ЛитМир - Электронная Библиотека

 Глава 12

На северных демонических землях уже вторую неделю регулярно шли дожди. Маги исправно выполняли свою работу. Крестьяне воспрянули духом, колосья наполнились жизнью, а скот перестал быть похожим на изможденных мертвяков-оживленцев. Лорд Найт Лавер Келиот регулярно высылал магов и на соседние земли, так что демонический мир вздохнул свободнее. Что совсем не радовало существо, пробирающееся сквозь бурелом в поисках своего хозяина. Да, пусть это существо - демон. Но он бы предпочитал не думать об этом. Он ненавидел других демонов и найдя "родственную душу", не преминул воспользоваться случаем. Да, пусть его хозяин и был странной личностью, пусть он был груб и презрителен, но объединяющая их ненависть к Детям Тьмы одарила их единой целью - полное уничтожение ненавистных тварей. И пусть этот демон даже не знал, кем на самом деле является его хозяин, ему это было и не очень нужно. Главное - исполнение плана. Конечно, у демона были определённые догадки. Сами посудите: кто может лучше разбираться в болезнях, чем раса, владеющая исцеляющей магией в совершенстве? Да и голос у хозяина был слишком певучий для человека... И прозорливым он был... Не иначе, как эльф. Всем известно, что эльфы ненавидят демонов, ведь остроухие - дети солнца, а демоны... Соответственно, они принадлежат тьме от кончиков пальцев, до кончиков волос. А разве другая причина нужна? Не думаю... Но ненависть ненавистью, а уничтожение - совсем другое дело.   - Я здесь, - окликнул демона знакомый голос.   Тот оглянулся и сумел различить в ночной темноте уже знакомую фигуру в плаще.   - Зачем звал? - грубо поинтересовался демон.   Звал - абстрактно сказано. Хозяин и исполняющий были связаны нерушимой клятвой верности, из-за которой могли чувствовать друг друга на расстоянии. И когда у демона совсем недвусмысленно закололо в висках, он понял - его хотят видеть.   - Что с вирусом?   - Как и раньше. Только Лорд Келиот болен. Больше никто.   - Чёрт...   Хозяин раздражённо зашипел сквозь зубы. А потом выпрямился и добавил до странности спокойным голосом:   - В таком случае - держи, - он протянул исполняющему маленький конвертик с чем-то напоминающим песок. - Добавь это в чай только Келиота старшего. Порошок должен сработать. Если я просчитал всё правильно, то уже через три дня болезнь перекинется на его детей, а через неделю будут поражены все его земли. Через месяц - все демону слягут, а через год - исчезнут.   "Грандиозно..." - пронеслась скептическая мысль в голове демона. Он и вправду считал, что его хозяин немного на голову тронутый.   - Куда ты собираешься?   Чёрт... А я надеялся, что он не проснётся.   - Не важно. Спи.   - Дарес!   Слышу, как эльф подскакивает с кровати и бежит ко мне. Хватает за ворот военного камзола. Я молчу, изображая полное спокойствие.   - Дарес, я всё понимаю, но это уже слишком! Нам всем сейчас тяжело, а тебе вдвойне, я осознаю. Но и мне не легко! Я не прошу тебя простить меня за то, что я сбежал. Я полностью осознаю свой поступок и не жалею! Я просто больше так не мог! Я не прошу тебя не переживать из-за содеянного с сыном Найта! Я просто не знаю, что делать! Я не знаю, куда девать свои чувства, нужны ли они тебе вообще? Я знаю, что не к месту сейчас говорить о таких вещах, но я просто не выдерживаю... Ты совсем отдалился. И если до моего побега мы хотя бы перебрасывались парой тройкой слов, то сейчас мы совсем не разговариваем! Скажи мне, наконец, кто я для тебя? Шлюха? Так говорят придворные. Дорогое существо? Так говорит Келсус. Или просто никто? Если ты не ответишь сейчас... - он отпустил руки и отступил на шаг. Лицом я чувствовал его пристальный и решительный взгляд, - я не сбегу. Я просто уйду, Дарес. И не будет смысла искать меня - я всё равно не вернусь больше.   Я выслушал в начале жалобную, а к концу - гневную тираду эльфа. Последние слова как лезвием ударили по нервам, но не одна мышца на моём лице не дёрнулась. Конечно, я не хочу, чтобы он уходил. Но вот сказать это ему - сложно...   - Я отправляюсь не на прогулку, Вильям. Я просто хочу кое-что проверить...   - Ты не отвечаешь на вопрос.   Чёрт, как же с ним сложно...   - Ну что ты хочешь услышать? - не выдержал я. Руки сжались на тонких предплечьях мужчины. - Ты знаешь ответы на все свои вопросы, Вил!   - Почему ТЫ не можешь сказать?!   - Я никому не говорил этого.   - Значит, я не заслужил?   - Вильям Грей! - я встряхнул его за плечи, а потом прижал к себе и коротко поцеловал в лоб. - Ты очень дорог мне. Прости, что не говорил этого столько лет, но я военный, а мы не любим сопли на кулак наматывать...   Чёрт... ну и признание в любви получилось... Эльф издал странный звук. Я настороженно прислушался. Плачет?   - Хахахаха!!!!   ЭЭЭ???   - Ну ты и придурок, Дарес! Теперь понятно, почему ты мне этого не говорил... хаххаха!   Я почувствовал, как лицо вдруг запылало. Чёрт! Самое неприятное - эльф видит моё смущение!   - Не смейся! - я обиженно отвернулся. - Вернусь к вечеру.   - Дарес?   - Ну что ещё?   Эльф тихо усмехнулся.   - Я тебя тоже люблю. Возвращайся поскорее...      - Решай.   Я смотрел на Найта, неотрывно следя за каждым его движением. И выражение его лица меня удивляло. Оно было до боли разочарованным.   - Я решил десять лет назад, Бальтазар. Я уже потерял одного ребёнка. И ни за что не потеряю Луи и Гельвина. Я - отец. Для своих детей я сделаю всё...    Чёрт!   - Они тебе даже не родные! Как ты можешь жертвовать счастьем ради детей, которые к тебе никакого отношения не имеют? Тем более, я же сказал, я смогу защитить вас...   - Нет!   Я удивлённо расширил глаза.   - Что?   Найт смотрел на меня с таким отвращением, что я вдруг почувствовал, будто время обернулось на пятнадцать лет назад.   - Нет, Бальтазар. Мне не нужна твоя власть. Мне не нужен и муж, который не сможет считать этих детей родными.   Найт прикусил губу и сжал кулаки так сильно, что костяшки побелели.   - Мне плевать, кто их родил. Плевать, что они не из знати. Они - мои дети! Любимые дети! И они мне родные даже не смотря на то, что в них не течёт моя кровь! Я вкладывал в них душу, а они отдавали мне свои без остатка. Я не оставлю их. Не подвергну опасности. Жаль, что ты этого не понимаешь.   Я скрипнул зубами от злости. Быть не может...   - Это твоё окончательное решение? Я больше не вернусь.   Найт горько усмехнулся. В его взгляде читалось и презрение, и боль, и любовь... И сильное разочарование.   - Я выбираю их, Балли. Прости.   - Отлично! Удачи.   Ну и чёрт с ним! Я развернулся спиной к Найту и направился к выходу. Когда я почти вышел из поместья, мне в спину прилетела лишь одна тихая фраза:   - И тебе не пропадать...   РРР! Да пошёл ты! Ненавижу! НЕНАВИЖУ! НЕНАВИЖУ!!!      - Пап?   Я поднял на Луи уставшие покрасневшие глаза. Тот замер на мгновение.   - Ты плачешь?   - Угу.   - Почему?   Сын тут же оказался рядом, прижимая мою голову к своей груди и успокаивающе поглаживая по волосам. Такой заботливый...   - Всё в порядке, мой хороший... Не беспокойся...   - Это из-за Офелия?   - И из-за него тоже.   - Тогда...   - Он ушёл, Лу.   Сыну не пришлось объяснять, о ком я говорю. Он сам всё понял. Ведь он знал, какие отношения связывают меня и Бальтазара.   - Почему?   - Не знаю...   Я и вправду не знаю... Не понимаю...   - Как можно обменять семью на власть?   Похоже, я сказал это вслух... Я посадил сына к себе на колени и крепко обнял. Вдыхая запах шампуня, которым пользовалось всё моё семейство, я успокаивался...   - Я не жалею, мой дорогой. Я сделал правильный выбор, - я нежно погладил сына по щеке. - Что может быть дороже вас?   - Тебе больно... - в глазах сына блеснули слёзы.   - Совсем немного. Просто... Знаешь, лучше бы он вообще не появлялся... Он вдохнул жизнь в дремлющие чувства и ушёл...   - Он вернётся! - уверенно заявил Луи. Настолько уверенно, что я поднял на него удивлённые глаза. А потом лишь снисходительно улыбнулся.   - Не вернётся... Это же Бальтазар...   - Он любит тебя! Он точно вернётся! Рано или поздно!   Сын заботливо поцеловал меня в щёку и стёр накатывающиеся слёзы.   - Поэтому просто жди, пока он придёт в себя. Он просто слишком старый, ему сложно быть спокойным, как ты. Ему скучно...   - Но мы же - не игрушка...   - Я не об этом. Просто жди его, пап. Он вернётся. Разве можно бросить тебя?   Я тихо рассмеялся.   - Спасибо, малыш. Но ты явно хотел поговорить о чём-то. Что случилось?   Щёки сына вдруг залились румянцем.   - Я хотел попросить совета... Просто...   - Ты влюбился. Я прав?   Мальчик ещё больше смутился, а я рассмеялся, крепче обнимая его. Я правильно сделал, что не променял семью на Бальтазара. Кто ещё меня так порадует?   - Ну, что ты... - я потрепал его по волосам. - Любой отец всегда первым почувствует, если его ребёнок влюбится! И кто это?   Так... Отводит взгляд. И как это понимать?   - Это парень.   Ну вот. И сын туда же. Пф... Так, Найт! Эмоции при себе держи, а ему ты обязан сейчас улыбаться!   - И кто он?   - Не важно.   Вот тебе и заявочка! Не важно! А дети-то растут... Уже и секреты пошли...   - Кхм... И что ты хотел узнать?   Луи поднялся с моих колен и беспокойно заходил по комнате. Я пристально смотрел на него. Уже взрослый. Но такой невинный!   - Он просто не понимает, как это возможно - любовь между мужчинами. Когда я поцеловал его - он ответил на поцелуй, но...   - Рас ответил на поцелуй, то отвечает и на чувства.   - Но...   - А что он потом сделал?   - Ничего.   - Как? - я округлил глаза. Обычно после этого на тебя могут накричать, дать по щеке, поцеловать снова, заплакать, оскорбить, но - ничего...???!!!   - Я не дал ему ничего сделать. Я практически сбежал! И теперь мне стыдно!   Он плюхнулся в кресло, зарываясь руками в волосах.   - Я смутил его, не дождался реакции... Испугался, как дурак последний! Просто сбежал!   Я едва сдерживал умильную улыбку. Думаю, сейчас Лу её не оценит.   -Я не думаю, что стоит так переживать. Просто найди его и попробуй поговорить об этом. Открой свои чувства, это нужно вам обоим. И тогда, поговорив по душам, ты будешь знать, что делать. Вы оба будете знать...   - Точно? - он как-то нерешительно покосился на меня.   - Точно, - уверенно кивнул я.   Луи тяжело вздохнул, аки великомученик.   - Тогда я пошёл...   - Иди.   Я проводил сына счастливым взглядом. Первая любовь... И я даже догадываюсь, на чью серебряную макушку она направлена... Нет, Бальтазар. Я не жалею. Если ты вернёшься - у буду счастлив. Я уже не горделивый мальчишка. А если нет - стерплю, ведь у меня есть такие прекрасные дети...      Отец прав, я должен поговорить с Мидасом. Неправильно было оставлять его после поцелуя. Пусть и не на много, но я старше его и вряд ли у него бушуют гормоны. Для маленького принца это полное потрясение. Только бы найти его теперь...   То ли к сожалению, то ли к счастью, искать мальчика долго не пришлось. Он обнаружился в своей комнате, скрутившись на постели калачиком. Он не спал. Его взгляд задумчиво блуждал по противоположной к кровати стене.   - Лу? - немного удивлённый тихий голосок.   Я нервно сглотнул. И как начать? Так, стоп, Луи! Ты не мальчик. Тебе шестнадцать лет и ты вполне можешь спокойно поговорить с ним без нервов!   - Не помешал?   - Нет, - он сел, устремляя на меня немного затравленный взгляд. - Я сам хотел поговорить с тобой...   - О чём?   Чёрт... Не я должен это спрашивать... Мидас немного покраснел, отводя глаза. Озвучить мысли он явно не мог.   - Не нервничай. Я не буду делать что-то подобное. Я пришёл просто поговорить об этом... Могу я сесть?   Дождавшись утвердительного кивка, я присел на край кровати Мидаса и развернулся к нему лицом.   - Ответь мне, только честно, что ты почувствовал, когда я поцеловал тебя?   Щёки мальчика вмиг заалели. Он зажмурился, обхватывая руками колени. Но он должен ответить! Я терпеливо ждал.   - Я помогу, если ты не против. Это было неприятно?   - Нет.   - Приятно?   -Я не знаю... - он говорил тихо, обращаясь к своим коленям, поэтому мне приходилось вслушиваться, чтобы расслышать каждое слово. - Это было очень... Странно. Такого никогда не было. Будто бы бабочки где-то в животе... И так тепло...   Я попытался сдержать довольную улыбку. Именно этими симптомами характеризуется лёгкое возбуждение.   - Тебя это напугало?   - Немного. Но... Мне хотелось, чтобы ты поцеловал меня ещё раз. Что это значит?   - Миди, ты чудо.   Я открыто улыбнулся. Мальчика влекло ко мне, пусть он сам толком и не понимает, что это такое.   Он, наконец, поднял личико и повернулся ко мне. Я не удержался и нежно погладил его щёку.   - Может, ты тоже влюбился?   - Тоже?   - Я люблю тебя.   Серебряные глазки расширились, а хрупкое тело маленького принца отозвалось мелкой дрожью.   - Как...   - Как один человек любит другого, малыш. Мне хочется, чтобы ты улыбался, я хочу всегда быть рядом, поддерживать тебя и обнимать, когда тебе грустно. Хочу целовать тебя, касаться...   Создатель, что я несу... Он ещё совсем малыш. Он просто испугается и всё закончится...   - Мне тоже...   Теперь моя очередь смотреть удивлённо.   - Что?   - Я тоже хочу... Быть с тобой.   Создатель... Пускай меня назовут несдержанным подростком, но я не смог сейчас не взять его за руку. Не смог не устремить на него просительный взгляд. И он сам потянулся ко мне. Я нетерпеливо поймал горячие пухленькие губки, притягивая Мидаса к себе одной рукой, а другой зарываясь в его волосы. Он испуганно пискнул, но не отстранился. Такой хрупкий, такой горячий и живой... Его смущение, желание, которого он немного стеснялся... Нерешительные руки, лежащие на моей шее... Я нежно провёл языком по алым губкам, прося их раскрыться для меня. Словно бутон самой прекрасной розы... Он чуть приоткрыл рот и я тут же наполнил его своим языком, стремясь исследовать каждый горячий уголок. Его убегающий язычок был пойман и втянут в медленную игру. Я погладил его, успокаивающе. Коснулся нёба... Не знаю, почему... Просто мне вдруг так захотелось. Он весь теперь был в моих руках, и от этого голова шла кругом. И когда его язычок, повторяя мои движения, чуть погладил мои губы, я не сдержал стон наслаждения. Как же хорошо... Мой маленький принц...   - Лу... Мне дышать тяжело...   Он чуть отстранился, глубоко вдыхая холодный воздух. Его зрачки полностью наполняли радужку. Я знал, что и мои глаза сейчас выглядят так же. Его губки были краснее обычного, скулы и щёки порозовели. А потом он опять потянулся ко мне, как ненасытный ребёнок, впервые познавший вкус материнского молока.      Я сам поменял постельное бельё. Разжёг ароматические свечи с тонким цветочным запахом. Приготовил Даресу ванну и, подойдя практически к каждому из придворных, настрого приказал - не беспокоить. Что бы не думал себе этот бесчувственный демон, сегодняшнюю ночь я проведу вместе с ним!

13
{"b":"156817","o":1}