ЛитМир - Электронная Библиотека

 Глава 7

Он сказал, что любит меня... Возможно ли это? Или он просто хотел меня успокоить? Скарт, ты ходячая загадка... А может я тебя не понимаю только потому, что ты старше меня на пару сотен лет? Хм... Возможно...   Я ворочался с боку на бок, подминая под себя подушку, но сон не шёл. Небо за окном, у самого горизонта, чуть зарделось. Скоро рассвет, а я так и не сомкнул глаз. А сегодня Скарт будет тренировать меня в фехтовании. Сразу после рассвета... Что будет, если он увидит меня таким... заспанным? Он сразу поймёт, что я не спал из-за его слов... Ну и что? Он же не рассчитывал, что я останусь равнодушным? Интересно, а я сам его люблю? Не знаю... Я ведь ни к кому ничего такого не испытывал, так что сравнить не с чем. А если люблю, то разве нормальна такая любовь, когда избранник старше тебя на пару столетий, когда он тебе и отец, и мать, и наставник? И друг... У меня ведь никого дороже нет. Может, это не любовь, а признательность? А если и любовь, то родственная? Бред... Родственники не возбуждают одним лишь взглядом... А Скарт... Любое его движение, взгляд из под очков, шёлк волос, рвущийся на ветру... Крепкая стройная фигура... Голос... Нет, если это и не любовь, то что-то близкое к ней настолько, насколько ребёнок является подобием родителей. И сегодня... Возможно, сегодня я наконец смогу разобраться в наших отношениях. Ведь если мы любим друг друга, мы же можем быть любовниками...   Я мечтательно улыбнулся, жмурясь от удовольствия, которое приносили лишь мысли о физической близости со старшим демоном. Стоит лишь вспомнить те поцелуи... И чуткие прекрасные руки... И мягкие волосы, струящиеся между пальцев... А что если...   Я сел в постели, запуская руки в волосы, судорожно соображая. А что если мне прийти к нему сейчас? Представляю его лицо... Приятная неожиданность. А что если он накричит на меня и прогонит? Он же все-таки мой учитель... Нет, он не прогонит меня. Он же меня любит... БРРР!   Я быстро встал, боясь передумать, наскоро накинул на себя манию и почти побежал по коридору, подгоняемый не то страхом, не то нетерпением. А если он спит... А я его разбужу... Нам ведь рано вставать, он не выспится... Чёрт, Найт! Не будь девчонкой! И все-таки возле его двери я замер, прислушиваясь. Тишина... Значит, Скарт и вправду спит... Рука замерла, в сантиметре от дверной ручки. Прийти к нему сейчас, разбудить и запрыгнуть к нему в постель - не самый лучший способ разобраться в наших отношениях. А вдруг опять он станет меня избегать? Ну уж нет! Я ему не позволю!   Я решительно потянул дверь на себя, но весь мой пыл выветрился, не прошло и полсекунды. Скарт спал, растянувшись на краю кровати. Он даже не снял с себя мантию. Она была расстёгнута, немного смята. Совсем на него не похоже. Очки чуть съехали набок. Волосы всё ещё стянуты лентой, но растрёпаны. Я нерешительно подошёл ближе, присаживаясь рядом с ним на корточки. Правая рука демона свешивалось с кровати, а прямо под ней... Книга? Скарт читал и заснул. Разве такое возможно? Он же всегда контролирует своё тело и меня заставляет раздеться, прежде чем залезть в постель. А сам лежит в мантии, в которой проходил весь день, на чистых простынях. Но это вызвало только нежность. Сейчас, когда он был расслаблен, и ему не нужно было выглядеть моим учителем, его лицо помолодело, влажные, приоткрытые алые губы притягивали сильнее самого сильного магнита. Больше всего мне хотелось сохранить это прекрасное видение в памяти. И позже, возвращаясь в свою спальню, я был рад, что так и не разбудил мужчину. Пусть спит, осталось всего пара часов.   - Не зевай, Найт! Ты опять пропускаешь выпад! Был бы этот бой настоящим, я бы заколол тебя уже в сотый раз!   Я послушно пытался сосредоточиться, но вид гибкого тела наставника не вызывал во мне инстинкта самосохранения. Скорее наоборот. Так мышь смотрит на гадюку, прежде чем та набросится на неё. И мышь знает, что если не сдвинется с места, то умрёт, но эта гадюка такая прекрасная...   - НАЙТ!   Я тряхнул головой и побледнел. Мгновение назад, Скарт сделал выпад, а я, вместо того, чтобы увернуться, подался навстречу, как загипнотизированная мышь, и чуть было не напоролся на лезвие, но, благо, Скарт успел отклонить удар. Зато теперь его взгляд не предвещал мне ничего хорошего.   - Что за дела, Найт? Мне заставить тебя усилить утренние тренировки? Может пробежку раза в два увеличить, чтобы соблазна задремать на моём клинке не было? Соберись!   Мне захотелось волком завыть. Скарт, каким бы лояльным он не был, если он сказал, что удвоит тренировки, значит так он и сделает, как бы он ко мне не относился.   - Мне неудобно драться мечём! - попытался оправдаться я. Но Скарт явно не посчитал это оправдание стоящим. Он строго смотрел из под очков, поигрывая мечём. - Просто я не выспался...   - Это ещё почему? Ты заболел?   Серьёзность на лице старшего демона вдруг с воспитательской сменилась на отцовскую. Он подошёл ко мне, беря моё лицо за подбородок, проверяя зрачки. Потом слегка коснулся губами лба. Я вздрогнул от этого бережного прикосновения.   - Да, заболел.   Я поднял на демона глаза, глядя, как на его лице появляется опаска. Глаза чуть подозрительно суживаются. Ох и зря я это...   - И чем же?   Он всё так же держал меня за подбородок, стоя ко мне почти вплотную. Я не мог пропустить эту возможность...   - Тобой.   Вот сейчас главное не отвести взгляд. Он должен понимать, что я отдаю отчёт своим словам. И я с уверенностью смотрю в глаза старшему демону. Он устало качает головой и... улыбается? Право же! Скарт улыбается!   - Не зевай!   И он сделал очередной выпад, который я едва успел отклонить. Но теперь озорная, почти детская улыбка не сходила с его лица. И я тоже улыбался, не стесняясь показать свои эмоции. Да, нет сомнений, я люблю этого демона. Только бы он улыбался так почаще...   Бокал выпал у меня из руки, разбрызгав вино по мантии, столу и рукам.   - Неуклюжий...   Скарт поднялся со своего места, принимаясь аккуратно стирать со стола вино. Сегодня мы перевыполнили норму по тренировкам, заигравшись до самого ужина, пока дворецкий, посланный отцом, не сказал нам возвращаться обратно в поместье. И всё бы ничего, если бы руки не тряслись от усталости, а пальцы не отказывались слушаться. От жёсткой рукояти меня на ладонях появились мозоли, так что пришлось одеть перчатки. Не могу же я позволить своим рукам выглядеть так... Бррр! Даже слова сложно подобрать к этому безобразию. А Скарту хоть бы что. И даже не скажешь, что не выспался.   - Дай сюда.   Он потянулся к моим рукам, чтобы снять испачканные перчатки, но я поспешил отдёрнуть руки. Я стыдился мозолей не потому, что они портили руки. Потому, что у настоящих мужчин кожа не должна быть такой нежной. Скарт, по-видимому, всё понял. Но продолжал настаивать на своём.   - Мы просто сменим их на чистые. Тебе нечего стыдиться.   - Но...   Я невольно перевёл взгляд на ладони старшего демона и чуть не покраснел от стыда. Кожа была чуть грубоватой, но не повреждённой. Он много тренировался, должно быть. Я на его фоне и вправду ребёнок.   - Найт...   Демон присел на корточки рядом со мной. Беря мои руки в свои, и улыбнулся.   - Ты ещё очень молод. Ты всего второй год держишь в руке меч. И своей кожей ты должен гордиться.   - Почему?   Я непонимающе склонил голову набок. Чем тут гордиться, если парень в пятнадцать лет выглядит как девчонка и даже руки у него тонкие и холёные?   - Потому, что мне нравится её касаться.   Он уже незаметно стянул одну перчатку и поцеловал мою раскрытую ладонь. Я вздрогнул и от боли и от нежности, которая поднялась во мне от этого жеста. Благо, мы всегда ужинали в малой столовой, которая практически принадлежала нам двоим, и посторонних тут не было.   - Это я виноват. Заигрались мы с тобой. Ты самостоятельно даже вилку в руку не возьмёшь.   - Да я и не проголодался... -попытался увильнуть я, но разве можно обмануть Скарта?   Тот только усмехнулся, садясь на соседний стул и придвигая его вплотную к моему. Я как загипнотизированный следил, как он накалывает на вилку кусочек рыбы и с мягкой улыбкой подносит её к моим губам.   Я попытался смущённо отвернуться, но Скарт перехватил мою руку, нежно но уверенно разворачивая меня обратно.   - Ну, чего ты стесняешься?   И я послушно приоткрыл рот, забирая с вилки рыбу. Скарт улыбнулся и потянулся за второй порцией. Это повторялось много раз. Он, как будто специально выбирал самые маленькие кусочки. И неотрывно следил за мной. Его взгляд становился каким-то странным. Сосредоточенным. Когда я потянулся за очередной порцией, небольшая капелька соуса соскользнула с вилки и осталась на моей щеке.   - Ой...   Я поспешно поднял руку, чтобы стереть её, но демон в очередной раз перехватил мою руку.   - Можно я?   Как в замедленной съёмке я кивнул. Всё с той же странной мягкой улыбкой Скарт склонился к моему лицу. Одной рукой он мягко придержал меня за плечё. Другая легла на шею. А его язык... скользнул по моей щеке. Я шокировано распахнул глаза, не ожидая такой ласки. Но демон не дал мне опомниться. В следующую секунду его губы уже накрыли мои. Как же я хотел опять их почувствовать... Он нежно прижимал меня к себе, лаская мои губы языком, пока не спеша проникать внутрь. И я вдруг прижался к нему всем телом. Усталость, ноющие мышцы и вдруг такой контраст - нежные поцелуи, бережные прикосновения и ласка...   Ту ночь мы провели вместе. Впервые я познавал физическую близость. Хотя я бы не назвал её таковой. Наши тела пытались слиться воедино, только для того. Чтобы душа коснулась души хоть на мгновение. Я не был смельчаком. Более того, мне было страшно, но Скарт не сделал мне больно, пусть даже у меня это и было впервые. Он не сводил глаз с моего лица, ловя каждое изменение. Его руки неустанно гладили меня везде и собственнически и нежно. Его губы дразнили меня лёгкими прикосновениями к шее, уху. И то, как он шептал моё имя на самом пике удовольствия, я никогда не забуду... Чувствовать его... Любимого... Обнимать, любоваться умиротворённым лицом, слушать ровное дыхание, положить голову ему на грудь и слышать стук сердца, которое принадлежит только тебе... Это и есть настоящее счастье... Которое я потерял...      Слёзы градом катились по щекам. Почему я вспомнил именно этот день, глядя на спокойное, такое родное лицо? Наверное потому, что именно в тот день я впервые убедился в том, что действительно люблю. И любим. Впервые почувствовал, что кто-то всегда будет обо мне заботиться, что бы не случилось... На нём не осталось ни одного шрама. Должно быть, Равен залечил их. Только глаза были перевязаны чёрной лентой. Он будто спал. Опять, как в ту ночь... В своей мантии, перетянутыми лентой волосами... и если закрыть глаза и помечтать, то можно подумать, что он просто спит, а где-то здесь, совсем рядышком лежит выроненная из руки книга. И только безвольно раскинутые чёрные крылья говорили о том, что Скарт погиб. Ноги больше не держали меня. Я горько плакал, упав на пол рядом с гробом, обнимая ледяное тело, целуя мёртвые губы, прижимаясь щекой к ладони, которая больше никогда не коснётся меня. Чьей теплоты я больше не почувствую. Как умалишенный я шептал ему что-то, как будто он был всего лишь без сознания и мог меня услышать.   - Почему так случилось? Ответь! Ты же всё знаешь! Почему ты.... Почему ты мёртв?! А я жив... Любимый... - я прижался щекой к груди демона с той стороны, где всего неделю назад билось сердце. Сердце, навеки отданное мне. И затихшее одновременно с моим, так как моё сердце навсегда принадлежит только ему... И эта тишина...Эта глухая тишина у него в груди заставила слёзы литься с двойной силой.    - Почему я не могу лечь здесь рядом с тобой? Ты чёртов эгоист! Для чего ты хотел спасти мою жизнь? Чтобы сделать её кошмаром? Ты хоть представляешь себе, что я чувствовал, когда они калечили тебя, а я не мог ничего сделать? Я был готов умереть рядом с тобой! Я хотел этого! Но как я могу, если ты до последнего пытался защитить эту никчемную жизнь? Скарт! Ну прошу, скажи хоть слово! Я так скучаю... Как же я хочу просто держать твою руку всю свою жизнь и знать, что там... Там, где ты сейчас, ты это почувствуешь! Почему ты так рано ушёл! Я ведь... даже не смог с тобой попрощаться!   - Найт?   Я вздрогнул от постороннего звука, инстинктивно прижимаясь плотнее к груди любимого. Как будто умоляя непрошенного гостя не забирать его у меня ещё раз. Но это был всего лишь Вольф Равен.      Я предполагал, что мальчику нужно будет выплакаться, поэтому положил заглушающие чары на дверь. Но он не выходил, хотя прошёл уже второй час...То, что я увидел в комнате повергло меня в самый настоящий шок. Юноша громко рыдал, судорожно обнимая мёртвое тело демона. И то, как он целовал волосы погибшего, ледяные от сохраняющих чар губы, руки, всё до чего только мог дотянуться... Значит погибший был Найту отнюдь не просто другом... Моё сердце бешено колотилось от глубокой жалости, сострадания и нежности к этому созданию. Пусть это прозвучит дико, но я всё бы отдал, чтобы он вот так рыдал над моим гробом. Да, я влюбился. Как это произошло, я не имею ни малейшего представления. Что заставило меня отправиться обратно в лес и найти изувеченное тело этого Скарта? Что заставило вылечить его шрамы? Только осознание того, как это важно для студента. Для Найта. Он бился в истерике и моё сердце разрывалось от боли. Пусть он никогда не полюбит меня. Такую любовь он забыть не сможет. Но я просто буду рядом. Он не оттолкнет меня. А потом, возможно, привяжется, и я смогу облегчить его боль...   - Найт... - осторожно позвал я.   Мальчик испуганно прижался к груди погибшего любимого, стараясь не защититься, а накрыть его своим телом, чтобы защитить его. Чтобы их опять не разлучили. Сердце в который раз пропустило удар.   - Ректор?   Найт немного расслабился. Если так вообще можно выразиться по отношению к его теперешнему состоянию. Но тело из объятий не выпустил, а как будто прижимал плотнее. Я присел рядом с ним.   - Прости, что зашёл. Я беспокоился...   - Можно продлить заклинание? - не слушая спросил Найт, и я понял о чём он.   - Максимум, что я могу это сохранить его в течении трёх дней. Потом его тело начнёт...   Я не договорил. Найт и так всё понял. Слёзы обильным потоком катились из его глаз, но его лицо, казалось, утратило какое-либо выражение.   - Значит три дня...   Он крепко сжал руку любимого, и мне вдруг захотелось прижать мальчика к себе. Успокоить его. Чтобы он бесконечно плакал у меня на груди, пока его слёзы не закончатся.   - Господин Равен...   - Да?   - Спасибо вам. Вы не представляете, что вы для меня сделали. Я никогда не забуду вам вашу доброту...   И он сам обнял меня. Крепко, уткнувшись лбом мне в плечё. С секунду я сидел поражённый. Но потом руки сами в успокаивающем жесте потянулись к хрупким плечам. Ласково, не стараясь скрыть свою нежность, я успокаивающе гладил мальчика по волосам, целуя в макушку ,и почему-то слёзы душили и меня самого.      Я позволил Найту пропустить занятия, чтобы он смог побыть со своим любимым. Ему и так дан ничтожный срок - три дня. Я сказал ему пароль от комнаты. Никто кроме меня не сможет пройти туда. И надеюсь, что он немного успокоится. Больше всего на свете я хочу увидеть его лицо таким, каким его когда-то видел Скарт. Это значит для меня безумно много...   - Профессор?   Я поднял глаза. Шестикурсница Кетти Лин протягивала мне свой посох.   -Вот, проверьте. Правильно?   Я осмотрел плохо отполированный посох, сейчас больше походящий на обычную палку.   - Нет, Кетти. Чуть больше стараний.   -Угу!   И она вернулась на своё место. Я забыл упомянуть, что преподаю не только зельеделье. У шестикурсников есть предмет, который так и не получил чёткого названия. На этих уроках студенты мастерят свой посох. В течение года. А я должен следить. Ведь лучшего мастера по изготовлению посоха сложно найти. Лучше меня с этим справлялся только мой отец...   - Можно?   Послышался стук, а затем в дверном проёме показался человек, видеть которого никогда не было особого желания, а сейчас оно отсутствовало напрочь.   - Профессор Блек?   - Господин ректор, можно вас на пару слов?   Я тяжело вздохнул.   - Шестой курс, продолжайте работу. Я вернусь через пару минут.   Я вышел в коридор, сопровождаемый любопытными взглядами студентов. Естественно, они были в курсе вчерашнего инцидента. Нападение, а по-другому сказать сложно, на студента никогда бы не осталось без внимания в этой академии. Я закрыл за собой дверь и пристально посмотрел на Блека. Его лицо, казалось, посерело. В глазах не было ехидства, и даже осанка была не ровной, как будто мужчину клонило в сон, но он старался сдерживать желания организма изо всех сил. Это было не походе на вечно надменного Блека. Но я не дал жалости взять верх над гневом.   - Что вы хотели, профессор?   Блек впервые в жизни замялся, отводя взгляд.   - Как Найт?   - Вашими стараниями, не очень хорошо. У него был перелом, вывихи и ожоги. Сейчас он с трудом самостоятельно передвигается. Что-то ещё?   - Да что ты смотришь на меня волком, Равен? Знал бы я, что он обычный мальчишка... Думаешь я смог бы напасть на обычного ребёнка?   Я смотрел в глаза мужчины, в которых выражалась неподдельная боль. Да, он кричал на детей, был жёстким и требовательным. Но никогда не применял к ним физические наказания и следил за тем, чтобы этого не делали остальные. А когда Найта... Когда я пытался вылечить его, Блек сделал это сам, даже не подпуская меня к юноше. Я никогда не понимал этого его отношения к детям, но сейчас такие мысли казались неуместными. Я не прощу ему Найта.   - Я уже не в чём не уверен, Блек. Прости, мне нужно вернуться к занятиям.   - А где он сейчас?   Я напрягся, но постарался не выдать этого не словом ни жестом. Не хватало ещё, чтобы Блек нашёл комнату. Пусть он и не зайдёт туда бес пароля, но комната, с сильнейшими охранными чарами точно вызовет у него подозрение.   - Зачем он тебе?   - Я... Я правда хочу извиниться. Пойми, Равен, я боялся за учеников! Конечно, я знаю, что и ты за них переживаешь, но согласись, у меня были причины полагать, что ты притащил в академию высшего демона!   - Да кому ты врёшь! - наконец не выдержал я, срываясь на крик. - О студентах он заботился! Да ты просто спишь и видишь, чтобы выкурить меня из академии и занять место моего отца! Ведь если бы не я, именно тебе принадлежало бы это место!   Клэйтан Блек тяжело дышал, меняя меня разъярённым взглядом. Я, должно быть, выглядел так же. Но он, сделав пару глубоких вдохов, заговорил уже спокойно.   - Да, Равен, ты прав. Я никогда не скрывал, что это место не твоё по праву. Но это не единственная причина.   - Хочешь сказать, ты так детей любишь? Не смеши! Да кого ты вообще любить можешь? Клэйтан Блек, меня всегда интересовало, у тебя вообще есть сердце?   И тут мою щёку обожгло от сильной пощёчины. Я ошарашено смотрел на мужчину, который едва держался, чтобы не набросится на меня.   - Заткнись, мальчишка! - его голос напоминал змеиное шипение. Глаза потемнели, и мне стало страшно. - Что ты обо мне знаешь? Ты и половины не пережил из того, что мне пришлось вытерпеть с самого младенчества! Ты знаешь, что чувствует ребёнок, когда... Чёрт! Не твоё это дело, Равен!   И он быстро пошёл по коридору, уже привычно оставляя меня наедине со своим замешательством.      Я судорожно сжимал кулаки, пытаясь унять нервную дрожь, чтобы не вернуться и не врезать этому холёному ректору по морде. Что он может знать о жизни? Что он может знать, когда его растила, пусть и не родная, но любящая мать. Когда отец его буквально на руках носил и не в чём ему не отказывал? Разве может он знать, что чувствует ребёнок, когда в дом вдруг врываются какие-то недоноски? Когда они убивают твоего отца у тебя на глазах, а мать насилуют до смерти, а тебя заставляют слушать её крики. И никто не помог. Никто не приходил на помощь. Через всё я проходил сам, сжимая кулаки. Я убил человека, когда Равен играл со своей матерью. Я побирался, голодал, когда он наслаждался детством, которого у меня никогда не было. Я бы никогда не причинил вреда ребёнку. Я правда верил, что Найт - демон. Но это не так... Меня не оправдывает моя паранойя. Я не смогу простить себе того, что навредил невинному мальчишке. Но не Равену судить меня! Он ещё жестокости не видел! Жестокость - это когда дорогие люди умирают мучительной смертью у тебя на глазах, а ты ничего не можешь сделать!   - ОЙ!   - Чёрт!   Я непонимающе смотрел на светлого эльфа, осевшего на пол, от резкого удара носом о мо плечё. Не чего по коридорам носиться...   - Эй, ты в порядке?   Я наклонился, подавая эльфу руку, но не смог сдержать на лице раздражения, когда тот, увидев, кто перед ним, побледнел и отстранился. Эльфом был Вильям Грей. Я убрал руку и выпрямился, с сарказмом глядя на то, как эльф пытается скрыть враждебность.   - Простите, профессор.   Я фыркнул. Проходя мимо эльфа. Ну да, а чего я ожидал? Теперь все они будут волками на меня смотреть и зубы скалить. Мне не привыкать, конечно же. Но этот поступок и мне самому покоя не давал. Наверное, сейчас единичный случай, когда я и вправду заслуживаю ненависти к себе.      Я раздражённо опустился на своё место, глядя, как ученики, резко затихнув, продолжают мастерить свои посохи, стараясь бросить незаметный взгляд на красную отметину на моей щеке, оставшуюся от удара Блека. Все мои эмоции смешались, грозясь свести меня с ума. Я никогда не позволял себе так разговаривать с людьми, какими бы они не были, ведь у каждого свои черти в шкафу. Но разговор с Блеком просто вывел меня из себя. То есть, если Найт демон, о его нельзя считать ребёнком? Если у него красные глаза и чёрные крылья, он приравнивается к личным врагам Блека? Ну и что, что он демон! Он ещё никому ничего плохого не сделал! Но эта пощёчина... Почему меня мучает чувство, что она была заслуженной? И его глаза... В них был не только гнев. А обычная человеческая боль. Разве может Блек чувствовать боль? Причинять - да, это у него хорошо получается, но чувствовать... Что он мог пережить такого, что я сегодня затронул своими неуместными замечаниями? Неужели и вправду он просто боялся за учеников... Стоп! Равен, опомнись! Ты о Блеке говоришь! Какая совесть, какой страх за детей? Пф.. Не смеши... Интересно, как там сейчас Найт... Всё ещё плачет? Стоит ли мне беспокоить его? Он должен хотя бы поесть... Я могу наколдовать ему кресло и принести ему ужин... И нужно взять тёплую мантию, там же очень холодно... Но это вечером. Сейчас я должен и о студентах подумать...      Мои глаза сам собой потемнели от гнева, когда я понял, с кем столкнулся. Меньше всего на свете мне сейчас хотелось видеть этого ублюдка. Такого позора академия ещё не видела. Чтобы профессор напал, а по-другому не скажешь, на студента! И это хорошо, что Найт ещё жив остался! Чудом, по словам врача. И как Вольф ещё не выставил его из академии... Хотя, в ряд ли это одобрил бы совет профессоров. Блек, хоть и скотина порядочная, но один из лучших в своём деле. И до этого студенты могли жаловаться только на его строгость и на огромное домашнее задание. Блек скептически фыркнул, встречаясь с моим взглядом. О да, он далёк от любовного.   - Простите, профессор, - выжимаю я из себя.    Он не отвечает и проходит мимо. Оно и к лучшему. А я опять прислушался к своим эмоциям. На этаже было что-то странное. Чуть спёртый воздух и как-то непривычно холодно. С чего бы это? И этот холод исходил из какого-то конкретного места. Именно к нему, ведомый интуицией, я и бежал. Что это за ерунда? Может опять какие-нибудь проказники устроили бедлам? Ох, и доберусь я до них... Я завернул за поворот и резко остановился. Всё тело как будто сковало каким-то непонятным страхом. Как будто меня тут быть не должно. Коридор был длинным и то, что я ищу, было где-то в конце. Поубиваю этих шкодников! И почему я так уверен, что это наши излюбленные близнецы семикурсники? Ну ладно... Я глубоко вздохнул, двигаясь вперёд. И с каждым шагом мне почему-то становилось всё хуже и хуже... Может это... И не проказы вовсе... И хоть мне почему-то было дико страшно, я продолжал двигаться вперёд. Как завороженный. Становилось всё холоднее и холоднее. К концу коридора моё дыхание стало превращаться в пар. Но я, похоже, дошёл... Передо мной была обычная дверь. Заурядная, я бы сказал, если бы не дикий холод, который исходил от неё. И я замер, тупо глядя на неё, но не решаясь открыть. Может, стоит прислушаться к голосу разума и уйти? Не знаю, сколько я стоял под дверью. Может, лучше найти ректора? Он сразу разберётся, что к чему. Хотя, какой смысл? Я ведь тоже не первогодка. Я нерешительно потянулся к дверной ручке и...   - Вил? Что ты тут делаешь?   Я сильно вздрогнул, резко оборачиваясь.   - Вольф?   Лицо ректора было отнюдь не доброжелательным.   - Я просто...   - Тебя тут быть не должно.   Я замолчал, не зная, что на это ответить. Значит, заколдованная комната - дело рук самого Равена. Он выглядел очень напряжённым. И почему-то нёс с собой поднос с ужином. Две порции. Что за... На плече у него висела тёплая чёрная мантия. По моему, я её уже где-то видел...   - Простите, ректор.   Я коротко поклонился и поспешил уйти. Не знаю, кто там сидит у Равена в этой комнате, но я это обязательно выясню в ближайшее время. Он не попытался окликнуть меня, как раньше, чтобы извиниться за грубость. Он просто я стоял, сверля меня глазами, в ожидании того, как я скроюсь за поворотом. Ах так... Ну что же, Вольф Равен, я тоже не лыком сшит... Не за красивые глаза я президент студенческого совета... Я скрался за углом. Для пущей уверенности прошёл ещё метров двадцать. Но для эльфа - отводящие глаз чары - то, что поддаётся им лучше всего. Ведь если бы обычные люди могли нас видеть в лесу, они бы поумирали со страху... Знаю я, какие легенды о перворожденных ходят между ними... Я неслышно подкрался обратно, заглядывая за поворот. Равен оглядывался, как заговорщик. Меня он не увидел, да и увидеть не мог. А если бы его взгляд и упал бы на меня, он бы увидел только крохотного паучка на стене академии. Интересно, Равен, кого ты там прячешь... Я подошёл ещё ближе, стараясь не производить лишнего шума. Это было не сложно, ведь я же эльф. А попробуйте поохотиться на лань с луком, если ступаешь по веткам как слон? Равен зачем-то трижды постучал в дверь. Подождал с полминуты, а затем, опять оглянувшись, прошептал:   - Немота.   Дверь открылась, тихо скрипнув.   - Ректор? - услышал я знакомый голос изнутри и что-то в душе болезненно сжалось.   Значит там Найт. Вот почему его сегодня не было на занятиях... Равен для чего-то держит Найта в этой комнате. Носит туда еду и тёплую одежду. Комната под паролем. Но зачем он держит его взаперти? Да в таком холоде? Блин, Вольф что, с ума сошёл? Нужно сделать что-то... Я подожду, пока он уйдёт, а потом выпущу Найта. Или... может я ошибаюсь и у них там просто свидание, а холод для того, чтобы отпугивать таких зевак как я? Нет, мне стоит подождать ещё сутки. Если Найт сегодня опять не придёт ночевать в нашу спальню и его не будет на занятиях, я вернусь сюда вовремя какого-нибудь урока и выпущу его. За сутки, я думаю, с ним ничего не случится. Разве что простуда... Но, думаю, это мы быстро вылечим...      - Ректор?   Я ласково улыбнулся юноше, проходя в комнату и закрывая за собой дверь.   - Привет, Найт. Ты как?   Я внимательно осмотрел лицо юноши. Он больше не плакал. В его глазах было столько боли, что и представить себе сложно, но сейчас он был почему-то скорее нервным, чем расстроенным.   - Что с тобой?    Там были какие-то шаги. За дверью. Кто-то почти час под ней тёрся. Я, если честно, испугался. А потом дверь открылась и ты зашёл.   Я тяжело вздохнул, впервые по-настоящему досадуя на эльфа. Меньше всего я хотел его здесь встретить. Да и видеть напуганное лицо юного демона тоже не моё тайное желание.   - всё хорошо, не беспокойся в следующий раз. Комната под надёжной охраной, и кроме меня сюда никто не пройдёт.   Найт кивнул, опять поворачиваясь к мёртвому демону.   - Так сложно... Так сложно видеть его, держать за руку, быть рядом и в то же самое время понимать, что это просто его тело, а душа... Душа его сейчас очень далеко... - тихо прошептал он, поглаживая холодную руку любимого. Я тяжело вздохнул.   - Никто в этом не виноват, Найт. Рано лили поздно вы опять встретитесь. На, накинь.   Я подал ему тёплую мантию. Найт принял её с чуть слабоватой улыбкой. Его руки и вправду дрожали от холода. Конечно, демонам привычнее тепло. Почему я сразу до этого не додумался...   - Я тебе и ужин принёс...   - Спасибо тебе...   Я улыбнулся, присев на корточки рядом с юным демоном.   - Не за что.

7
{"b":"156816","o":1}