ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 5

'Ты слишком много о себе мнишь...' Неужели, это на самом деле так выглядит?.. Я просто хотел извиниться... Я ведь и вправду мог догадаться... Кайл никогда не любил отступать... А этот человек... Почему меня вообще это волнует? Я прислушался. Найт тихо и ровно дышал. Он уже спал. Его, похоже, совсем не беспокоит то, что его слова могут кого-то задеть. Почему люди судят меня, даже не успев меня узнать? Только Вольф искренен, когда улыбается мне. Он смог разглядеть за строгостью мою застенчивость, которую остальные принимают за заносчивость. А сейчас я абсолютно открыт перед ним... Он доверяет мне и поэтому поселил Найта со мной. Кто он ему? Они не могут быть родственниками. Но другого объяснения я не вижу. Я перевернулся на спину и тяжело вздохнул. Сон как рукой сняло. Уже седьмой год я живу в этой академии вдали от своей семьи. Высказаться некому. Уже давно я не чувствовал нежной руки матери, успокаивающе пробегающей по волосам, когда мне снился страшный сон. Давно не видел маленькую сестрёнку. Хотя, сейчас она уже немного выросла. Не видел отца. Да, я всё понимаю. Мужчина не должен жаловаться. Я вырос тепличным, совсем не приученным к внешнему мину. И остро реагирую даже на обычные слова. Я сел и потёр лицо руками. Мне просто нужно пройтись, как я делаю всегда в бессонные ночи. Возможно, физическая усталость поможет мне уснуть. Я накинул тонкую изумрудную тунику и тихо вышел из спальни. Уже покинув общую гостиную и пройдя метров сто, я пожалел о том, что недооценил температуру в коридорах академии. По ночам тут было довольно холодно. Но это было бы глупо: идти переодеваться. Не сахарный. На холодных каменных стенах были развешаны интересные гобелены и картины. Самые разные. От изображения известных личностей, до обычных пастушек и пейзажей. Сейчас я привык к этой красоте и практически не заостряю на ней внимания. Но свой первый год в ВАМП я помню до сих пор. Мне тогда, как и всем первокурсникам, было двенадцать. Я родился в знатном роду. Родители очень гордились тем, что в их семье родился маг. Но, хоть они и хвалили мой потенциал без устали, я всё равно боялся. Боялся, что у меня что-то может не получиться. Что я стану изгоем. Почему эти мысли посещали меня - не знаю. Академия казалась мне грубой и огромной. Я привык к эльфийским изящным постройкам, и грубый камень казался мне чем-то жутким и отталкивающим. Именно в этот день я впервые встретил его. Вольфа Равена, который в то время был студентом шестого курса и был членом студенческого совета. И академия перестала быть такой пугающей, когда мне её показывал темноволосый молодой парень с прекрасными бежевыми глазами, чуть рассеянным выражением лица и доброй улыбкой. Я мечтал стать его другом, но знал, что это было невозможно. Я был слишком мал, а Вольф всё время был занят. Он очень усердно учился. Иногда я следил за ним, когда он готовил доклады в библиотеке. Я наслаждался прекрасным лицом. То, как он задумчиво перелистывал страница. Опускал голову, чтобы сделать пометку. Прикусывал кончик пера. Он был идеален во всём. Он всем улыбался даже тогда, когда был смертельно уставшим. И вот однажды, когда я был на третьем курсе, академию подняли по боевой тревоге. Кто-то со старшего курса открыл портал в иной мир. Низшие демоны прорвались в академию. Воцарилась паника. Многие бросились в рассыпную. В этом и была главная ошибка. Демоны тут же разодрали нескольких младшекурсников прямо на наших глазах. И тут... Их смыло огромной волной. Прямо перед нами, прикрывая нас, стоял он. Вольф. В нём не было ни капли страха. Когда подоспели профессора, Вольф очистил всю академию. Он гнал демонов волной до самых врат. Но когда запечатывал... Видимо, он что-то не рассчитал. Возможно, от напряжения ошибся в заклинании. Ворота были закрыты, но его волосы... Они поседели. Он спас нас. Если бы не он, то...   - Вильям Грей? Что ты здесь делаешь?   Я тряхнул головой, отгоняя воспоминания. Но прекрасное видение осталось.   - Господин ректор... Я не мог уснуть и...   - Понятно.   Вольф широко зевнул, тряхнув головой.   - Мне вот тоже... Вроде как спать хочу, но глаза закрываю и фиг... То есть не получается заснуть. Слушай, ты не замёрзнешь?   Я сразу не понял, о чём говорит Вольф, и только когда почувствовал дрожь, понял, он заметил, что я слишком легко одет.   - Нет, не беспокойтесь. Я уже собирался возвращаться.   - Правда?   Ректор растерянно поднял брови.   - А я думал, на чай тебя позвать, чтобы не так скучно было. Ну как? Зайдёшь?   Ушам не верю. Ректор среди ночи просит зайти в гости... Видимо, мою растерянность ректор растолковал по-своему.   - Если не хочешь, я, конечно, пойму...   - Нет-нет. Всё в порядке. Просто вы впервые за семь лет зовёте меня на чай.      Я впервые был в гостиной у Вольфа. Такая же светлая, как и он сам. Много свечей на стенах. В центре диван и кресло, образующие собой прямой угол. Перед ними небольшой журнальный столик, на котором не лежало ничего, кроме раскрытой книги. Несмотря на рассеянность, ректор был очень аккуратным. В гостиной пахло мятой. Лёгкие белые шторы раздувались от ветра, проходящего сквозь полураскрытое окно. У стен стояли шкафы с книгами и бокалами.   - Садись.   Я послушно присел на край кресла, наблюдая за тем, как ректор подходит к окну, чтобы закрыть форточку. Затем достаёт из шкафа обычную вязаную кофту на пуговицах и накидывает мне на плечи.   - Тут свежо. Не хочу, чтобы ты простудился.   Я улыбнулся в ответ, неосознанно пытаясь завернуться в тёплый свитер как можно плотнее.   - Придётся немного подождать. Я не люблю волшебный чай. Как зельевар я просто обязан угостить тебя своим фирменным.   Я покорно ждал, разглядывая немногочисленные картины на стенах. Одно из них - мужчина, похожий на Вольфа, только с ярко-голубыми глазами. Красивая женщина в белом, по моему, она не родная мать ректора. Родная погибла раньше. Маленький ребёнок у неё на руках. Семейный портрет Равенов. Из кухни потянулся приятный запах. Я не уверен, что человеческий чай будет лучше эльфийского, но запах был совсем недурным.   - Уф... Прости, что долго.   Вольф поставил передо мной чашку, а сам занял место на диване. Я с недоверием смотрел на ярко-красную жидкость. Вольф уже принялся за свой чай. Его глаза щурились от удовольствия. На лице играла мечтательная улыбка.   - Вкусно. Попробуй.   Блин. Я и не подумал, что уже с пол минуты сижу и даже не взял кружку в руки. Я поспешно сделал пару глотков и ойкнул.   - Горячо!      Я не смог сдержать смех, глядя, как морщится эльф от неприятных ощущений в обожжённом горле.   - Ну что ты... - Я взял салфетку и аккуратно протёр облитый чаем подбородок и губы Вильяма. Тот нервно вздрогнул. Наверное, сильно обжёгся. - Нужно было сразу тебя предупредить.   - Сам виноват. Прости...те.   Я закатил глаза.   - Говорил же, наедине можно на ты. Все-таки ты меня ещё студентом знал.   - Э... да, прости.   - Да ладно, - я махнул рукой. - Может, лучше расскажешь, почему у тебя такое грустное лицо?   Эльф поспешно вымучил из себя улыбку.   - Тебе показалось, всё в порядке. Просто, как ты и говоришь, спать хочу, но не могу уснуть...   - Найт тебя чем-то обидел?   - Нет, я же говорю, всё...   - Да ладно тебе! Я же вижу.   Я устроился на диване поудобнее, не сводя с эльфа пристального взгляда. По его напряжённому лицу я понял: я угадал. Я умилялся прекрасному созданию. Будучи до боли ранимым и нежным, он ни разу не жаловался на жизнь, хотя я часто видел его с потухшими глазами. Помню, когда я впервые увидел его, он показался мне таким испуганным, что сразу захотелось его утешить. Его ровесники были счастливы попасть сюда, а он...      -Добрый день, мистер и миссис Грей. Меня зовут Вольф Равен. Я являюсь членом студенческого совета и мне поручено показать вашему сыну академию. Вы не против?   Я протянул эльфёнку руку, но тот шарахнулся и спрятался за спину отца. Его родители засмеялись. Они были очень красивы и приятны. Сразу видно - из знатного рода. Его мать присела перед ним на корточки и ласково погладила по волосам.   - Ну же, Вил, не бойся. Здесь тебя никто не обидит. Посмотри, какие здесь приветливые люди.   Но эльфёнок не желал слушать. Я улыбнулся и, как и его мать, опустился перед ним на корточки.   - Ну что вы, он не боится. Посмотрите, какие у него решительные глаза. Просто он немного растерялся, правда, Вильям?   Эльфёнок повернул ко мне тогда ещё детское личико и кивнул. Изумрудные глазки стали смотреть с чуть большим доверием. Я широко улыбнулся.   - Ну вот видите? Пошли, Вильям, я покажу тебе академию. Тут будет очень весело, обещаю! Тут уже много детей твоего возраста. И они очень добрые. А если тебя кто-нибудь обидит, ты всегда сможешь ко мне обратиться.   Он решительно поцеловал папу и маму и подал мне руку. Хоть ему уже недавно исполнилось двенадцать, нельзя мерить его возраст людскими мерками. Он выглядел не старше семи лет. Ещё не очень длинные, всего лишь до плечь золотые локоны. Кончики остреньких ушек. Огромные ангельские глаза. Ещё пухленькие детские губки. Я наслаждался его обществом. Иногда, в течение первого курса, он приходил ко мне в комнату, где мы играли в волшебные карты. Но потом перестал. У меня было много дел. Отец хотел, чтобы я занял его пост, когда придёт время. Мне приходилось много работать. Времени на друзей не было. Интересно, Вильям помнит, как мы встретились впервые?      - Вольф, а я вправду заносчивый?    Я тряхнул головой, отгоняя воспоминания. Минута мне понадобилась, чтобы переварить информацию. Эльф казался растерянным и убитым.   - Ты? Заносчивый? Неужели Найт мог сказать тебе такое?   - Да причём тут он... - было ощущение, что у эльфа сейчас даже кончики ушей опустятся. - Так все считают. Правда, я не могу понять, почему? Может, я и вправду много на себя беру?   - Ответственность за других делает тебя серьёзным. Многим не дано этого понять. Меня и сейчас таким считают. Студентам сложно понять, что я ректор не по своей воле. Что я лучше бы проводил время с друзьями, а не читал им лекции. Но я и не претендую на понимание. Не неся ни за кого ответственность, тебе сложно понять тех, кто её несёт.   - Да, вы правы.   Я невесело усмехнулся.   - А на Найта не обижайся. Ему сейчас очень тяжело.   - Я понимаю...   - Нет, ему хуже, чем ты думаешь. Поверь. Просто не входи с ним в конфликты. Если ч ним будет происходить что-то странное - просто скажи мне. И сам, если что-то будет тебя тревожить, ты всегда можешь прийти ко мне, ты же знаешь.   - Спасибо, ректор.      - Хозяин.. Хозяин. Хозяин! ХОЗЯИН!!!!.... Ну хозя-яин....   Кто-то толкал меня в бок. Я сонно поморщился запустил в наглеца подушкой без суда и следствия.   - Ай-яй!!!! За что?!   От дикого вопля я подпрыгнул, испуганно оглядываясь по сторонам. Кровать эльфа была пуста. За окном было ещё темно, значит ещё ночь. Тогда кто орал?!   - Ой, бедный я бедный! Никто меня не любит! Подушками кидаются! Обижают, хулиганы! За что мне это? За что судьба так жестока со мной? Вот помню я в сорок втором...   - Заткнись...   - ... под пули ходил! Листовки расклеивал.   - Замолчи.   - Трёх товарищей на себе вынес! В разведку ходил!   Я не выдержал и, схватив наглого книзла за шкирку, вздёрнул его вверх так, чтобы наши глаза были на одном уровне.   - Да заткнись же ты, кому говорю, комок шерсти доставучий! А не то через окно полетаешь! Летчиком будешь! Камикадзе! Хоть принесёшь пользу человечеству и мне в частности! Дай поспать, зараза!!!   Гудвин с минуту смотрел на меня ошалевшими глазами, а потом деликатно кашлянул.   - Слушай, повтори ещё раз, я запишу.   - Блииин...   Я разжал руку и плюхнулся обратно на кровать, накрывая ладонями лицо. За что мне это...   - Ну что тебе нужно-то, а?   - Эм... Даже не знаю, как сказать...   Книзл смущённо поводил лапкой по полу, опустив очи долу. А я едва сдержался. Чтобы не прибить его на месте.   - Ты разбудил меня и не знаешь, как сказать? Да я тебя!...   - Стоп! - Гудвин вытянул вперёд лапу. - Кажись осенило. Мне того, к босу на совещанице бы сходить...   - Куда? - я сонно поморщился. - К какому босу?   Книзл закатил глаза.   - Ну, в комнату задумчивости...   - Чего?!   - Да ёлки палки! Ну в клозет! Нужду справить! Не только же вы, люди, в туалет ходите!   Лучше бы он маленьким сдох...   - У нас тут кошачьи туалеты не предусмотрены. Терпи до утра.   - Да не могу я!   Гудвин, пританцовывая и поджимая хвост, описал круг, по периметру комнаты и уставился на меня умоляющими глазами.   - Мне очень надо, понимаешь? Ну что ты, не человек, что ли? Ну войди в положение!   - Ладно, пошли.    Я тяжело вздохнул, удивляясь своему великодушию. Пустить бы его на воротник...   - Я, между прочем, мысли читать умею.   - Р-рррр!!!!   Я открыл дверь, за которой была душевая и сам предмет вожделения книзла.   - Вот, прыгай.   Гудвин смерил меня скептическим взглядом.   - Ну и как им пользоваться?   - Да что ты за чудовище?! Просто садишься на стульчак и делаешь все свои грязные дела!   Гудвин испуганно расширил глаза.   - А если я провалюсь туда?   Я тяжело вздохнул.   - По совести говоря, там тебе и место. И если ты не перестанешь задавать глупые вопросы, я сам тебя там утоплю!   - И жалко не будет?   - НЕТ!   - Совсем?   - Иди ***** и не задавай больше вопросов, а не то я тебя *****!!!! - не выдержал я.   Глаза Гудвина стали формой как блюдца.   - Э... Ну ладно, ладно. Чего ты кипятишься?   Я закрыл лицо руками и сосчитал до десяти.   - Всё, иди. И аккуратно.   - Что, все-таки боишься, что провалюсь?   - Нет, просто жалко тех, из чьего унитаза ты вылезешь.   Книзл тяжело вздохнул и запрыгнул на толчок. Поёрзал, устраиваясь, и направил на меня ошалевший взгляд.   - Ну что ещё?   - Ты так и будешь смотреть? Я конечно экспериментатор, но не так же резко, мы ещё мало знакомы и всё такое...   - Да заткнись ты...   Я вышел, закрывая за собой дверь. В туалете послышалась возня, а потом облегчённый вздох.   - Эх... газетку бы еще почитать... Слушай, а книжки какой интересной у тебя нет?   - НЕТ!   - Ну да ладно... ОГО!!! ОГО-ГО!!! Уф... Эх... Ну-ну-уууу!!!!!!! Фух....   - Слушай, а без озвучки можно?   Послышался звук льющейся из бочка воды и книзл, с туалетной бумагой на лапе, пробежал мимо меня, сквозь приоткрытую дверь.   - Скучный ты. Посплю ка я лучше.    В этот момент дверь в спальню открылась и в проёме показался Грей. Он озадаченно смотрел то на не спящего меня, то на книзла, нескромно вылизывающегося, то на туалетную бумагу у того на лапе.   - Эм... А что тут вообще происходит?   Я только махнул рукой.   - Долгая история, не забивай себе голову лишней информацией.   - Угу...   Эльф проследовал к своей кровати и быстро забрался под одеяло. Толи это я спросонья глупый, толи он и вправду чувствовал себя как-то неуютно. Может, я все-таки был не прав по поводу его?   - Доброй ночи. - тихо пожелал я, по примеру эльфа забираясь под одеяло.   Тот удивлённо замер.   - Доброй ночи, Найт.      Я усиленно делал вид, что пытаюсь направить очищающие чары на сидящего напротив Вильяма. Это не имело ровным счётом никакого смысла.   - Найт, ну постарайся!   Эльфийка-профессор чуть закусила губу. Не знаю почему, но она никак не могла поверить, что у меня что-то не получается.   - Я стараюсь профессор.   - Вильям, а у тебя получилось?   - Да, профессор.   - Ну тогда помоги Найту. Покажи ему ещё раз. Я уверена, он просто что-то недопонял.   Я тяжело вздохнул. Вильям тоже был не в восторге. Он едва ощутимо дотронулся пальцами до моих висков и прошептал заклинание. Повторное чувство лёгкости накрыло меня с головой.   - Просто сосредоточься. Собери всю положительную энергию на кончиках пальцев и передай её мне.    Я едва удержался, чтобы не закатить глаза. И прошипел:   - Да не получится у меня, понимаешь? Не-по-лу-чит-ся! Так понятнее?   Вильям тяжело вздохнул, потирая лицо рукой.   - Ну а на меня ты чего шипишь? Я просто выполняю просьбу профессора. Не получается, так не получается.   - Да я понимаю, что ты тут не причём, просто бесит. Попробуй, попробуй! Тошно уже! У меня не...   - Ну как?   Эльфийка опять подошла к нашему столу и в ожидании переводила взгляд с меня на Вильяма. И только я хотел ответить, как...   - Вы правы, Найт просто что-то недопонял. У него всё получилось.   - Я так и думала! Вот умничка!   Она погладила меня по голове и улыбнулась. Я выжал улыбку в ответ. Но когда она ушла...   - Зачем? Разве я просил?   - Нет, не просил. - Вильям устало вздохнул, потирая глаза. - Я сам захотел это сделать. Или ты ещё будешь командовать, когда мне врать, а когда нет?   С минуту я мерил эльфа озадаченным взглядом.   - А вы похожи.   - Ты о чём?   - Я о тебе и Равене. Вы похожи. Оба лезете помогать, не спросив, нужно ли мне это.   - Слушай, Найт, - раздражённо начал эльф, но договорить не успел. В класс постучали, а затем в дверном проёме появился... ну да, помяни чёрта. Вольф равен, собственной персоной.   - Профессор Эльд, могу я забрать мистера Грея и мистера Скарта?   Эльфийка недовольно поморщилась.   - Вот так всегда, а я только хотела на их примере продемонстрировать то, как правильно нужно накладывать очищающие чары.   - А что, есть успехи?   - Конечно! Найт умничка! Впервые вижу такой потенциал. Вильям тоже не плохо справился.   - Тем ни менее, я их заберу.   Я нехотя поплёлся вслед за Вильямом, чувствуя, как неприятное чувство вины растекается по телу. Почему эльфийка записала меня в любимчики? Вильям и вправду справляется лучше всех! Ректор отвёл нас к окну в коридоре. Приветливо улыбнулся нам обоим.   - Ну что же, поздравляю. Вас обоих хвалят профессора.   - Спасибо, ректор. - поблагодарил эльф.   Я слабо кивнул в ответ. Мне всё ещё было стыдно и неприятно.   - Но я, собственно, по делу, как вы уже поняли. Вил, после того, как... Как Кайл покинул академию, место стихийника огня в студенческом совете свободно. Ты уже думал над тем, кого туда посадить?   Эльф задумчиво прищурил глаза.   - Да, господин ректор. Восьмикурсник Джордан Лон очень подходящая кандидатура...   - Джордан Лон?   Ректор так же задумчиво сощурился. Так, а меня каким боком с урока выдернули? Блин, лучше бы я проспал занятия...   - Нет, Вил, не думаю. За ним уже есть пара нехороших дел и хулиганств. Я подозреваю, что это именно он в прошлом году вскрыл мою лабораторию и разбил половину моих личных запасов зелий! Помнишь, как долго я всё это восстанавливал? Нет, Джордан отпадает.   - Но тогда кто?... Вы хотите... Ректор, вы уверены?   Оба покосились на меня. Эльф с удивлением и явным нежеланием, Равен с уверенностью и плотоядностью. Мой ответ прозвучал резче, чем я намеревался.   - Нет.   - Но почему?   Равен расстроено перевёл взгляд на Вильяма, как будто тот мог меня уговорить. Эльф пожал плечами.   - Мне это не интересно, господин ректор.   - Но Найт, сам подумай! Дела академии помогут тебе развеяться! И Вильям, если что, всегда будет рядом, чтобы помочь советом!   - Я уже сказал...   - Стоп! - Равен смерил меня недовольным взглядом. - Я здесь ректор и я тебя назначаю. Хочешь ты того или нет, сегодня в семь вечера будет совещание совета, где я тебя и представлю. И точка!   Он резко развернулся и ушёл, а плащ за его спиной развевался как дым.   - Найт, послушай...   Вильям попытался взять меня за плечё, но я вывернулся. Этого мне ещё не хватало! Выдумал! Студенческий совет! Так же как и Равен, я развернулся и ушёл, оставив эльфа одного в замешательстве.      Я ещё раз посмотрел на часы. Было уже семь двадцать пят. И где носит этого чертёнка? Вильям тоже заметно нервничал. Члены студенческого совета лениво ёрзали на стульях, подпирая головы руками. Когда часы уже показывали половину восьмого, один из них, Кельвин Лу, стихийник земли, не выдержал:   - Мы что, ждём кого-то?   - Кельвин, не... - попытался утихомирить его Вил, но я перебил его.   - Уже нет, Кельвин. С этого дня место стихийника огня в студенческом совете займёт Найт Эрроу Скарт.   Если доживёт до утра. Найду - убью!   - Вопросы есть?   Вопросов не оказалось, и я вышел, отправляясь на поиски наглого студента.      Я пристроился под яблоней в школьном саду. Было уже восемь вечера. Равен, наверное, злится. Хотя, мне-то какое дело? Я ему чётко сказал, что меня это не интересует. Я сорвал с дерева яблоко и с наслаждением откусил кусочек. Они были не такими вкусными, как в садах моего поместья. Хотя, возможно мне так только кажется. И все-таки, приятно. Скарт, когда-то готовил очень вкусный яблочный салат. Он добавлял туда сахар и лесные ягоды. Меня за уши было от него не оторвать. Я грустно улыбнулся, поглаживая плод по ярко-красному боку. Нет, все-таки яблоки в моём саду были вкуснее...   - Найт!   Я обернулся, и брови сами свелись на переносице. Всё волшебство мигом испарилось. Ко мне почти бежал этот надоедливый человек, и вид у него был далёким от доброжелательного.   - Какого чёрта, Найт?! Я же тебе сказал, что совещание в семь!   - А я тебе сказал, что меня это не интересует. - равнодушно ответил я, отворачиваясь.   - Слушай, тебе не надоело?   Равен схватил меня за плечё и развернул к себе. Чужое прикосновение, грубая сила... ' Что, сучка, нравится? Нравится, спрашиваю?!'   - Пусти!   Вспышка разума, вспышка пламени. Ректор отдёрнул обожжённую руку. Он смотрел на меня испуганными глазами. Понимание приходило к нему быстрее, чем ко мне возвращалось ровное дыхание. Меня сильно затрясло. Это... Невыносимо. Я как будто опять почувствовал эти руки на мне, удары, дикую боль, грубые толчки...   - Найт, прости... - Равен протянул ко мне руку, но я отшатнулся, поджимая ноги. Страх накрыл меня с головой.   - Не подходи...   - Найт, я не сделаю тебе ничего плохого...   - Не приближайся!      Мальчик казался безумным. Его глаза были широко открыты. Дыхание тяжёлое. Он поджал ноли и обхватил себя руками, как будто старался прикрыть как можно больше. Защититься от кого-то. Я испуганно смотрел на это, понимая, что сам во всём виноват. Виноват в том, что заставил его быть членом студенческого совета как раз тогда, когда ему совсем не до этого. Виноват в том, что неосознанно дотронулся до него. В том, что хочу защитить его, но не знаю, как. Мальчика била дикая дрожь.   - Найт, уже всё хорошо... Никто, слышишь? Никто тебя не обидит.   Я чуть переместился так, чтобы наши лица были напротив друг друга на одном уровне. Демон поднял на меня уже пустые глаза.   - Нет, человек. Уже никогда не будет хорошо. Все, кто был мне дорог - мертвы. Я и сам мёртв. Тело, которое до этого принадлежало только моему любимому, теперь использованная тряпка. У меня нет свободы. Я как пленник здесь. Не имею шанса отомстить и выбора - жить или умереть. У меня ничего не осталось, Равен.   - Не говори так!   Меня уже и самого начало трясти, а глаза предательски повлажнели. Никогда я не видел существа, так побитого жизнью и страдающего каждую секунду своего существования.   - А как? Ты сам помнишь, как смотрел на меня в ванной? Это называется желанием, Равен. И это - не самое светлое чувство. Зачем ты меня сейчас успокаиваешь? Потому, что жалко? Так я в жалости не нуждаюсь. Хочешь меня? Я никогда не позволю добровольно дотронуться до себя никому. Слышишь? У меня уже есть хозяин как в загробной жизни, так и в земной.   - Да что ты несёшь...   Страх мешался с гневом. Он был прав. Иногда, глядя на него, у меня возникали весьма недвусмысленные ощущения, но я даже и не думал вливаться к нему в доверие, чтобы потом его...   - Да как ты смеешь! - гнев взял своё. Не сдержавшись, я хлестнул его открытой ладонью по лицу. - Я не сплю со студентами! Я вправду хочу помочь тебе! Просто потому, что знаю, что чувствует человек, когда теряет всё! И свободу, и семью! Думаешь, я в восторге от своей жизни? Да, я не спорю, тебе тяжелее в тысячу раз, но я могу тебя понять! Только ты не хочешь принять чью-то помощь. Вместо этого ты...   Я не выдержал. Быстро поднялся и зашагал прочь, оставляя демона наедине со своими, далёкими от радужных, мыслями. Из-за тумана, застилающего глаза, я не заметил тень человека у стены.      Я долго искал Вольфа, но нашёл его в его же покоях.   - Можно? - спросил я после стука в дверь.    Ответом мне послужило нечленораздельное мычание. И картина, представшая перед моими глазами, была далека от позитивной. Ректор сидел на полу своей гостиной и прямо из горлышка опустошал бутылку виски. Увидев меня, он радостно махнул рукой.   - А, Вил! Иди сюда. Собутыльником будешь.   Я не мог сдвинуться с места. Пьяный Вольф Равен был для меня подобием заплеванной иконы. Его взгляд был рассредоточен. На лице глупая улыбка. Растрепанный. Мантия полурасстёгнута.   - Эй, Вил! Ну что ты стоишь у порога? Тут места на всех хватит!   - Господин ректор...   Я, наконец, взял себя в руки и выхватил у Равена бутылку. Тот обиженно надул губы.   - Эй! Зачем так грубо-то, а? Если хотел выпить, мог и понежнее забрать!   - Ректор, вам на сегодня хватит.   Я убрал бутылку в шкафчик. Равен сразу же попытался встать за ней, но был явно не в состоянии.   - Я ещё не пьяный! И вообще, я тут старший!   - Господин ректор... - я присел перед ним на корточки и аккуратно взял за плечи. - Что-то случилось?   Равен усмехнулся.   - С чего ты взял?   - Вы ведь не пьёте... Вы из-за Найта расстроились?   - Не упоминай о нём!   Вольф тряхнул головой, прикрывая глаза. Я понимающе усмехнулся.   - Всё в порядке, профессор. Вы же сами говорили, на него не нужно обижаться. Я уверен, он не хотел вас обидеть...   - Эх... Хотел бы я думать, что его слова всего лишь порыв гнева. Вил, ты такой хороший!   Равен притянул меня к себе и уткнулся носом в мою макушку. Я замер. А потом расслабился, обнимая ректора одной рукой. В конце концов, всем иногда хочется немножко тепла. А ему оно сейчас очень нужно.   - Вот ты всегда меня поддерживал. А почему?   Он посмотрел на меня почти трезвыми глазами, цвета речного песка. Надеюсь, он не вспомнит этот разговор завтра. Иначе будет винить себя.   - Потому, что вы всегда поддерживали меня.   - И только?   Равен задумчиво запустил руку себе в волосы.   - А что, по вашему, чтобы проявлять к человеку симпатию, вообще нужен какой-то повод?   - А ты проявляешь ко мне симпатию?   - Я не...   Я совсем растерялся. И кто меня за язык тянул?   - Вы не так поняли...   - Мммм... - Равен вздохнул, опять утыкаясь носом мне в волосы. - Ты вкусно пахнешь... Все эльфы так пахнут?   - Не знаю. Как-то не замечал.   - Правда? А я вот к запахам всегда очень чувствителен. Могу человека по запаху узнать. Вот профессор Блек всегда пахнет металлом и гарью. От Найта всегда исходит чуть сладковатый запах лилий. А ты пахнешь очень тонко... как будто запах корицы с розой. Странное сочетание, не находишь?   - Это точно... - я усмехнулся. Было приятно слышать пусть и не комплимент, но красивую констатацию факта.   - А я чем пахну?   Я честно принюхался и рассмеялся.   - Сейчас вы пахните дорогим виски, профессор.   Равен рассмеялся. Он всё ещё был расслаблен, но быстро трезвел. У магов алкоголь усваивается не так как у обычных людей. Им, чтобы напиться вдрызг, нужно пить всю ночь без перерыва.   - Эх, Вил... Мне с тобой хорошо. Правда. Вот никогда не было друзей, но тебя я могу назвать другом.   - Другом... вы тоже мой друг, ректор.   - Ну сколько можно мне выкать, Вил!   - Мне сложно перестроиться. Просто мы редко общаемся наедине.   - Угу...   Я посмотрел на красивое лицо и улыбнулся.   - Вы засыпаете...   - Угу...   - Вставай. Я помогу тебе перелечь на кровать.   - Лучше на диван. До кровати, боюсь, ты меня не дотянешь.   Я встал, увлекая за собой пошатывающегося ректора. А Найт ещё ответит за это...   Я, тяжело пыхтя, поставил Вольфа на ноги, но весовая категория была слишком разной, и я, не выдержав, сам рухнул на диван, а Вольф упал сверху. С минуту мы оба молчали, уставившись друг на друга растерянными глазами. Я опомнился первым, пытаясь выбраться, но Вольф аккуратно, но решительно положил руку мне на плечё, не давая двигаться. Свечи в комнате были давно погашены ещё до моего прихода, и ничто кроме свиста ветра за окном и моего тяжёлого дыхания не нарушало тишины. Почему я только сейчас это заметил?   - Вольф? - я попытался убрать его руку, но он тут же переместил её мне на щёку.   - У тебя безумно мягкая кожа...   - Ты пьяный... Вольф, не делай того, о чём потом пожалеешь. Мне будет больно.   - Почему?   - Потому, что... Я люблю тебя, хоть ты мне взаимностью и не отвечаешь.   Равен замолчал, меряя меня пристальным взглядом. Я уже было с облегчением подумал, что он внял моему предупреждению, но вместо того, чтобы убрать руку, он принялся легонько поглаживать моё лицо.   - Я не буду жалеть, если ты не будешь жалеть.   Всё происходящее казалось мне сном. Тёплые нежные губы накрыли мой рот. Я судорожно вздохнул, от резкого острого ощущения, широко раскрывая глаза.   - Не нужно... - выдохнул я, но подобные возражения Вольф посчитал пустыми.   Он опять накрыл мои губы, слегка щекоча их языком, раскрывая их и проникая внутрь. Я судорожно выдохнул и перестал сопротивляться. Руки сами собой обвили шею любимого, а губы, словно живя своей жизнью, отвечали страстно и нежно, и умоляя о большем, и боясь этого. Вольф не спешил. Его руки ласково поглаживали меня по бокам, вызывая дрожь в позвоночнике и сладкую горечь внизу живота. Он слегка переместился так, чтобы оказаться между моими ногами и я, не задумываясь, закинул их ему на бёдра, прижимаясь ближе и выгибаясь от каждого нового прикосновения. Это было у меня впервые. Я никогда не был близок ни с женщинами, ни с мужчинами. И то, как одна рука мужчины расстёгивала мою мантию, а другая круговыми движениями, чуть надавливая, гладила моё бедро, вызывало у меня слабые стоны удовольствия и умиротворения. Мне никогда не было так спокойно. Лёжа под мужчиной, который когда-то спас тебе жизнь, который поддерживал тебя многие годы, чувствовать его тело своей, уже голой, кожей, его горячее дыхание на своей шее... Он чуть прикусил бьющуюся венку. А затем зализал укус языком. От такой ласки я закусил губу, чтобы не застонать в голос и не перебудить академию. Затем его язык нежно прошёлся вдоль солнечного сплетения и свернул к соску. Мягкие губы втянули его во влажную теплоту.   - Не надо... - опять застонал я, запуская руки в волосы мужчины. Но такой жест только подстегнул его. Он посасывал, покусывал, чуть надавливал языком на оба соска, заставляя меня буквально извиваться от наслаждения, которое было почти болезненным. Затем он опять поднялся к моим губам. Я принял их с облегчением, надеясь на то, что Вольф даст мен немного передохнуть, но нет.   - О небо...   Его рука скользнула в мои брюки и я почти заскулил от остроты ощущения. Рука скользнула вверх. А затем опустилась обратно, слегка сжимая мою возбуждённую плоть.   - Вольф, ах! Не делай так...   - Да, Вольф, не делай так. Ты же не трахаешь своих студентов, я прав?      Мне было стыдно за сказанное. Я ещё час сидел под яблоней, раздумывая над ситуацией. Зачем я так обидел Равена? Он ведь и вправду не делал ничего плохого! Бескорыстно помогал мне даже в ущерб себе. Я в академии всего лишь третий день, а уже так вывел ректора, что схлопотал по лицу. И так мне, по совести, и надо. Равен не был похож на остальных людей. Он был бескорыстен и добр! А я... Почему меня вообще должно это беспокоить? Да потому, что я тоже живой! Именно он заставил меня поверить в то, что я всё ещё жив! И я должен извиниться!   Я побежал в академию, твёрдо намереваясь сделать всё, чтобы заслужить прощение ректора. И я постараюсь больше никогда ему не грубить! Иначе - я полное ничтожество. Но звуки у двери в его комнаты заставили меня остановиться и прислушаться. И то, что я услышал... Внутри всё оборвалось. Человек, которого я стал уважать... Я чуть приоткрыл дверь и резко закрыл рот рукой, подавляя вздох злости и разочарования. Вильям извивался и громко стонал под руками и поцелуями Равена. А сам Равен, казалось. Полностью потерял голову. И когда его рука проникла в штаны эльфа...   - Вольф, ах! Не делай так...    Я наконец не выдержал.   - Да, Вольф, не делай так. Ты же не трахаешь своих студентов, я прав?    Оба уставились на меня испуганными и удивлёнными глазами.   Я презрительно фыркнул, опираясь плечом о дверной косяк.   - Вот значит, чем платят за место президента студенческого совета... вы не отвлекайтесь, я так, извиниться заходил. Но извинюсь за другое. За беспокойство. Прошу прощение, господа, не отвлекайтесь.   Я закрыл за собой дверь, а потом побежал, размазывая по лицу злые слёзы разочарования. Неужели Равен такой же как все? И Вильям? И.... Почему меня это, чёрт возьми, беспокоит?!

5
{"b":"156816","o":1}