, я оседлал его колени, наклоняясь к самому его лицу.   - Позволь мне самому решать, - в моих глазах не было огня. Я лишь попытался отразить некоторую симпатию, детское любопытство и заинтересованность. - Ты отнял у меня всё, тем самым показывая, что ничего у меня не было. Не было Скарта. Не было Равена. Один ты не скрывал своих истинных намерений. Могу ли я отблагодарить тебя за честность?   Медленно я стал развязывать ленту на воротнике, не сводя взгляд с расширившихся сиреневых глаз.   - Ты не...   Но я не дал ему продолжить, накрывая его губы настойчивым поцелуем. В нём была некоторая искренность, облегчение. Ненависть и горечь. Агрессия и опустошающее желание выпить из старшего демона душу этим поцелуем. С секунду он оставался неподвижен, но затем его губы раскрылись навстречу моим, а руки обвили меня с такой силой, что я потерял возможность дышать. Так горячо, так нетерпеливо и нежно он меня целовал, будто я - всё, что нужно для исполнения его самого тайного желания. Поцелуй, наполненный болью и ненавистью...Как глупо... И как печально. Эта глупость станет причиной твоей смерти, Бальтазар. Глава последняя. Месяц спустя. - Господин ректор! В мой кабинет влетел встрепанный и напуганный преподаватель зелий. Я даже не шевельнулся. Его визиты стали привычными за этот месяц. - Можно просто - профессор Блек, - так же привычно поправил я уставшим голосом. - В чём дело? Студенты опять разгромили лабораторию? - не отрываясь от проверки письменных работ по знанию стихий, спросил я. Зельевар нервно всхлипнул. - Если бы! Близнецы Ворн пронесли на урок самогон! И распивали его у меня за спиной! А потом... Профессор был на грани истерики. Я тяжело вздохнул, откладывая перо в сторону и посмотрел на Дэвида Дампила поверх недавно приобретенных очков. - Дайте угадаю. Самогон попал в одно из зелий и вслед за этим повзрывались все котлы. Я угадал? - Э... да. Дэвид, совсем молодой профессор, невысокого роста с большими очками, из-под стёкол которых блестели яркие голубые глаза, смотрел на меня удивлённо и растерянно. Его ореховые волосы были встрёпаны, торчали в разные стороны. На щеке полоска сажи. Я усмехнулся, подавая ему салфетку. - Не удивляйтесь, профессор, за годы работы в этой академии, я на многое насмотрелся. Привыкайте. - Но они там дебош устроили! Взрывают колбы с зельем, крича что-то про праздничный салют! Ну вот. Опять от дел отрываться... - Пойдёмте. Я двинулся за испуганным профессором. Чем ближе мы подходили к лаборатории, тем гуще становился дым и громче крики ошалевших от вседозволенности студентов. Профессор незаметно перекочевал мне за спину. Как жаль. Такой специалист и такой трусишка. Я перекинул посох в правую руку и три раза постучал им по закрытой двери. Она озарилась голубым сиянием. Крики за дверью резко прекратились. - Дверь не выпустит вас оттуда, пока не приведёте всё в порядок. Неодобрительных возгласов не последовало. Студенты знали, что с новым ректором лучше не шутить. - Вот и все проблемы, Дэвид. - Но... У них же там ни воды, ни еды... - Ничего, им полезно немного помучиться. В крайнем случае, допьют самогон близнецов. Пусть учатся отвечать за свои поступки, - холодно заявил я и добавил, глядя на Дэвида строгим взглядом. - И не вздумайте, слышите? Даже не вздумайте выпускать их. Они вас не жалеют. Чтобы не было как в прошлый раз, когда вы выпустили их из лаборатории, а они вам взамен подпилили ножки стула и вы, - я проигнорировал жалобный взгляд, - и вы лежали сутки в лазарете, залечивая раны на мягком месте. - Как скажете, господин ректор. Я усмехнулся. - А теперь идите в свои комнаты и отдыхайте. И если я узнаю, что вы их выпустили... - Не выпущу, мистер Блек. - Я на это надеюсь. Возвращаясь в свой кабинет, я искренне пытался сдержать улыбку. Обычно такие люди, как Дэвид, не вызывают во мне симпатии. Но этот мальчишка - нечто особенное. Когда он работает, он будто становится старше. Серьёзен. Ни на что не отвлекается, а из глаз исчезает растерянность. Но если дело касается детей... Тут он просто не может быть строгим. Любит он их. Наверное именно по этому я принял его на работу без особых колебаний. Я опустился в своё кресло, устало подперев щёку ладонью. Я не спал уже вторые сутки, а письменных работ не убавилось. Плюс - дела академии. Организация праздников, преподавание. Новый зельевар. Оказывается, сложно быть ректором. Но, я счастлив. Будучи во главе академии, я твёрдо осознаю, что дети в полной безопасности. И пусть официальным владельцем оставили Равена, к преподаванию его не допустили. Хоть какая-то справедливость. Не знаю, насколько дорожит он наследием отца, но тут он больше не появлялся. Профессора поговаривают... А, не важно. Верить сплетням - глупо. Думать о Равене - ещё глупее. Особенно когда столько дел. А так бы хотелось сейчас на часок вздремнуть... Так, Блек! Работать! И я опять обмакнул перо в чернильницу. Никто за меня работу не сделает. - Дарес? - Ммм? - Я чувствую твоё беспокойство. Что-то не так? Вильям поднял голову с моей груди и упёрся лбом в мой лоб. Я усмехнулся и потрепал его по волосам. - Нет, всё в порядке. Просто я очень устал. - Не правда! Мы сегодня мало тренировались! Ты не мог устать! - Ну, это легко исправить. Резким движением я перевернул эльфа на спину, накрывая его губы настойчивым поцелуем. Тот забарахтался, пытаясь меня оттолкнуть, но запутался в простынях. Чем я, собственно, и воспользовался. Мои руки заскользили по его телу, оглаживая грудь, рёбра, живот. Бёдра прижались к его бёдрам. Пусть чувствует, как я его хочу. - Дарес! - возмущённо выдохнул Вильям, наконец освободив губы. - Что? - невинно спросил я. - Ты же сам опроверг идею моей усталости! Должен же я тебя переубедить. После этого, я точно устану. - Ты же не сделаешь этого? - нервно спросил эльфёнок. Я тихо рассмеялся. Он всё ещё не готов к первой настоящей близости. - Если ты пообещаешь быстро уснуть - не сделаю. - Обещаю! - слишком поспешно ответил Вильям. Вот и умница. Я помог ему выпутаться из простыни и вернул его голову обратно на свою грудь. - Спи, малыш. Всё хорошо. Даже лучше, чем ты думаешь. - Надеюсь. Я успокаивающе поглаживал эльфёнка по волосам. Через какое-то время его дыхание выровнялось. Стало более редким и спокойным. Да, малыш, и я надеюсь, что всё будет хорошо. Раньше я не боялся смерти. Но теперь... чувствуя, как спокойно поднимается его грудь, его тёплое дыхание... Стук сердца... Теперь мне есть, что терять. И есть, кого защищать. Тихий стук в мою дверь заставил меня дёрнуться. - Входи, - ответил я, стараясь не разбудить мальчика. - Повозка прибыла, Дарес. Он спит? - Да. Я сам вынесу его. - Пошли. Вильям не проснулся. Только теснее прижался ко мне, когда я вышел за ворота замка. Зима, как ни как. - Доброй ночи, командор. - Доброй ночи, - ответил я, аккуратно сгружая эльфёнка на сидение. Мой солдат, один из лучших, отвезёт Вильяма в моё поместье, которое я тайно приобрёл ещё пару сотен лет назад. В случае чего, его там искать не будут. Я напоследок провёл открытой ладонью по мягкой тёплой щеке. Никогда не говорил тебе, малыш, но я люблю тебя. Надеюсь, ты и сам это знаешь и не осудишь меня за мой поступок... - Езжай, - приказал я, быстро возвращаясь в замок. Если нам не суждено будет опять встретиться, пусть хотя бы прощание будет не долгим. - Не спишь, Найт? - Нет. Не спиться. - И мне. Я повернул голову к Бальтазару. Он спокойно разглядывал меня, легонько поглаживая по бедру. За месяц я привык к нему. Его прикосновениям. Пришлось привыкнуть. И было в этом что-то... странное. Я ненавидел его, но иногда мне даже нравилось заниматься с ним любовью. Он стал более осторожным. Нежным, я бы сказал. Темнота в моей душе росла с каждым днём, сводя меня с ума. Я давно перестал быть собой. Мне было всё равно, с кем я сплю. Мне некого уже было предавать. Кроме себя. Хотя... И себя я давно предал. - У тебя такое равнодушное лицо. О чём ты думаешь? - прервал мои размышления Бальтазар. Я не ответил. Вместо этого другая мысль пришла в мою голову. А ведь не один я изменился. Старший демон тоже частенько уходил в себя. Особенно часто это началось после того, как один из его слуг, примерно неделю назад, принёс ему какой-то листок. Что там было написано - я не знаю. Но прочитав его, на вопрос слуги: " Хотите принять меры?", Бальтазар только покачал головой. После этого он всю ночь целовал меня, как умалишённый. И был так нежен, что даже в моей душе что-то проскользнуло. Что-то, похожее на понимание, ответную нежность. С того дня мы практически не разговаривали. Он только подолгу смотрел на меня и его глаза были странными. Такими, что мне почему-то хотелось обнять его. Но стоило такой мысли промелькнуть в моей голове, как я вспоминал... Вспоминал всё, что у меня было и что отнял этот демон. А потом думал, что на самом-то деле ничего у меня и не было. Кроме семьи. И её я никогда не прощу Бальтазару. - Ты спишь с открытыми глазами? - старший демон усмехнулся, ласково поглаживая мою щёку. - А ты сегодня разговорчив, - без тени ехидства заметил я. Бальтазар усмехнулся. В сиреневых глазах промелькнуло что-то странное, но тут же погасло. В лунном свете, пробивающимся через окно, лицо старшего демона казалось мертвенно бледным. Таким по сути оно и было в последнее время. Но сегодня это было особенно заметно. - Да, наверное всё дело в полной Луне. Я усмехнулся. Шутит. - Если не можешь уснуть, я могу спеть для тебя. - Не стоит. Просто поговори со мной. - Хорошо. Выбирай тему. Бальтазар задумался на минуту. - Лучше ты. Не хочу обидеть тебя ненароком. Он что, постепенно входит в роль заботливого мужа? Ну ладно. - Ну... Вот мы уже немало времени живём вместе, а я о тебе практически ничего не знаю. Кроме того, что ты тиран и садист. - Хаха... Ну, по сути, так оно и есть. У меня нет увлечений кроме тебя. А ты? - он пристально всмотрелся в моё лицо. - Есть у тебя какое-нибудь увлечение? Или желание? Ты всегда молчишь. - Ну, до этой ночи ты и не спрашивал. Хм... - я честно задумался. Увлечение? Желание? - Всё, чего я хочу, Бальтазар, это - свобода. От всех. От прошлого, от настоящего. Но это невозможно. - Почему? Я посмотрел на старшего демона многозначительным взглядом, и тот понимающе кивнул. Его рука легла на мой ошейник. - Ты никогда не сможешь меня простить, правда? - Угу, - согласно кивнул я, пристраивая голову на груди Барона Мрака. - А что бы ты делал, если бы получил эту свободу? Демон ласково поцеловал меня в макушку, обвивая руками. Я равнодушно пожал плечами. - Есть ли смысл отвечать? Я её всё равно не получу. - И всё же? - Ну... - я свёл брови на переносице. - Я бы... Я не знаю. -Хм... Совсем? - Ну, ты же разгромил моё поместье, а отстроить его шанса не предвидится, у меня нет на это денег. Все слуги, скорее всего, погибли. - Ну да... А остаться здесь, со мной? Стать вторым Бароном. Моим мужем. Ты не хочешь? - А ты как думаешь? - я заглянул в сиреневые глаза. На лице Бальтазара играла непонятная мне тёплая улыбка. - Думаю, нет. Найт? - он легонько сжал пальцами мой подбородок. - Можно я тебя поцелую? - Разве стоит спрашивать? - я удивлённо расширил глаза. Бальтазар никогда не задавал подобных вопросов. Но демон был серьёзным. Я усмехнулся. - Целуй. Его губы были мягкими и горячими, в то время, как лицо было ледяным. Неуверенно он провёл языком между моими губами, давая мне возможность решить самому, каким будет этот поцелуй. Странный ты, Бальтазар... О твоих чувствах я знаю, но предугадать твои дальнейшие действия так сложно... Я раскрыл губы, пропуская его язык. Бережно, почти любовно он ласкал мой рот, а его руки всё лежали на моём лице, не делая попыток ни возбудить, ни сбросить с меня покрывало. Я целовал его в последний раз. Найт ещё не знал, что эта ночь - завершающая. Глаза щипало, поэтому я старался держать их закрытыми, хотя так хотелось видеть его лицо. Хотелось услышать любовный шёпот, но это так и останется моей не сбывшейся мечтой. Замок на его ошейнике щёлкнул от одного моего прикосновения. Найт замер, удивлённо распахнув глаза, понимая, что я сделал. - Уходи, - прошептал я ему на ухо. Как бы мне не было больно, я отпускаю его... - Ты свободен. - Шутишь? Найт, похоже, не поняв моих истинных намерений, принял всё за злую шутку. - Я не шучу. Ты свободен. Лошадь уже ждёт тебя у ворот. Никто не остановит тебя. И ещё, - я встал и подошёл к высокому шкафу с постельным бельём. - Возьми это, - из-под тяжёлой стопки покрывал я вытянул длинный тяжёлый меч. Его рукоять сияла множеством драгоценных камней и золотом. - Это меч твоего деда. Люцифера. Слышал о таком? - Что? Мальчик смотрел на меня ошарашенными глазами. Непонятно, чему он удивился больше. Тому, что я его отпускаю или тому, что его дед - самый первый высший демон. Нерешительно Найт взял меч в руку, всё ещё не сводя с меня недоверчивых глаз. - Уходи, пока я не передумал. Я отошёл к окну, глядя на тускнеющую полную Луну. Рассвет совсем скоро... Совсем скоро тишину нарушат крики и звон метала. Шорох за спиной. Найт поспешно одевается. Я только горько усмехаюсь. Насильно мил не будешь. С рассветом придёт моя смерть, и я сам буду в этом виноват. Заслуженно. А Найт не должен пострадать. Он заслужил свою свободу. Дверь за спиной тихо закрылась, и только тогда я заставил себя обернуться. Пустая спальня. Такая же, как и всегда. До него. Я лёг на своё место, медленно проводя рукой по примятости на простыне, где ещё пять минут назад лежал мальчишка, который заставил меня сделать то, что не могли заставить сделать старые демоны многие сотни лет. Заставил поверить, что мне в этом мире нет места. Ещё тёплая... Эта теплоты будет согревать мне ладонь ещё пару минут, а потом остынет. Пропадёт. И пропадёт любое напоминание о нём. И пусть... - Удачи тебе. Я усмехнулся, глядя в окно. На горизонте заалела красная, как кровь, полоска. Раздался треск и оконное стекло осыпалось на пол. Вслед за этим огненная стрела влетела в мою спальню, прошла сквозь полог кровати и воткнулась в дверь. Комната тут же наполнилась едким дымом. Так вот как оно будет... Я только опять усмехнулся, устраиваясь поудобнее на подушке Найта и закрыл глаза. - Дарес! Сзади! - Да знаю, Келс! Дарес быстро развернулся, снося голову одному из стражников. Хоть мятежников было и не мало, сторонников Барона оказалось ещё больше. Я беспокойно оглядывался на друга. Пусть переживать мне было нечего, Дарес дерётся как медведь, но смутное беспокойство точило меня изнутри так, что я чуть не пропустил удар и сам не потерял свою голову. Один из наших отрядов работает внутри замка, чтобы мы могли без особого опасения пройти туда. Я предлагал Даресу начать изнутри всем скопом, но за это получил сильный подзатыльник. И друг был прав. Зная Барона, он бы мог давно покинуть замок и заставить слуг взорвать его, если бы мы все начали изнутри. Да и вести бой на открытой местности намного удобнее. Один из лучников пустил две стрелы прямо в окно Бальтазара. Уже через минуту оттуда повалил густой дым. Но криков не последовало. Полная тишина. Должно быть, он и вправду покинул замок. - Получи, ублюдок! Я всадил меч в очередную сволочь, пытающуюся подобраться ко мне из-за спины. А вот выкуси! Я стряхнул с меча кровь и огляделся. Мятежники, пусть их было и меньше, явно лидировали. Дарес сносил головы всем, до кого долетал его меч. И как он, будучи слепым, отличает, где свой, а где чужой? Но вдруг что-то изменилось. В воздухе повисло напряжение. И мятежники, и стражники занервничали, глядя на балконы башни, ближе всех к которой сейчас был Дарес с небольшим отрядом, которые, увлечённые боем, ничего не чувствовали и не слышали. Как в замедленной съёмке я поднял глаза, но не успел даже крикнуть другу, чтобы тот убегал. Стрелы, булыжники, смола... Кто-то рядом со мной коротко вскрикнул и упал. Стрела пробила ему горло. - Дарес! - Дарес! - услышал я пронзительный крик моего друга. Но что он хотел мне сказать я так и не понял. Меч, которым я только что отбил одну из стрел, был выбит у меня из рук чем-то тяжёлым, а потом сильная боль в плече и спине... И больше ничего... Пролог На порядочном расстоянии я следил за развитием боя. Я до сих пор не мог поверить, что Бальтазар отпустил меня. Он знал о готовящемся восстании. И ничего не сделал. Вокруг замка крики, звон доспехов и мечей. Всплески магии. Один из мятежников, по видимому главный, первым пробивался к воротам, но вдруг, прямо над ним, с балконов башни посыпались стрелы, камни. Что-то рыжее, напоминающее плавленую смолу. Воин успел отбить одну из стрел, но один из булыжников упал ему прямо на плечо. Другой на спину и воин упал, как подкошенный. Дальше всё развивалось быстро. Я не стал смотреть до самого конца. Но мне почему-то хотелось узнать, что же будет с этим мятежником. Он погиб? На поле боя его не бросили. Сразу же к нему подбежал краснаволосый демон, оттаскивая раненого в относительно безопасное место. Повозился с ним и ринулся в бой, не отходя от друга на большое расстояние и никого не подпуская. Значит, жив. Ну и хорошо. А мне пора уходить. На лошади было несколько мешков, до упора наполненных золотом и драгоценными камнями. Видимо, Бальтазар знал, что я захочу отстроить своё поместье заново. И я не знал, что думать. Благодарить его или проклинать? Хотя... Зачем его проклинать? Я пришпорил коня и понёсся прочь от ненавистного замка. Барон и так принял своё наказание. И... Я остановил коня и обернулся. Из окна спальни Бальтазара вырывались алые языки пламени. Я прищурился. На душе было тяжело. Как будто я не желал ему такого конца. В конце концов, он на многое открыл мне глаза. - Прощай. И спасибо тебе. Так закончилась моя жизнь в розовом цвете. Дальше было немало сложностей, потерь и неудач, но я справился. И теперь я счастлив, но об этом я расскажу в следующей книге.

17
{"b":"156816","o":1}