ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 6

Я не знал, куда я бегу. После увиденного, возвращаться в спальню, куда потом придёт эльф, не хотелось. Это даже казалось невозможным. Да как этот Равен может так нагло лгать в лицо! Изобразил из себя оскорбленную невинность! Я не сплю со студентами! Конечно! А то, что я видел - моя тайная сексуальная фантазия! Как же я сразу не понял... Пялится на меня постоянно, в душе меня лапал, пел про бескорыстие, овцой прикинулся, а сам эльфа трахает без зазрения совести! Это ещё хорошо, что я не зашёл на час раньше! Попал бы под горячую руку! Или другое место... Чёрт!   - Ненавижу тебя, Вольф Равен! АЙ!!!   Похоже, я влетел во что-то твёрдое. Не удержав равновесия, я стал заваливаться на спину и, вероятно, разбил бы себе голову, если бы не чья-то сильная рука, перехватившая меня за спину.   - Тише, тише. Я тоже от него не в восторге, но зачем же так орать? - вкрадчиво поинтересовался чуть басовитый мужской голос, в котором явно читалась усмешка. Пока я переваривал полученную информацию, меня поставили на ноги, но всё ещё поддерживали за талию.   - Кто ты?   Я попытался всмотреться, но ничего не разглядел. Это всё грёбаное заклинание Равена по смене цвета глаз.   - Тень отца Гамлета.   Ответ был таким серьёзным, что я не знал, что делать - удивляться, злиться, или смеяться. Вместо этого я ответил:   - Тогда я Джульетта.   - Это почему же?   - Потому, что яду хочется. Я уже могу стоять, можешь отпустить меня.   Рука лежала на талии не плотно, но уверенно. Человек явно не опасался сделать мне больно. Он просто хорошо контролировал свою силу.   - Как хочешь.   Рука исчезла.   - И все-таки, чем насолил тебе Равен?   - Он долбанный ублюдок!   - Исчерпывающий ответ. - явное ехидство.   Я раздражённо поморщился.   - Я всё ещё не вижу, с кем я разговариваю.   - А тебе принципиально?   - Я же должен знать, кого убивать за сломанный нос!   - Ну, он у тебя не сломан, - незнакомец взял меня за локоть и повёл в сторону ближайшего факела. И когда свет огня осветил его лицо - продолжил:   - Да и убить меня у тебя, вряд ли получится.   Я чувствовал себя загнанной в клетку птицей, глядя в ехидное, но, в принципе, добродушное лицо профессора Блека. Он казался весьма непростым человеком, я не знал, как с ним общаться. Ну, если я проявлю вежливость, вероятно, не ошибусь.   - Простите за дерзость, профессор.   Но я, похоже, ошибся. Блек неподдельно раздражённо скривил губы.   - Ну вот. Стоит только лицо показать, как сыпется поддельная вежливость. Расслабься, в коридорах никого нет. Можно и на ты перейти.   - Хорошо.   Клэйтан Блек кивнул и, взяв меня под руку, повёл вдоль по коридорам. Я молча шёл следом. В конце концов, я не знал, куда я могу пойти. Блек отвёл меня в небольшое помещение, заставленное книжными полками. У стены напротив стоял широкий диван и журнальный столик.   - Здесь нас не побеспокоят. Это моя лаборантская. Я отдыхаю тут после тренировок. Ты ведь ещё не был у меня на занятиях?   - Нет.   - Я веду стихийную магию, магию нападения и защиты.   - И нападение с помощью заклинаний?   Я недовольно вскинул бровь. Нападение я признавал только с участием оружия. Блек был явно того же мнения, потому, что в ответ он ехидно заметил:   - А ты бы доверил этим олухам оружие? Ты-то сам, надеюсь, этой магической ерундой не страдал? Ты не выглядишь простым магом.   - Да, мой учитель обучал меня искусству фехтования зачарованным оружием.   - И чем ты дрался?   - Учитель заставлял мечём, но мне больше нравятся кинжалы.   Клэйтан одобрительно усмехнулся.   - А почему, могу узнать?   Он меня что, проверяет?   - Кинжалы легче и позволяют выигрывать время. А в схватке время - главный критерий, по которому измеряется твоя возможность выжить.   - Хм... Всё интереснее и интереснее...   - Ты о чём?   Я никогда не любил задумчивые голоса в моём присутствии. Это своеобразная паранойя. Но Блек ответил серьёзно, меряя меня пристальным взглядом.   - Говоря откровенно, увидев тебя впервые я подумал, что ты избалованный неженка.   - И что заставило тебя передумать?   - Твоя первая ночь. - меня передёрнуло от воспоминаний. - Ты не хныкал как баба, не покончил жизнь самоубийством. На следующий же день вернулся к занятиям. Это достойно уважения.   - Быть трахнутым и после этого не перегрызть себе вены - достойно уважения?   - Именно.   На миг мне показалось, что в глазах мужчины промелькнула ненависть и животная злоба, но они тут же исчезли, заменившись любопытством и благодушием.   - Ну, может расскажешь, чем тебе так насолил Равен?   Я сжал кулаки, не зная, что делать. Рассказать - значит прилюдно признаться, что мне не всё равно, с кем спит ректор. Не сказать - вызвать подозрения у Блека, который не вызывал особого доверия.   - Он просто наивен, как дитя. И глуп. Я думаю, он занимает в академии не своё место. Ему бы... - где-нибудь в борделе с мальчиками развлекаться! - пиво пить с ровесниками.   Блек хмыкнул, запуская руку в свои жёсткие с виду волосы.   - Не могу не согласиться. Но разве наивность - причина размазывать по лицу сопли и кричать о том, как ты его ненавидишь?   Улыбка пропала с его лица, и он теперь в открытую пристально, как рентген, рассматривал меня. Я попытался сделать независимое лицо.   - Не твоё дело.   - Правда? - Блек наклонился к самому моему лицу и его губы растянулись в наглой улыбке. - А мне кажется, что вы оба что-то скрываете. Я прав?   Вот теперь я стал понемногу понимать, что к чему. Я попытался скрыть напряжение. Он подозревает, что я и есть тот демон, который приходил в академию. Конечно, это довольно странно - в академию приходят два демона, а буквально через день появляется новый ученик. Но он ничего не докажет, или я не Келиот.   - Меня и Равена ничего не объединяет, понял?   - Ну-ну. - Клэйтан хмыкнул, выпрямляясь. - Не хочешь говорить - не говори. Сам всё узнаю.   - Удачи.   Я поднялся, намереваясь как можно быстрее покинуть лаборантскую. Блек меня не удерживал.      Студенты галдели громче обычного. А возможно мне так казалось с похмелья. Кусок в горло не лез. Я не сводил глаз с поникшего эльфа. Найт вообще не пришёл на завтрак. Вил ковырялся вилкой в тарелке, но так ничего и не съел. Мне было мучительно стыдно. Увидев Найта вчера ночью, я не смог после даже прикоснуться к эльфу. Это было как мгновенное отрезвление. И хуже всего то, что Вильям оказался прав. Я действительно жалею. Не потому, что я ректор, а Вил - мой студент. Я не могу это объяснить. Это даже не потому, что я потерял доверие Найта. Хотя, и поэтому тоже. Вил был мне другом, и в трезвом состоянии влечения я к нему не испытывал. И опять же, причина не в этом. А скорее в том, что мне больно от того, что я бы хотел видеть Найта на месте Вильяма. И это... Даже не подло. Гнусно. Правда о чувствах Вильяма не приносит мне счастья, но и ему тоже. Я обещал ему, что не буду жалеть. И я не должен. Хотя бы внешне. Тем более, если бы это был человек... Эльф же отдаёт своё тело и душу лишь раз в жизни и только после обручения. А отсюда следует... Искупить свою вину перед ним я могу только обручившись с ним. Поздравляю, Равен. Наверное, после этого я даже смотреть на спиртное не смогу. Я в который раз поднял глаза на эльфа и внутри всё сжалось. Чёрт... Я не имею права его бросить после того, как совратил его. Значит... решено. Дверь обеденного зала открылась и за стол седьмого курса, как ни в чём не бывало, прошёл Найт, занимая место рядом с Мирель, которая усиленно махала ему. Он лениво потягивался и обворожительно улыбался юному созданию. Та, явно польщённая таким вниманием, краснела и бросала на него томные взгляды из под длинных ресниц. Значит, он просто проспал. Или, как я уже привык, просто плевал на правила. Но его глаза были тусклы и мертвы. Стоп. Я не должен анализировать его внешность и состояние. Единственное, что я должен сделать, это последнее, что я должен сделать для него, я сделаю этим вечером. Если он вообще захочет меня слушать после того, что я сделаю сейчас.   - Минуту внимания.   Разговоры привычно прекратились. Я сглотнул комок в горле и выжал из себя радостную улыбку. Студенты встали, устремив на меня удивлённые взгляды.   - Сегодня знаменательный день для академии и для меня в частности. Вил, подойди ко мне, пожалуйста.   Эльф устремил на меня испуганный взгляд, понимая, что сейчас произойдёт. Он неловко поднялся, выбираясь из-за стола. Замер на минуту, но потом, опустив глаза, двинулся ко мне.    Я терпеливо ждал, продолжая удерживать на лице улыбку. Приблизившись, эльф поднял на меня испуганные изумрудные глаза и прошептал одними губами:   - Не надо...   Но если я этого не сделаю - опозорю и его и себя.   - Сегодня я, в присутствии тысяч свидетелей, как того требуют традиции, хочу сделать предложение Вильяму Эдварду Грею. - В зале поднялся гвалт. Студенты, не стесняясь, выражали своё мнение по этому поводу. Профессора поджимали губы.   - Неужели Равен его...   - Нет, Ректор не мог!   - Отчего же! Посмотрите, как зарделся эльф!   - Да, что-то точно было!   - Как низко!   - Да, Вил же только студент!   Но я продолжал улыбаться бедному юноше, успокаивающе поглаживая хрупкое плечё. Мне казалось, он сейчас расплачется к чертям. Я взял дрожащего эльфа за руку и ласково улыбнулся. - Вил, если ты согласишься, церемония будет проведена сразу после того, как ты окончишь академию.   Эльф молчал, не поднимая глаз. Всё его тело мелко дрожало. И я прошептал так, чтобы слышал только он.   - Я знаю, так следует сделать по вашим традициям. Иначе, если вчерашний вечер всплывёт...   - Нет.   Зал затих, а я смотрел на эльфа огромными удивлёнными глазами.   - Что?   - Нет, господин ректор, - Вил наконец поднял полные слёз и неприкрытой ненависти глаза. - Я не согласен. Прошу меня извинить.   И он, держа должную для аристократа осанку, вышел из зала. Не оборачиваясь и стараясь не перейти на бег.   Я же был полностью поражён.   - Студенты могут расходиться!   Блек встал из-за стола, указывая студентам на дверь. Остальные профессора вторили его примеру.   - Правильно, расходитесь, завтрак окончен.   И студенты стали расходиться, оглядываясь на меня, перешёптываясь. Что за чёрт...      Я стоял у двери в свою спальню, но зайти не решался. Стоны и всхлипы несчастного эльфа были слышны даже сквозь широкую плотно запертую дверь. Значит, Равен не собирался насиловать его. Он был... Просто пьян. И он решил нести ответственность за свой поступок, но не понял того, что для влюблённого эльфа лучше пожизненный позор, чем жизнь с человеком, который тебя не любит. Ведь они, как я понял, дарят свою любовь лишь единожды. И то, что я сказал вчера... Признайся, Найт, это была неосознанная ревность. Я не полюблю никого больше чем Скарта, но Вольф Равен, почему-то проник далеко в мою душу. Любимый, почему ты ушёл тогда, когда мне больше всего нужна твоя помощь и поддержка? Почему я ничем не смог тебе помочь? Почему именно сейчас кто-то появляется в моём сердце кроме тебя и я ничего не могу с этим поделать?... Если бы только ты был рядом, Скарт... Я бы и не взглянул на другого... И теперь я чувствую себя предателем. И от чистоты, которую ты так лелеял во мне, остались лишь светлые воспоминания... А ведь с твоей смерти и недели не прошло...   - Хватит там стоять за дверью. Я плачу, а не кусаюсь.    Я вздрогнул. Значит, эльф знает, что я здесь. Я тихо открыл дверь.   - Я просто не хотел тебя беспокоить...   - Какое благородство, Скарт! Вчера ты не был таким деликатным! И если бы не ты... Боже, да кого я обманываю?! Он бы всё равно не полюбил бы меня...   Гудвин скрутился на моей кровати, стараясь делать вид, что ничего не происходит. Я был благодарен книзлу хотя бы за молчание в подобных ситуациях.   - Я прошу прощение за грубость. Я не знал о твоих чувствах к Равену, прости.   - Странно,- эльф вытер слёзы рукавом и усмехнулся. - Я думал, это и слепой увидит. Надо мной уже многие смеялись из-за этого... - Эльф устремил взгляд в одну точку. На его лице играла странная, почти сумасшедшая улыбка. - А мне было всё равно. До этого дня. Я не прощу ему этого...   - Чего ты ему не простишь?   Я сел рядом с эльфом, беря его за руку. Он, явно не ожидая от меня подобного участия, удивлённо дёрнулся, но руки не отнял. А я повторил вопрос.   - Чего ты не простишь Равену? Своей любви? Того, что он так и не смог тебя полюбить?   - Нет! Я не прощу...   - Что? Того, что ты не сопротивлялся, когда он целовал тебя? Или того, что сам отказался выйти за него?   - Он сделал мне одолжение... Я... Я люблю его, Найт. Тебе не понять... Я не хочу, чтобы он страдал всю жизнь, живя с нелюбимым.   Мне не понять...   - Почему ты думаешь, что я никогда никого не любил?   Если бы он сказал мне это в нормальном состоянии, я бы убил его, даже не задумываясь. Эльф даже перестал плакать, глядя на меня удивлёнными изумрудными глазами.   - А я что, не прав?... Просто... впервые, когда я тебя увидел, у тебя было такое лицо, словно всё, что есть внутри тебя - пустота. А в пустом сердце не может быть любви...   - Моего любимого убили меньше чем неделю назад, Вил. Я знаю, что такое любить и не иметь возможности даже дотронуться...   Глаза эльфа расширились, повторно наполняясь слезами.   - Так вот почему... Прости, Найт! Я ведь, правда, не знал...   - Всё в порядке. Есть вещи и похуже, чем слова.   - Вот только ты был с ним... С любимым. До самого конца. И он отвечал тебе взаимностью.   - Так может, Равен - не тот человек, которому тебе стоит отдать своё сердце?   - То есть... Нет! Я люблю его вот уже семь лет!   Эльф поднялся и я вслед за ним.   - Вот именно! Ты знал его ребёнком! В твоём сердце ещё детский образ мужчины-героя, спасшего академию от демонов! Но ведь как человека, со всеми недостатками и достоинствами ты его не знаешь! Ты думаешь, он святой? Святых нет! Он обычный человек, Вильям!   - Замолчи! Замолчи...   Эльф схватился за голову. Оседая прямо на пол. Его опять стали душить слёзы. Я понимал, что перегибаю палку. Что эльф сейчас не в том состоянии, чтобы трезво мыслить, но мои слова были правдой. И эльф поймёт это. Или уже понял.   - Ты, конечно, прав... - Ну вот. - Но я не знаю, что мне делать. Как мне освободить от него своё сердце?   Я присел рядом с эльфом и аккуратно приобнял за плечи.   - Время освободит, Вил. Тебе всего восемнадцать, а это - ничто для долгожителей-эльфов. - А теперь, - я стёр ладонью слёзы юноши, - пойдём. Нам, как членам студенческого совета, не стоит опаздывать на занятия, я прав?   И эльф улыбнулся.      - Эй, я не понимаю, зачем мне идти на руны, если у меня нет посоха, на который их нужно наносить!   - Ну, хотя бы посидишь на уроке. Это ещё то представление!   - О да, я слышал, его у вас ведёт гном.   - Они, как никто другой разбираются в рунах!   Мы с Вилом неслись по коридорам в подземелья на урок рун. На седьмом курсе, студенты, уже получившие свои посохи, должны укрепить их рунами. А руны преподавал гном из одного из самых знаменитых родов. Правда, в семье не без урода, как говориться. Я слышал, что лучшего специалиста в этой области сыскать трудно, но гном был далеко не подарком!   - Успели! - воскликнул эльф, забегая в аудиторию. Я забежал следом. Профессора ещё не было. Студенты, вопреки моим опасениям, не косились на Вильяма, не задавали вопросов. Вообще вели себя так, будто ничего не произошло. Неужели повзрослели? Я занял место рядом с Вильямом и перевёл дух.   - Если мне ещё раз придётся устроить такой марафон, лучше сразу застрели меня!   - Не получится. - эльф закашлялся от нехватки кислорода. - Я раньше коньки отброшу.   Я удивлённо вскинул бровь. Неужели аристократу-эльфу знакомы выражения, называемые сленгом? Хотя, чего я удивляюсь? Мне-то они тоже знакомы.   - Эй! Найт! А ты, того, сам-то не хочешь посох сварганить? Это штука интересная, право слово!   Гном Курт Боял Ройт подошел к нашему столу, стараясь при этом не показать, что глазки-то у него уже один одного посылают. И где нахрюкаться успел? Хотя, чему я удивляюсь? У них, у гномов, у всех болезнь такая. Поголовно. А эльфы-близницы, как я заметил, явно были чем-то недовольны.   - Что же ты, Курт, друзей обижаешь? Негоже самогон в одну харю...   - Шшш! - Гном, чуть пошатываясь, прижал палец к губам (не с первого раза, должен заметить) и огляделся. - Ты чего это, на всю аудиторию орёшь-то, а? Хош, чтобы меня опять замели, да?   - Да нет, что ты.   Я состроил невинное лицо. Гном, похоже, поверил. И тут, сзади к нему стали подкрадываться вышеупомянутые братья Ворн. Один из них, возможно, Альберт, приложил палец к губам, показывая, чтобы мы с Вильямом молчали. А я и не собирался ничего говорить. Мне стало интересно, чем этот детский сад закончится. А закончился он тем, что Кей схватил гнома сзади под руки, а Альберт стал рыться по карманам гнома. Я аж ошалел от такой наглости. Но близнецы пояснили.   - Этот гад у нас вечером бутылку спёр! И отдавать не хочет!   - Да нет у меня ничего! - орал гном, безуспешно пытаясь вырваться из цепких лапок Альберта. - ААА! Хулиганы! Пустите, изверги!!!   - Бессмысленно. - хмыкнул я. - Если он что-то у вас и позаимствовал, то уже успел применить это. Внутрь. Так что теперь у вашего самогона только один выход...   Вил закрыл рот рукой, чтобы не засмеяться в голос. Эльфы. Принюхавшись и, видимо почуяв запах выпивки, с тяжёлым вздохом отпустили гнома.   - А не боитесь, что я могу рассказать кому-нибудь о ваших проказах?   Эльфы стушевались, заискивающе поглядывая на президента студенческого совета. Вильям рассмеялся.   - Да не бойтесь вы! Просто серьёзно скажите, неужели вы действительно собирались всё это выпить? На нас же алкоголь действует совсем не так, как на гномов.   Взгляд эльфа стал суровым. Близнецы попускали головы.   - Не всё, конечно.   - Да, мы бы всё не выпили...   - Просто тяга к приключениям на мягкое место?   - А ну ка все, расселись!   В аудиторию, важный, как пять копеек, прошествовал профессор Бард Броккат, пошатывающейся походкой. Видимо, он тоже уже успел употребить. Диагноз, что и говорить... Ну вот, уже стихами говорю...   Студенты разошлись по своим местам. Им-то ладно. Они что-то записывать будут, а мне это зачем? Посоха нет. Все существующие руны я уже давно выучил. И теперь, сиди тут два часа, слушай пьяный бред профессора, который, как предполагается, будет чуть лучше Гудвина. Послушал эльфа на свою голову.      Хоть эльф и обещал мне зрелище, как я и ожидал, ничего кроме пьяного бреда я не услышал. Тем ни менее, задания гном давал вполне чётко. Я с радостью дождался конца занятия. Следующими в списке были... защитные чары, которые ведёт Блек. Этого только с утра мне и не хватало. Я не знал, чего от него ожидать, но явно ничего хорошего.   Зал был огромным. В нём не было ни парт, ни стульев. Стояли многочисленные зеркала. Окна были задёрнуты тяжёлыми шторами из синего бархата. И у окна уже стоял профессор Клэйтан Блек. В аудиторию я и Вил пришли первыми, поэтому, я был растерян. Что-то нужно сказать? Но Блек опередил нас. Он оторвался от подоконник и прошествовал к нам, с широкой улыбкой. Тем ни менее, глаза были сощурены.   - Вы уже здесь? Лестно видеть, как вы спешите на мои занятия, мистер Скарт! И вы, мистер Грей. Кстати, мои соболезнования.   Профессор слегка поклонился в сторону эльфа. Я чуть заметно сжал кулаки. Естественно, ни о каком соболезновании речи быть не могло. Не знаю почему, но сложившаяся ситуация, похоже, радовала профессора. Точнее забавляла.   - Никак не ожидал увидеть вас вместе... Вы ведь не ладили?   - Мир полон неожиданностей, профессор. - холодно ответил эльф.   - О да, мистер Грей. Полон.   При этом Блек смерил меня ехидным взглядом. Я едва сдержался, чтобы не запустить в него хотя бы огненным шаром.   В аудиторию стали подтягиваться другие студенты. По их лицам было видно, что они далеко не в восторге от профессора. Интересно, что ожидает меня на занятии? Когда все уже были в сборе, профессор выстроил нас в ряд, а сам устроился всё у того же подоконника.   - Сегодня мы будем проходить защитные чары от стихии огня.   Я сжал кулаки, с дикой неприязнью глядя на то, как профессор ухмыляется, глядя на меня. Думает, что так сможет меня раскусить? Это вряд ли. Зато у меня будет хорошая возможность запустить в него чем-нибудь огненным.   - Я вызову кого-нибудь из вас в центр. Пусть он нападает на меня, а я буду отражать его магию с помощью заклинания Rideamus. Оно применяется только для отражения стихийной магии огня. Затем я сам буду нападать, а кто-то из вас будет отражать магию. Вызывать буду всех. А начнём с... Да, начнём с новенького. Ну что, Скарт, проверим твой потенциал?   - О да, профессор, проверим.   Сами напросились, профессор! Я вышел в центр зала и, не дожидаясь команды, выкрикнул:   Поток адского пламени вырвался из моих ладоней, направляясь прямо к профессору. На миг на его лице отразилось удивление, но за секунду до того, как пламя достигло его, он выкрикнул, выставив посох перед собой:   - Rideamus!   Пламя разошлось в разные стороны, и было поглощено зеркалами. Так вот, для чего они здесь! У профессора была молниеносная реакция. Один способ его победить - застать врасплох. Но теперь он был сосредоточен и напряжён. Показывать ему остальные заклинания не было смысла.   - Lux in tenebris!   И он опять увернулся.   - Молодец, Найт! Ты почти подпалил меня! А теперь моя очередь!   И прежде чем я успел что-то сообразить, выкрикнул:   - Lux veritas!   Я не успел даже понять, что произошло, как меня отбросило сначала волной горячего воздуха, а потом волна огня накрыла меня и... темнота.      Я был почти напуган, глядя, как мальчишка падает от моего заклинания. Если бы он и вправду был демоном, он должен был бы знать, что заклинание практически смертельное и не дал бы мне ранить себя. Но он лежал на спине без сознания. С края губы текла кровь. Рука вывернута под неправильным углом.   - Вы что, сумасшедший?! - выкрикнул кто-то из студентов.   К мальчишке сразу подбежало несколько студентов. Эльфийка Мирель, Вильям Грей и братья Ворн.   - Вы ответите за этот произвол, профессор!   Грей поднялся, меряя меня ненавидящим взглядом.   - Да! Вы напали из-за спины!   - Что тут происходит? НАЙТ!   Его тут не хватало... На шум прибежал Равен.      Найт лежал на спине. На его руках были ожоги. Одежда было прожжена во многих местах. Концы прекрасных волос дымились. Рука сломана. Я метнулся к нему, но, резко остановившись, повернулся к Блеку.   - Что здесь, чёрт возьми, происходит?!   Я схватил ошалевшего профессора за ворот мантии и сильно встряхнул.   - Отвечай, ублюдок!   Но Блек словно окаменел. Он неверящими глазами смотрел на бедного юношу и ничего не мог сказать. Я грязно выругался, отшвыривая его в сторону и садясь на колени перед Найтом.   - Вил, хоть ты объясни, что тут произошло!   - Блек ударил Найта Lux veritas.   - Что?!   Это было одно из самых сильных заклинаний огненной стихии.   - Да как он... Найт?   Парень зашевелился. Он зажмурил глаза и попытался встать, но закричал, пытаясь схватиться за сломанную руку, и опять закричал.   - Тише! - Испуганно воскликнул я. - Тише, Найт. Не двигайся. Я отнесу тебя в больничное крыло.   - Ректор? - мальчик слегка приоткрыл глаза и улыбнулся. - Простите за вчерашнее...   У меня в груди всё болезненно сжалось. Я попытался как можно аккуратнее поднять его. Найт шипел от боли, но не сопротивлялся.   - Мне не за что тебя прощать.   - Но...   - Шшш...   Я ласково погладил мягкую щёку. Попутно стирая струйку крови, сочащуюся из разбитой губы. И понёс несчастное создание в медпункт.   - Миссис Паркинсон...   Поскольку руки были заняты, стучал я ногой. Пожилая женщина открыла дверь практически сразу, хватаясь за рот при виде Найта.   - О небо! Что с мальчиком?   - На уроке защиты покалечился.   - Несите на кровать, живо!   Я поспешил выполнить указание.   - Так... Аккуратно... Удобно?   Демон кивнул, прикусывая губу. Конечно, удобство - понятие относительное. Особенно в его случае.   - Что это за защита такая, что детей так калечат! Я уже давно говорила, что Блеку не место в академии!   - Я согласен с вами, миссис Паркинсон, но что я могу сделать?   - Ничего, я понимаю... так! А теперь вам лучше выйти! Только мешаться будете!   И врач, как курица-наседка, принялась хлопотать над Найтом. Я остался ждать за дверью.   Ну Блек! Убью его! Нет, правда, убью! Что он о себе думает? Как можно применить такое заклинание к восемнадцатилетнему юноше?! Он же мог убить его! А если бы Найт успел прореагировать и отразить атаку, моя магия маскировки дала бы сбой и тогда все бы узнали, кем является Найт Эрроу Скарт на самом деле. В коридоре послышались поспешные шаги.   - Вольф! - Вильям кинулся ко мне. Он был встрёпан и взволнован. - Как он? С ним всё хорошо?   - Не знаю, сейчас миссис Паркинсон лечит его. Вил, я...   - Не стоит. - эльф махнул рукой. - Я не буду держать на тебя зла.   - Правда?   Я неверящими глазами смотрел на эльфа. Вильям слабо улыбнулся.   - Правда.   - Спасибо...   - Не меня благодарить надо, а Найта. Он открыл мне глаза на многие вещи.   Я только и смог, что кивнуть. Вот и всё... демон решает все мои проблемы, сам того не подозревая, а я не могу обеспечить ему безопасность.    Мы оба ждали под дверью ещё час, пока дверь в медпункт не открылась и врач не разрешила нам войти.   - О, вы оба здесь?   - Найт!   Эльф бросился к кровати демона, хватая того за руку.   - Ты в порядке... Мы так перепугались... А Блек! Он до сих пор как в трансе! Слава Создателю, ты в порядке...   Демон смотрел на эльфа удивлёнными глазами, а потом улыбнулся.   - Ну-ну. Я же не умираю. Всё в порядке. Вот и руку подлатали... - он задумчиво поднял над лицом забинтованную руку. - И хоть перелома уже нет, врач сказала ходить так ещё пару дней.   - Мы все волнуемся за тебя...   - Скажи всем, что я в порядке. Иди, отдыхай.   Эльф на последок дружески пригладил волосы демона и вышел, улыбнувшись мне на прощание.   А я подошёл к кровати Найта и присел рядом на корточки.   - Как ты?   Юноша улыбнулся, закатывая глаза.   - Я же сказал - в порядке. Ещё раз - прости.   - Говорю же, тебе не за что извиняться. Я вправду был тварью... И из-за этого Вил теперь мучается...   - Он тоже в порядке. Я поговорил с ним, и он согласился, что любил тебя не более, как идеал из детской мечты. Хотя не думаю, что он сможет общаться с тобой, как раньше после того, что ты учудил за завтраком.   - Я уже понял, что только хуже сделал...   Демон фыркнул, тем ни менее, не ехидно. Он просто устал.   - Вот скажи, Равен, почему не проходит и дня в этой академии, чтобы я не получил какое-нибудь увечье? Это место что, проклято?   Я грустно усмехнулся.   - Не знаю... Кстати, миссис Паркинсон, могу я забрать его?   - Куда?   Женщина, до этого тихо наблюдавшая со стороны, встрепенулась, устремляя на меня строгий взгляд.   - Мне нужно показать ему что-то.   - Это подождёт. - отрезала женщина.   Демон заинтересованно смотрел на меня.   - Это что же ты мне показать хочешь?   Я нервно запустил руку в волосы. Найт подозрительно сощурился.   - Что, Равен?   - Ну, это очень важно.   - Тогда пойдём.   - Какое - пойдём?! Не пущу! Мальчику лежать надо!   - Миссис Паркинсон, - я поднялся, ласково обнимая женщину за плечи. - Если бы не вы, я бы не знаю, что бы мы делали. Но ему, правда. Нужно пойти со мной. Я должен был показать это ещё пару дней назад.      Женщина, похоже, оттаяла и улыбнулась Равену.   - Ладно. Пусть идёт. Только аккуратно!   - Благодарю.   Равен чмокнул женщину в щёку и подошел ко мне.   - Помочь встать?   - Я сам.   Я честно попытался встать, но каждая косточка отдавала тупой болью. И ректор, поняв это, все-таки подхватил меня под руку. Интересно, что он хочет мне показать?...   - Так что ты хочешь мне показать? - спросил я уже на коридоре, следуя в след за ректором и опираясь на его руку.   - Увидишь...   - Равен, я начинаю бояться, когда ты так говоришь...   - Не стоит...   Он помог мне подняться по лестнице на седьмой этаж. Под конец я думал, что ноги отвалятся. Но пронесло. Равен остановился у одной из дверей в самом конце коридора.   - Думаю, будет лучше, если ты зайдёшь туда один.   Я вскинул бровь, но спорить не стал. Равен открыл передо мной дверь и я вошёл. Дверь тихо закрылась за спиной. В комнате было очень холодно. Воздух, который я выдыхал, превращался в пар. В комнате было пусто. Совсем. Я уже было хотел вернуться, как почувствовал что-то. Что-то будто тянуло меня вглубь комнаты. Я послушно двинулся вперёд. Воздух в центре был густой и непрозрачный. Смутное беспокойство стало закрадываться в душу. Может, это ловушка? Но стоило мне сделать ещё один шаг вперёд, как я понял: пустота - всего лишь иллюзия. В центре комнаты стоял большой хрустальный гроб, наполненный белыми розами, на которых лежал...   - Любимый...

6
{"b":"156816","o":1}