ЛитМир - Электронная Библиотека

Интересно, почему конницу выпускают последней? Она же движется быстрее пехоты. Может, в этом и причина. Конница, в принципе, может обойти пехоту и по полям. Но в любом случае ей не стоит слишком забегать вперёд и отрываться от основных сил.

Я обернулся к Ильсмину.

— Пусть ребята чистят замок и дальше. Прислугу не трогать, только припугнуть. Пусть бойцы продвигаются дальше с осторожностью. Я хочу, чтоб до дальнего двора они добрались только тогда, когда армия покинет замок и ворота будут затворены. Если местные не затворят их сразу, то делать это придётся моим солдатам.

— Командир не считает нужным вступить в бой с арьергардом Рохшадерской армии? — полюбопытствовал сын абастарского лорда, безотрывно торчавший рядом с Ильсмином.

— Интересно, зачем? Каждый должен делать своё дело и выполнять свой приказ. У меня приказ — занять замок.

— Эта армия как раз встанет на пути войск, находящихся под командованием её светлости Солор, разве не так?

— Думаю, войска императора готовы к тому, чтоб в любой момент встретить врага в любом месте и в любом количестве. К тому же с ними проще разбираться в чистом поле, а не из-за стен. Аканш?

— А я уже иду выполнять, командир. Ильсмин, не отставай. Молодому абастарцу неплохо бы присоединиться. Продолжить учиться военному делу. И все вопросы оставить на потом.

На площадке башни я остался почти один, если не считать десяток бойцов, выполнявших сейчас при мне обязанности телохранителей. Разглядывал крыши и террасы замка, переходы, колоннады, которых, правда, было совсем немного, и думал — а ведь прокатило. Повезло. Вот сколько вообще может везти такому наглецу, вроде меня? Недолго. Скоро я поверю, что неуязвим и безупречно удачлив, и вот тут-то мне придёт конец.

Не доставим такого удовольствия судьбе. Будем осторожны. Будем помнить, что удача — штука преходящая и капризная, и каждую примем, как несказанное чудо.

Пожалуй, ничего хуже такой неожиданности, как наше присутствие в замке, оставшихся в замке солдат и слуг не подстерегало никогда в их жизни. Гарнизон растерялся настолько, что сдался, даже не попытавшись оказать сопротивление. Собственно, погибли лишь те, кого мои ребята и не спрашивали. Остальных заперли в подземельях, после чего принялись гонять прислугу. Сделать надо было много — провести ревизию оставшихся припасов, магической системы, магических приспособлений для обеспечения обороны, орудий и прочего. Хидбар буквально сбился с ног, и вместе с ним по этажам и галереям бегал комендант замка, пришибленный и растерянный, но покорный.

Все остальные обитатели Рохшадера вели себя примерно так же. Лишь один из офицеров попытался возмутиться захватом замка, потребовал объяснений. Я с надменным видом упомянул его величества, и мой собеседник сразу будто скукожился, поскучнел, потерял весь свой лоск. Может быть, на него повеяло смрадом темницы и крови на старой плахе? Может быть, он представил взгляд полудемона, обращённый на него… Впрочем, последнее вряд ли. Не снизойдёт правитель Империи до такой малости, как мелкий рохшадерский офицер. Зато гнев императора может адресно обрушиться на любого, даже самого незначительного человека.

И человек явно это понимал.

Он изъявил готовность выполнять мои распоряжения. Это заверение я пропустил мимо ушей. Доверять недавнему врагу глупо, пусть посидит взаперти. Однако всё то, что он рассказал о системах безопасности замка, оказалось правдой. Видимо, сторона этим человеком избрана решительно и без оглядки на своего сеньора. Впрочем, варианты-то у него какие? В плену не каждый решится привередничать. Да ещё когда дана такая возможность красиво сдаться. И вроде не слабость духа ты демонстрируешь, а выполняешь свой гражданский долг, изъявляешь преданность верховной власти, как и подобает.

Я прекрасно понимал и коменданта, и старшего замкового офицера. Тут ведь ещё и эффект неожиданности накладывается.

Как же нам опять повезло…

ГЛАВА 11

ИМПЕРАТОРСКАЯ ДЛАНЬ

— Однако ты умеешь удивлять, — сказал Раджеф.

— Я тут ни при чём. Пока из ворот выходили войска, все смотрели только на них и торчали в основном в южной части замка, то ли просто наблюдали, то ли помогали. На северных стенах практически не оказалось дозорных, а тех, что были, мои лучники и арбалетчики сумели снять. Почти без шума. Шум, собственно говоря, особо и некому было слышать. Калитка оказалась не заблокирована и даже не на засове. Это и понятно, типа трудовой день начинался, служанки, как понимаю, должны были скоро выйти с бельём — они его стирают на северном берегу рва. Потому там на двери была только лёгкая задвижка, которую женщина может сдвинуть, и наши ребята всё легко открыли.

— Открывали снаружи?

— Нет. Так действительно можно было бы поднять шум на весь замок. Повезло. Как только сняли дозорных, двое моих ребят сумели подняться по стене. В обход ловушек и сигнализации. Им ведь, собственно, некому было помешать.

— Хидбар сумел всё отследить?

— Хидбар — феноменальный человек. По двадцать дел зараз делать и всё помнить — в этом он мастер.

— Так понимаю, ты им доволен. Тогда нужно представить в штаб наградной отчёт. Я скажу своему адъютанту, чтоб всё тебе объяснил.

— Благодарю.

— Продолжай. Открыли калитку — и?..

— Дальше всё уже пошло само собой. Взяли северный внутренний дворик, очистили примыкающие корпуса, а дальше всё пошло само собой. Больше пленных, чем убитых.

— Да, знаю.

Акшанта явился в Рохшадер-Малый принять «хозяйство» следом за отрядами подкрепления, которые, едва обнаружили, что не нужны, шустро повернули обратно и, кажется, успели принять участие в полевом сражении. Самого сражения мы так и не увидели, оно произошло на изрядном расстоянии от замка и получилось скоротечным. Лишь скудные отсветы магии подсказали моим наблюдателям, что вот за теми приземистыми горами что-то происходит. Даже звуки схватки до нас не добрались. По словам Раджефа, противник был разбит наголову, и особых усилий это не потребовало. Войска с марша напоролись на мощную, удачно расположенную оборону. Многие вообще предпочли сдаться.

— Они планировали сперва соединиться с основными силами, — объяснил гвардеец. — И уже только после этого устраивать сражение. Но война создала совершенно иную ситуацию.

— Госпожа Солор права, что поторопилась, — в присутствии мужа Аштии я не решался говорить о ней фамильярно. Пусть даже фамильярность исчерпывалась называнием женщины по имени. — Навязать бой противнику, который этого не ожидает, — первый задел для победы.

— Разумеется, — с холодком отреагировал Акшанта. — Сколько запасов провианта осталось в замке? Твои люди уже проводили ревизию? Разумеется, рохшадерский обоз не будет возвращён сюда, припасы перейдут в наш обоз. Так хватит ли в замке провизии в случае осады?

— Должно хватить, — я понял намёк и, подозвав Аканша и коменданта замка, отправил их сдавать гвардейцу захваченное имущество «по описи».

— Итак, дело за Рохшадером-Морским, — сказал мне Раджеф, когда осмотр замка был окончен и нам подали обильный ужин в хозяйские покои. — Задача чуть более сложная.

— По тому же алгоритму?

— Что? Нет, разумеется. Подобные хитрости можно пустить в ход только однажды. Если у тебя есть ещё какие-нибудь идеи — сообщи, рассмотрим. Ход твоей мысли интересен. Но на этот раз планирование операции полностью возьмёт на себя штаб.

— Мне это только на руку. Потому что идей больше нет.

— Ничего страшного. При нынешнем благополучном раскладе армия императора справится с последним рохшадерским замком и при затруднениях, если они возникнут. Рохшадер остался без поддержки, зато Солор и его величество обеспечат всем необходимым ещё три области, на которые мятежники прежде рассчитывали.

— Значит, у лордов ещё есть возможность выбрать правильную сторону и не заплатить за своё промедление? — ляпнул я.

Акшанта посмотрел на меня задумчиво, слегка сдвинув брови.

66
{"b":"156845","o":1}