ЛитМир - Электронная Библиотека

 Глава 5

 - Нет, ну это не дело! - раздражённо воскликнул Келсус, выхватывая у меня клинок. - Ты махаешь им как дубиной!   - Как дубиной?! И это говорит мне тот, у кого уже три шишки на лбу от моей рукояти?! - возмутился я, забирая клинок обратно.   - Вот именно - ШИШКИ! И не одного пореза!   - Да не хочу я тебя резать.   - Чё-ёёёрт.... Вил, я не удивляюсь, что Дарес забросил ваши тренировки! Ты просто невозможен!   - ЗАБРОСИЛ?! Да он их и не начинал по-человечески!   - А он не человек, - отпарировал демон.   - Ты понял, что я хотел сказать. Он на протяжении десяти лет мне ничего тяжелее бокала в руку не давал, а потом удивляется, почему это я мечом по цели попасть не могу!   Я раздражённо отшвырнул оружие подальше и скрестил руки на груди.   - Всё! Оба достали! Я к нему больше не притронусь!   - И как ты тогда возглавишь отряд по патрулированию земель? - спокойным тоном поинтересовался Келс.   Я скрипнул зубами.   - А вот не возглавлю я его! Достали! Оба достали! И ты и Дарес! Вы уж определитесь! Кого из меня сделать собираетесь? Домохозяйку или война?   - Что за шум?   Недовольный голос нового Барона заставил меня немного призаткнуться. Но всего лишь на мгновение. Потом я не преминул спустить своё раздражение и досаду на самом виновнике.   - Всё просто зашибись, мой господин! - я отвесил Даресу издевательский поклон. - Просто вы меня достали! Сами не знаете, чего хотите, а мне мучайся! И отряд свой сам возглавляй! Или вон, Келсуса отправь, если конечно рукоять моего меча не выбила из него последнее благоразумие!   Я подхватил с земли скинутый во время тренировки плащ и направился к замку, желая, чтобы меня оставили в покое хотя бы на пару часов. Но, видимо, не судьба.   - К чему воздух сотрясать, Вил? Ты же знаешь, что всё равно случиться так, как я скажу, - спокойно заявил Дарес мне в спину.   Меня передёрнуло от злости.   - А вот и нет! На этот раз я решу сам, что мне делать, а что не делать! И хрен ты меня заставишь! Понял?      Я направил патруль на север. Лошадь подо мной чуть подрагивала, чувствуя моё раздражение. И почему всегда происходит так, как хочет этот рогатый ублюдок?!   - Господин Грей, вашего коня скоро придется заменить, если вы не остынете. Он и так напуган, - попытался успокоить меня один из приближённых солдат, на что я только фыркнул.   Но успокоиться всё-таки пришлось: патрулирование - дело, требующее высокого внимания. Чёрт... Когда я успел стать таким истеричным? Хотя... Чего я думаю?! Во всём Дарес виноват! Крутит мной, как хочет, а сам... А сам даже не хочет взять меня в мужья! Пятнадцать лет... У меня такое чувство, что я просто грею ему постель... Хотя, даже эта теория не подходит: в последнее время он стал спать отдельно. Сразу после того, как я заговорил о свадьбе. Ублюдок... Я прикусил губу, утопая в досаде и горечи. Дарес никогда не был внимательным, но до такой степени меня не уважать... По традициям моей расы, эльф, подаривший своё сердце и тело другому существу, обязан вступить с ним в брак, иначе, у нас их считали блудными. Обычно род отказывался от таких. Неужели Дарес воспринимает меня не больше, чем обычную проститутку? Не любит меня? Ведь если бы он любил... Он бы сделал для меня это... В таком случае, я не останусь с ним. Будет лучше, если я просто сбегу, а потом спрячусь. Но куда мне тогда пойти? Вернуться к своему роду я не могу. Вернуться в ВАМП и устроиться там на работу... Что ж, возможно. Но это самый крайний случай...   " Вы так задумчивы, мой господин, но мысли ваши направлены против течения реки..." - как всегда туманно прокомментировала мои мысли моя рысь. Надеюсь, вы ещё не забыли, что на седьмом курсе ВАМП я призвал её. Точнее его. Сирин пришёл ко мне недавно. Я и сам, говоря по правде, забыл о его существовании, и появление призванного животного стало для меня полной неожиданностью. Недоверие, которому меня научил Дарес, не позволяло мне ездить на Сирине верхом. Собственно, он и не был против. И толку особого от рыси не было. Возможно, смысл имели его непонятные речи, но мне было не до них, поэтому и сейчас я раздражённо бросил: "Не твоё дело", - и прибавил ходу. И вдруг какой-то странный звук привлёк моё внимание. Я резко остановил коня и вслушался. Гром? Откуда гром? На демонических землях давно была полнейшая засуха... Значит, дождь был вызван кем-то посторонним. Не демоном.   - Господин! Над северными землями собрались чёрные тучи! Это... странно! - воскликнул один из солдат.   - Почему?   - Потому, что над другими небо чистое!   Точно, магия.   - Кто заправляет северными землями?   - Келиот.   ЧТО?! ... Нет... Быть не может...   - Они все были убиты.   Все, кроме Найта. Но я-то думал, он не вернётся домой...   - Как же? - по тону я мог представить, как солдат смотрит на меня поражёнными глазами. - Разве вы не знали, что Лорда Найта отпустили из замка?   Я скривился, сжимая пальцами переносицу.   - Из какого замка? Что значит - отпустили? Его что, где-то удерживали силой?   Воцарилась неприятная тишина. Я оскалился, тихо шипя от злости.   - Мне кто-нибудь ответит?! Что значит - выпустили?!   - Пятнадцать лет назад Лорд Келиот должен был стать мужем покойного Барона Бальтазара. Найта удерживали в замке, но потом отпустили. В последний момент.   - Дарес знал? - сейчас меня очень волновал этот вопрос.   - Конечно. Я не знаю, почему он не сказал вам...   - Не имеет значения! - рявкнул я. - Отправимся туда позже.      Любовник Барона развернул лошадей в сторону леса, брякнув что-то о чёрных магах, орудующих в этих окрестностях. Солдаты беспрекословно двинулись за ним, хотя смысла не видели: маги, хоть и чёрные, никому вреда пока не сделали. Тем ни менее, перечить эльфу они боялись. Не потому, что остроухий выглядел грозно. Наоборот. Но вот Барон... Нарываться на его "любезность" не хотел никто. Это был первый раз, когда патруль возглавлял не Келсус, а любовник Барона. Солдаты поглядывали на него с презрением. Повелитель просто пользует его, а малец и уши развесил. Об этом шептался весь двор. Пусть эльф не сделал никому ничего плохого, но разве толпе нужен повод для сплетен? Не смешите... Так... Всё это, конечно, забавно, но где же эльф?! Заметив пропажу предводителя, солдаты растерялись.   - Только что он был здесь!   - Да, я тоже видел его!   - Дарес нам головы поотрывает!   Они долго кричали, ещё дольше прочёсывали лес, но молодого эльфа так и не нашли.      - Гудвин!   - Ага! Он самый!   Я во все глаза смотрел на книзла, пытаясь поверить, что то, что я вижу - не сон.   - Где ты был?   Я, наконец, спустился, усаживаясь на корточки перед котом. Гудвин тоже сел и взгляд его зелёных глаз, весёлый ещё мгновение назад, погрустнел.   - Меня не впускали в замок Бальтазара. Одели ошейник, из-за которого я не мог найти тебя по запаху. Я потерял тебя.   - А сейчас?   Я оглядел кота, но ошейника в упор не видел.   - Его сняли.   - Кто?   Книзл ехидно прищурился, кивая на дверь.   - Там стоит. Зайти стесняется.   Так вот о каких гостях говорил призрак? Уже не зная, чего и ожидать, я открыл входную дверь и едва не упал от немого шока.   - Вил?      Эльф, закутанный в огромное махровое полотенце, забрался в кресло с ногами и мелко дрожал. Его рысь я определил в конюшню. Вил настоял. Я едва узнал его. Волосы эльфа, когда то золотой волной стекающие до талии, сейчас едва доходили до плеч. Длинная чёлка была собрана резинкой на затылке. Его глаза были завязаны изумрудной лентой. Он тоже вырос. И возмужал. Только...   - Что привело тебя сюда?   Вильям поднял на меня лицо. Изумрудная лента опять бросилась в глаза.   - Хотя нет, постой. Лучше скажи, что с твоим зрением?   Эльф поёжился от чего-то, плотнее кутаясь в полотенце.   - Я потерял его. Пятнадцать лет назад. Прости, но я бы не хотел говорить об этом.   На лице друга пролегла морщинка. Он о чём-то задумался. Я терпеливо ждал, пока он сам захочет продолжить. Надеюсь, Гудвин займёт детей на какое-то время и их любопытство не переключится на Вильяма. Я протянул эльфу кружку горячего чая, и он принял её, как будто видел мою протянутую руку. Так необычно...   - Ты прости, что я без приглашения. Ты не ждал меня...   - Всё в порядке. Я не буду лукавить, я счастлив увидеть тебя. Я беспокоился.   - Правда?   - Угу. Но ты грустишь. Что произошло?   Эльф замялся. На его лице прямо отображалась мысль: " Сказать, или нет?"   - Я не могу всё рассказать. Не сейчас, в любом случае. Могу я попросить тебя о помощи?   - Конечно.   - Приюти меня ненадолго. Пока я не устроюсь где-нибудь.   Эм... Так вот, где собака зарыта... Ну что, Найт, будем открывать гостиницу. Я беззлобно усмехнулся.   - Оставайся так долго, как будет необходимо.   "Ночлежка Лорда Келиота объявляется открытой! Дурдом отдыхает!" - ехидно пропел внутренний голос. Уже представляю реакцию детей. Каюк мне... Тем ни менее, я был рад принять эльфа в своём доме. Тем более, что я, пусть и косвенно, но поучаствовал в тёмной стороне его судьбы.   Я опять скользнул взглядом по бывшему однокласснику. Грустный. Дрожит немного. То ли от холода, то ли... Ещё от чего-то. Ох... Некоторые существа со временем не меняются. Только вот куда же мне тебя определить? Хм... Все спальни, и гостевые, и семейные уже заняты. Можно сделать спальню в одном из моих кабинетов. Просто превращу на время диван в кровать. Только нужно предварительно всё острое оттуда вынести, а то кто знает, что Вилу в таком состоянии может в голову прийти. Сказано - сделано.   Я поднялся и похлопал друга по плечу.   - Ну, думаю имеет смысл оставить разговоры на потом. А сейчас я отведу тебя в твою комнату.   - Да, спасибо.   Эльф благодарно улыбнулся и поднялся вслед за мной.   - Мне стоит помочь тебе идти?   Вильям беззлобно рассмеялся.   - Просто иди впереди. Ничего со мной не случиться.   Я пожал плечами. Впереди, так впереди. И всё же интересно, как это у него получается ориентироваться не имея при этом зрения? Интересно, всё-таки. Но расспрашивать сейчас - опасно. Тем более, что эльф сам чётко и ясно дал понять, что не хочет говорить на эту тему. Ну, в крайнем случае, когда он придёт в себя, надеюсь, он поведает мне о внятной причине такого своего визита. Должно быть, случилось что-то очень неприятное.   Уже забираясь под одеяло, эльф окликнул меня?   - Ммм? - отозвался я.   - Найт, я могу тебя попросить ещё кое о чём?   - Конечно.   Я присел на край его кровати, поправляя одеяло и хлопком туша свет. Эльф безошибочно повернул ко мне лицо так, будто был зрячим и хотел посмотреть мне в глаза.   - Никому не называй моего настоящего имени. И прошу, если сюда явится кто-то - не говори, что я у тебя.   - Эм... Ну хорошо, рас ты так просишь.   - Не беспокойся, я не думаю, что кто-то рискнёт угрожать тебе... - поспешил заверить друг, расслышав в моём голосе чуть недовольные нотки.   - Я-то ладно. Главное, чтобы не додумались угрожать детям.   - Детям?   - Поговорим об этом позже, Вил. А теперь отдыхай и не беспокойся. Тут тебе ничто не угрожает.      Я тихо закрыл за собой дверь и прислонился спиной к стене. О да... А призрак говорил, что я буду рад гостям. И я, конечно, рад! Только вот теперь совсем капельку понимаю Равена. Держать в своём поместье эльфа, который, как я понял, скрывается от кого-то опасного, в то время, когда у тебя не очень хорошо обученные магии дети... Не самый приятный для родителя случай... Ну, что поделаешь? И бросить друга, перед которым я виноват, я не могу. Какой пример это будет для Офелия, Гельвина и Лу? Предательство не является тем, чему я хочу научить своих детей.   С тяжёлым вздохом я проследовал в гостиную, где все четверо детей копошились с книзлом. Тот, польщённый таким вниманием, так активно вешал им макаронные изделия на уши, сам бы поверил, если бы не знал с кем имею дело.   - Вот! И тогда я говорю ему: " А не поцеловал бы ты меня в жо..."   - Гудвин! - рявкнул я на кошака, не желая, чтобы мои дети слышали такие слова. Хотя... Зная книзла, они этих слов уже успели наслушаться.   - А я что? Я ничего! Милые у тебя детишки, Найт! А мамка их где? А я-то думал, ты с Равеном...   - ГУДВИН!   Ого, как я испугался! Уже давно себя таким не помню! Я зыркнул на книзла алыми глазами и коротко кивнул в сторону Мидаса, к счастью смотрящего на книзла, а не на меня. Глаза кошака стали размером с блюдца. Не будучи полным критином, Гудвин понял то, что я сейчас не мог ему объяснить вслух. И тут Мидас перевёл на меня, чуть прищуренные в подозрении, глаза.   - Господин Найт? Что хотел сказать этот книзл?   Мне показалось, что хоть мальчик и переспросил, но что-то он понял. Придушу я этого кошака... Помощь, как всегда, пришла откуда не ждали. Как спасательный колокол прозвучал стук в дверь.   - Пойду, открою, - поспешно вызвался я. Как школьник, право слово.   Спасителями оказались маги, вернувшиеся с "работы". Я тут же ощетинился, вспоминая испуганные лица своих детей.   -Добрый вечер, господа! - вежливо поздоровался я, пропуская магов в дом.   Тем, в принципе, приглашение и не требовалось. Наглость - второе счастье. Но второе счастье - это уже наглость! Вот теперь я разозлился.   -Господа, позвольте вас спросить, это нормально, что моих детей чуть не пришибло из-за вашей грозы?! Я просил дождь, а не стихийное бедствие!   Молчание. Они что, немые? Или тупые? Собственно, я не преминул эту мысль озвучить. Маги продолжали успешно меня игнорировать. Капец... Я только махнул рукой, мгновенно остывая. Что толку на придурков время тратить? Тем более, как никак, но помогли.   - Ладно. Где ваши комнаты вы знаете.   С этими словами я вернулся в гостиную. Судя по тому, как дети, все, не считая Луи, оживлённо бесились с книзлом, все забыли о неуместном упоминании Равена. Я стал рядом с Лу, обнимая его одной рукой, и, прищурив глаза, всмотрелся в Гудвина. Появление его и Вильяма не было неприятным. Скорее оно было просто ненужным. Я давно перестал скучать. Практически забыл и теперь у меня новая жизнь. Я покрепче обнял старшего сына. И в этой новой жизни нет места старым воспоминаниям. Уж слишком я дорожу настоящим. У меня нет никого дороже детей, и я не хочу подвергать их опасности. Или дурному влиянию. Хочется как курице наседке подмять их под себя и никуда не выпускать из под тёплого крыла.   - Господин?   Я опустил голову, сталкиваясь взглядом с тёплыми бежевыми глазами Луи.   - Да, мой хороший?   - Могу я задать вам вопрос?   Ну вот...   - И о чём же?   Сын взял меня за руку и повёл в сторону окна. Там играющие дети нас не услышат.   -Я знаю, что не имею права у вас это спрашивать, но мне это важно. Скажите, что вас связывает с Равеном?   Ах, вот и оно. Дети растут и становятся более прозорливыми и любопытными, а ты этого даже и не замечаешь. Хотя... Луи уже и не ребёнок. Ему шестнадцать, а я в его годы уже вёл активную половую жизнь. Возможно, рассказать ему и имеет смысл. А что? Ведь всё это в прошлом.   Я опустил глаза на Лу. На его скулах играл едва заметный румянец. Возможно, о чём-то он и догадывался...   - Хорошо, - согласился я. Лу поднял на меня такие не верящие глаза, будто до самого конца был убеждён, что я не впущу его в свою личную жизнь. Я улыбнулся и пригладил мягкие волосы сына. - Но давай не здесь.   - В беседке?   - Угу.   Из-за возни и громких воплей раскрепощённого Гудвина нашего ухода не заметили. Свежий вечерний воздух ударил в лицо, так приятно лаская кожу, словно это рука самого нежного любовника. Ох... Потрясающее сравнение. Особенно перед откровенным разговором со старшим сыном. Тем ни менее...   Дождь всё ещё шёл. Правда слабенький, так что мы не успели промокнуть, как уже были в белой беседке. Деревянные узорчатые столбы чуть почернели. Ну-ну. Мидас, пусть и не умеет контролировать силу, но стреляет весьма прицельно. Все мои любимые деревья сжег. Ну да ладно, восстановятся.   Я присел на лавочку, указывая Луи на место рядом с собой. Тот нерешительно присел. Видимо, перед разговором он волновался даже больше меня самого. От понимания этого я успокоился окончательно. Я аккуратно пристроил голову сына на своих коленях и стал успокаивающе перебирать пшеничные пряди. Чего ты нервничаешь, мой дорогой? Разве ты ещё не понял, что ко мне ты можешь подойти с любым вопросом?   - Знаешь, Лу, я никогда не думал, что придётся рассказать это своим... Тебе. Но, видимо, я пропустил момент, когда ты стал парнем и перестал быть моим маленьким мальчишкой... Надеюсь, ты поймёшь меня правильно...   - Вы так говорите, будто хотите признаться в каком-то преступлении, - усмехнулся малыш, расслабившись и поднимая на меня полные доверия и любви глаза. - Вы не можете сделать что-то плохое. Только не вы.   - Ну... Любовь - это не плохо. Но опасно.   - Любовь?   Мальчик свёл брови на переносице. Я ласково улыбнулся.   - Да, мой хороший. Когда я был примерно в твоём возрасте, я тоже остался почти один. Моя семья была убита так же, как и твоя. Но со мной был мой наставник.   - Наставник? Это как вы для нас?   - Не совсем... Меня с учителем связывала другая любовь.   - Не понимаю...   Ох... А мальчик похоже даже не подозревал о том, что мужчина может любить другого мужчину, а не женщину. Не станет ли он после этого разговора бояться меня? Что же делать?...   - Господин? С вами всё в порядке? Может, стоит перенести разговор?   Наверное, я побледнел, потому как в голосе сына слышалось неподдельное беспокойство.   - Всё хорошо, - поспешил заверить я, - я продолжу.   Продолжу, потому что больше точно не буду в состоянии начать этот разговор. Я вздохнул поглубже.   - Ты же знаешь, какая любовь бывает между мужчиной и женщиной?   - Конечно... - судя по лицу Лу, связи он не видел.   - Так вот, такая же любовь была между мной и моим наставником.   На меня уставилось два бежевых глаза размером с блюдца. Ну вот, мы подошли к тёмной стороне господина. Как у меня ехидничать в свой адрес получается в такой ситуации?   - Ты удивлён?   - Да...   - Если тебе неприятно говорить об этом, я не буду продолжать.   И тут лицо мальчика посерьёзнело.   - Я уже говорил, что вы просто не можете сделать что-то плохое. И если вы любили мужчину, значит это - не плохо.   Я вскинул бровь. Я догадывался, но не думал, что дети настолько ко мне привязаны. Ну да ладно, разговор на тему "что такое хорошо, а что такое плохо" мы перенесём на лучшие времена.   - Тогда я продолжу. Но и мой наставник был убит у меня на глазах. Это было для меня страшным горем. А потом я попал в ВАМП. Там я и встретил Равена. Он показался мне странным. Заботливым. Сейчас я понимаю, что влюбился в него практически сразу. Но так же я понимаю, что видел в нём Скарта. Своего наставника. А точнее не видел. Пытался увидеть. Я нашёл существо, которое заботилось обо мне, и боль от утраты стала слабее.   - Так на самом деле вы его не любили?   - Любил. Но не его самого, а образ, который ему придал.   -Так это о своём наставнике вы думаете, подолгу глядя в одну точку с бокалом виски в руке?   Аха... Так мы и это заметили. Я рассмеялся, наклоняясь, чтобы поцеловать влажный от дождинок лоб мальчика.   - Нет. Я давно отпустил Скарта, - о предательстве демона я решил промолчать. - Я думаю о нём, но редко. Очень редко.   - Тогда о ком? Он тоже мужчина?   - Да.   - Если вы не хотите говорить о нём...   - Я могу сказать только то, что он единственный, кто всегда был честен со мной. Он говорил только правду. До самой смерти.   - Он погиб?   - Да.   Мальчик сел, о чём-то задумавшись, а потом перевёл на меня решительные глаза.   - Если вы всё ещё грустите о нём, значит, вы его и вправду любите.   Я смотрел на ребёнка во все глаза. Я давно признался себе в своей любви к Бальтазару, но слышать это со стороны - странно. Особенно сейчас.   - Это уже не имеет смысла, мой хороший...   - Но как же? - мальчик подскочил, а глаза его блестели. - Вы нашли замену вашему наставнику практически сразу! Равена вы тоже быстро забыли, а вот его, вашего последнего мужчину, помните уже много лет! И не смогли никем заменить его! Как это может не иметь смысла?   Я свёл брови на переносице. Что он хочет сказать?   - Он он же мёртв... Что я могу сделать теперь?   - Продолжать любить! Не бояться этого!   Мальчик сел обратно, а глаза его мечтательно сверкали.   - Если вы его любите, должно быть он был замечательным... Правда?   Вот теперь я смеялся в голос. До колик в животе.   - Ох... О да! Он был просто замечательным! Хахахха!!!   - Чего вы смеётесь?   - Да так... - я машинально провёл рукой по шёлку перчатки, где прятался шрам, так и не затянувшийся спустя даже пятнадцать лет.   - Он был просто невозможным! Ужасный характер, грубые манеры. Упрямый как осёл...   - А разве можно такого любить?   Мальчик действительно не понимал. Я усмехнулся.   - Можно. Главное знать, что ты любишь именно его, а не придуманный образ. Будь честным со своей любимой, Лу, и тогда ты будешь счастлив.   - А если я тоже полюблю мужчину?   Я ласково потрепал сына по макушке.   - Любовь - прекрасна в любых проявлениях. Я буду счастлив, когда ты найдёшь её. Будь то мужчина или женщина. Главное - не доверяй до конца. Не повторяй мою ошибку.   - Хорошо...   - Ну, если вопросов больше нет, возвращайся домой. Я ещё немного подышу воздухом.   - Да, мой господин.   Я проводил сына печальным взглядом. Он такой милый, такой доверчивый... Не хочу... Я убью любого, кто посмеет сделать ему больно.      Вернувшись домой, я застал братьев и Мидаса, всё так же играющих с книзлом. Теперь тот подставлял пуза под ласки и что-то мурлыкал себе под нос. Но мне не до диковинного животного было. Я не мог оторвать взгляда от серебряных, искрящихся чистой радостью, глаз маленького принца. Такое чувство, что сейчас он чувствовал себя абсолютно счастливым. И я вместе с ним...      - Какого чёрта?!   Барон мрака рвал и метал, расхаживая взад-вперёд по своему кабинету.   - Что значит - не можете найти?!   Солдаты ежились от страха и льда в голосе повелителя. Никому не хотелось расстаться с жизнью. А всё этот своевольный эльф.   - Мы прочесали весь лес, но его нет...   - А КАК, МАТЬ ВАШУ, ВЫ СОБИРАЛИСЬ ИСКАТЬ В ЛЕСУ ЭЛЬ-ФА???!!!! Он мог прятаться у вас перед носом! Вы что, не могли сразу же послать гонца за ищейками?!   - Они бы могли порвать его...   - Они правы, Дарес. Не стоит так беспокоиться...   - НЕ СТОИТ БЕСПОКОИТЬСЯ?!!!! А ну вон пошли! - это он солдатам.   Я попятился от друга, понимая, что ляпнул лишнего.   - Мой любовник пропал, а я не должен беспокоиться?!   - Вот именно, любовник, - многозначительно ответил я. - Чего беспокоиться об обычном любовнике?   - Ты...   Дарес сжал кулаки, скаля острые, как бритва, зубы. Но потом, резко осел на пол, зарываясь руками в волосы.   - Любовник... Так он из-за...   - Не исключено. Для эльфа отказ в свадьбе приравнивается к подтверждению того, что эльф - просто грелка для постели.   - Но я не отказывал...   - Ты просто проигнорировал! - не выдержав, съехидничал я.   - Но...   - Что - но?! Я не удивляюсь, что он ушёл! Ты не проводишь с ним время, теперь даже не спишь с ним! Ты хоть раз говорил ему, что любишь его?   - Я...   - Всё с тобой понятно...   Я скривился, не делая больше на это смотреть.   - Он так любит тебя, Дарес... Можешь ты хоть раз в жизни перестать быть полной задницей и сделать так, как твоё сердце тебе подсказывает?   Не дождавшись внятного ответа, я тихо зашипел и направился к выходу. Пусть делает что хочет, придурок грёбаный...   - Келс...   - Что?   - Я сам найду его. Бес помощи солдат... Я ведь... Люблю его...   - Докажи это ему, а не мне.   - Докажу. Только за время моего отсутствия присмотри за землями.   - Идёт.

5
{"b":"156817","o":1}