ЛитМир - Электронная Библиотека

Однако всё равно ведь нравится, как ни крути. Именно в своём качестве правителя.

Его величество спешился и без торопливости стянул с плеч тёмный немаркий плащ. Ни фига себе! Так он, считай, без доспеха! Тончайшая кольчужка, больше похожая на украшение — не в счёт. Рядом с мужиками, облачёнными в брони, император сейчас кажется щупловатым, хотя вообще он мощный, я ж помню. Ни шлема, ни наплечников, только наручи, но тоже какие-то хиленькие, декоративные.

Тут и гадать не приходится — будет магия. Собственно, при правителе один короткий меч, изогнутый, как зигзаг — туда и сюда по разу. Интересно, удобная ли штука? Неудивительно, что ножны такие… условные. Попробуй сделай сплошные ножны для подобной загогулины.

— Удалитесь в тыл, госпожа, — с неожиданной мягкостью приказал его величество, повернув голову к Аштии. Женщина посмотрела на него без выражения, но почтительно. — Вам не стоит находиться так близко к переднему краю в ходе этого боя.

Аше была зеленовата — видимо, токсикоз доконал — и нерадостна. Чему удивляться, в её-то положении. Странно, что она сейчас так упорствует, получив распоряжение от самого правителя. Однако её светлость не спешила повернуть пластуна, а сперва обернулась ко мне и произнесла:

— Будь осторожен, Серт.

— Обещаю, госпожа.

Она кивнула Фахру, потом Раджефу — так же спокойно и безразлично, словно никогда не была связана с ним никакими особенными отношениями и теперь знает его лишь как гвардейского начальника — и развернула пластуна. Видимо, этим боем предстоит управлять не ей самой, а её людям. Впрочем, она ведь их выбирала, доверяет им в полной мере, и потому в сражении её штаб — считай та же Аштия.

Император протянул мне руку. Без шуток, будто для рукопожатия. Я осторожно прикоснулся к его пальцам, уверенный, что сейчас меня деранёт молнией или холодом прошпарит. Фига с два — обычные мягкие, чуть суховатые пальцы. Отличие от обычной человеческой кожи настолько незначительно, что так и остаёшься в уверенности, будто странности тебе почудились.

А потом под ногами зашевелилась земля, и сквозь ископыченную траву поднялась, вздрагивая, змеиная голова. По тому, что мне не приходилось балансировать, я понял — всё это мне кажется. Магия. Иллюзия, что ли? Зачем она здесь? Потом под ногами сформировалось упругое подобие спины — пресмыкающееся, которой она могла бы принадлежать, должно быть в длину никак не меньше двадцати метров. Вот и проявилось во всей красе — действительно, побольше двадцати метров будет. Ни лап, ни гребня по хребту, ни крыльев, ни хотя бы капюшона — удав и удав.

Тварь взмыла в воздух без усилий. Мне показалось, что вместе с нею поднялся и тот клочок пространства, в котором находились мы с императором. Снизу и сзади кто-то что-то прокричал — не испуганно, а деловито. Я попытался оглянуться, но извивающийся хвост закрыл мне обзор.

— Не надо обращать внимание на шумовые эффекты, — произнёс его величество. — Можешь, конечно, схватиться за меня, но лучше б без этого обойтись.

А потом он выбросил вперёд руку, и замок взорвался. То есть так мне показалось в первый момент. Грохот продрал меня до последней клеточки тела, пламя, казалось, облизало подошвы, хотя этого быть не могло, потому что под подошвами имелась змея. Она плыла в облаке прозрачного, будто иллюзия, пламени, и уже по этому признаку я догадался, что с огнём явно что-то не так. Магический он, этот огонь, вот в чём дело.

И слишком быстро поблёк и растаял для настоящих последствий взрыва. Будто кусок рафинада в кипятке, не иначе. Замок, оказавшийся уже почти под нами, был цел и невредим, разве что подёрнут каким-то иным, чем прежде, оттенком. Более естественным, что ли. И я вдруг шестым чувством догадался, что магическая защита цитадели приказала долго жить. Как его величество этого добился, он мне, конечно, не скажет. И не подумает даже.

Потом змея исчезла, будто канула следом за пламенем, но мы так же твёрдо, как прежде, держались на ногах — прямо в воздухе, и понимай это явление как хочешь. Его величество окружал плотный кокон бешено движущейся мелкой взвеси, будто смерч обнимал его, не причиняя никакого вреда. Но нет, вряд ли это жидкость. Больше похоже на мелкую стеклянную или стальную пыль. Сквозь неё плохо было видно, но, оглянувшись, я обнаружил, что воздух позади нас полон бьющих крыл, гибких ящериных тел и разноцветных нарамников. Армия императора атаковала замок самым напрашивающимся способом — вершним налётом.

Сверкнула молния, а следом и гром не заставил себя ждать. Небо казалось уже совершенно чёрным, хотя всего лишь налилось красками самого последнего грозового предчувствия. Здесь, так близко к гневным небесам, в сердце затишья, напряжённость которого леденила сердце, я мысленно распростился с жизнью. И, поскольку иначе делать этого не умел, вынул меч из ножен.

Какой уж там магией государь гвоздил точно и бесстрастно обозначенные цели — этого мне узнать было не дано. Но я ощущал её даже притом, что не видел. Отгадка пришла молниеносно — горло сдавило знакомое ощущение, которым я уж не ожидал «насладиться» вновь. Вокруг наливалось магией знакомое смертоносное поле, не способное стереть меня в пыль лишь потому, что Земле повезло обойтись в своём развитии без чародейства.

Смерть бушевала у меня под ногами, смерть клубилась над головой. Зачем я ему сдался? С кем здесь сражаться с мечом в руках? Едва эта мысль успела угаснуть, как из глубин магии в меня метнулось длинное, вытянутое стрелой тело. Живое — это я угадал почти сразу. Но первый выпад парировал на рефлексе — спасибо тем, кто вбил его в меня. Демон. Мелкий и мерзкий. Читал о таких. Как драться с ними — не помню. Пусть тело само соображает.

Я двигался непринуждённо, мало беспокоя себя мыслями о том, где же заканчивается невидимая платформа, поддерживающая меня и его величество. Сейчас попросту самоубийство задумываться о таком. С тварью пришлось покрутиться, и едва удалось раскроить её примерно в районе головы, как воздух прошила вторая. Я поспешил прыгнуть поближе к государю. Фиг его знает, вдруг балансирую на крае и даже не догадываюсь об этом. Жутко представить…

Следом за второй тварью из темноты вынырнули и другие. Я действовал машинально, лишь живо зыркал по сторонам, высматривая новых существ, чтоб не пропустить ни одного. Государь был поглощён своим занятием, на меня или по сторонам — ноль внимания. В сосредоточении он выглядел особенно величественно, даже фундаментально. Вот сейчас взять его — и на парадный портрет! Или на деньги можно.

Момент затишья перед бурей затянулся так долго, как ещё ни разу в моей жизни не случалось. Всегда мгновения от начала тишины и до первого вздоха стихии можно было, казалось, исчислить мгновениями. Тут же тишина длилась, длилась, и появилась даже надежда, что грозы не будет… Впрочем, надежда успевает шевельнуться каждый раз. Не на что тут надеяться. И я лишь уповал, что первый же порыв ветра не сдует меня с магической опоры куда-нибудь на булыжную мостовую с высоты в пару сотен метров.

А потом вместо демона на невидимую платформу спорхнул мужик в развевающемся одеянии. Уже по цвету мантии понятно, что маг. Защиту, которая его окружала, я отчасти воспринимал, и примерно тем же путём догадался, что та внезапно лопнула, будто перезрелый гранат. Стоило только ноге чародея коснуться опоры.

Можно было ожидать поединка двух магов-титанов, но мне-то нетрудно было догадаться, что этого вот перца надо гвоздить, пока он не пришёл в себя. Иначе два колдуна, разошедшись в драке, просто сдуют меня вниз и даже не заметят. К тому же государь что-то не обращает на визитёра внимания.

Я прыгнул к незваному гостю и снёс ему голову.

Это оказалось настолько просто, что по-настоящему восхитило. Ну надо же! Небось распластанный перец — архимаг какой-нибудь высшей категории. А я его — раз! — одним простым ударом. И всего-то из страха за собственную жизнь.

Второй появился почти следом за первым, и снова мне хватило одного прыжка вперёд и взмаха мечом. Тело я ногой отпихнул в сторону, расчищая себе место для следующих прыжков, и тут только заметил, что его величество смотрит на меня.

69
{"b":"156845","o":1}