ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Содержание  
A
A

— Весла назад! — закричал капитан гребцов. — Осторожно! Стоять!

Многие наши скамейки были пусты, на сиденьях для гребцов виднелась кровь. Серия дротиков числом не менее пяти, выпущенных из укрытия при помощи пружинной доски, вонзились во внутреннюю часть гребного шпангоута на правом борте.

На корме раздался скрежет, и дюжина людей с одного из атакующих кораблей Воскджара, близко стоящего в плотно занятом пространстве воды, запрыгнула на наш борт.

— Отбросить нападающих! — услышал я крик.

— Не покидайте скамейки! — приказал капитан гребцов.

Мимо нас пронеслись люди, чтобы скинуть пиратов с кормы. Я остался на скамье, сжимая в руках весло.

— Весла назад! — отдал приказ капитан гребцов.

— Палубы очищены!

— «Порция» поражена! — закричал офицер.

Я увидел, как один из наших лучников, пронзенный стрелой в грудь, покачнулся и упал с носовой башни. Фонтан воды, подобно гейзеру, взметнулся радом с нами, отмечая промах врага и падение огромного камня, выпущенного из вражеской катапульты.

Выглянув через щель для уключины в левом борту, я наблюдал, как нос «Леды» внезапно резко поднялся над водой. С ее тарана и корпуса, блестя на солнце, стекала вода. Затем, через мгновение, «Леда» скользнула назад, уйдя на три четверти под воду. Ее корма погрузилась в глину речного дна. Омываемый течением нос, с людьми, гроздями повисшими на нем, повернулся в сторону цепи.

— Весла назад! — приказал капитан гребцов.

Таран корабля Воскджара ударил в выступающий нос «Леды». Люди попадали в воду под аккомпанемент весел корабля Воскджара. Лучники, перегнувшись через планширы, стреляли в барахтающихся в Воске. Где-то в другом месте я видел, как люди борются друг с другом в реке.

— Два румба на левый борт! — отдал приказ офицер.

Мы качнулись на левый борт. Теперь наш таран угрожал кораблю Воскджара. Лучники заняли места за фальшбортом. На палубе вражеского корабля началась паника. Весла, как потревоженные ветки, не в лад, не ровно поднялись из воды. Мы заметили попытки активизировать руль, но скоординировать правый и левый рули не удалось. Весла — одно, другое, еще несколько — одновременно начали ударять по воде. Корабль повернулся левым бортом и затем исчез за разбитым носом «Леды». Мы не атаковали его. По правому борту от нас находилась качающаяся на воде галера Воскджара, по виду дремлющая, но мы знали: стоит нам открыть ей свой фланг, как она оживет, кинувшись в атаку. «Бойся слина, который кажется спящим», — гласит горианская пословица.

Сосуд с горящей смолой, пущенный с корабля около цепи, оставляя дымный след, полетел в нашу сторону. Он упал в воду у правого борта.

— Весла назад! Весла назад! — приказал капитан гребцов. — Весла назад, аккуратно, парни!

Еще совсем недавно мы стояли вровень с «Оливией», флагманским кораблем флота Ара, под командованием Амилиана. Она и «Порция» были последними из первоначальных десяти судов, составляющих небольшой флот базы Ара. Теперь «Порция» потеряна. По правому борту от «Оливии» стояла «Таис» — изящный, неутомимый, отважный, покрытый шрамами корабль Порт-Коса. Он образовывал центр нашей линии. По его правому борту находились «Талендер» из Файны и «Гермиона», трофейный корабль, занятый солдатами Ара.

— Мы не можем отбить еще одну атаку, — послышался чей-то голос.

Слышались сигнальные рожки с кораблей Воскджара.

— Они отходят, — заметил один из членов нашей команды.

— Надеюсь, они уйдут.

— Они перегруппировываются.

— Будет еще одна атака, — сказал кто-то.

— Похоже на то.

Утром у нас было одиннадцать кораблей. «Леда» и «Таис» от Порт-Коса, «Оливия» и «Порция» от базы Ара и еще четыре трофейных корабля, «Талендер» — от Файны. От Виктории были «Мира» и «Тина». Из этих одиннадцати осталось только пять: «Таис», «Оливия», «Талендер», «Тина» и «Гермиона», взятая в качестве трофея. И вот эту тонкую линию мы должны были противопоставить могуществу Воскджара, у которого было не меньше двадцати восьми или двадцати девяти кораблей, выстроившихся в стороне от нас.

— «Таис» следует убираться отсюда, — сказал стоящий рядом уроженец Виктории, спасшийся с «Миры».

— Она остается на линии, — заметил кто-то.

— Кто бы мог ожидать этого от слинов Коса, — проговорил солдат из Ара, стоящий рядом со мной, один из тех, которых мы взяли на борт с накренившихся палуб тонущего «Алкестиса», захваченного в качестве трофея людьми из Ара. Без них нам бы не хватило гребцов на нашем судне.

— Это любопытно, — сказал один из его товарищей.

— Возможно, кто-то тоже может быть смелым, не только люди из Ара, — заметил другой.

— Слины из Коса хорошо сражались.

— Верно.

— Где Каллистен? — поинтересовался кто-то с «Миры».

— Вот уж не знаю, — ответил я.

— У нас нет камней и смолы, — напомнил кто-то.

До нас донеслись звуки боевых рожков. Я наблюдал, как один из наших лучников при помощи ножа вытаскивает стрелу из деревянной обшивки «Тины». Он работал аккуратно, чтобы не повредить наконечник.

— Они подняли флаги, — сказал кто-то.

— Скоро начнется.

— Они спустили весла.

Мы снова услышали звуки рожков.

— На места, парни! — скомандовал офицер.

Мы поспешили на свои места.

— Весла спустить! — раздалась команда капитана гребцов.

Мы просунули весла в уключины.

— Они приближаются, — сказал кто-то позади меня.

— Почему нет сигнала? — спросил Каллимах с носовой надстройки. — Разве мы не можем дать ответ?

Люди переглянулись.

С поцарапанной, полуразрушенной, покрытой копотью «Тины» раздался звук боевого рожка, поднятого юношей, почти мальчиком. Затем к нему присоединился еще один рожок, и еще один, и во всю мощь зазвучала песня сопротивления.

Трубачи на «Оливии» тоже схватили свои инструменты. К ним присоединилась команда «Таис». С борта «Талендера» и «Гермионы» полились чистые, ни с чем не сравнимые, смелые звуки труб. Люди решили быть вместе и выстоять. Меня переполняла гордость. Я расправил плечи и крепко сжал весло.

— Приготовиться! — раздалась команда капитана гребцов. — Грести!

И пять кораблей нашей маленькой линии отправились навстречу превосходящим силам флота Воскджара.

* * *

— «Гермиона» затонула, — сказал кто-то, когда мы отдыхали на веслах.

— «Талендер» взят как трофей, — добавил другой.

— Я не думал, что мы переживем эту атаку, — поделился с нами один из гребцов.

Справа от нас стояла «Оливия», дальше, по ее правому борту, находилась отважная «Таис».

— Они снова идут, — сказал наш товарищ.

— Это конец.

— На корме «Оливии» что-то кричат, — проговорил гребец, вставая со скамьи.

Я тоже поднялся.

— Там какая-то суматоха, — сказал один из нас, забираясь на скамью.

— Что там? — задал вопрос другой, опершись на весло и не поднимая головы.

В это время с нашей кормовой башни тоже раздался крик.

— Корабли! Корабли за кормой! — кричал офицер на кормовой башне.

— Это Каллистен! — обрадовался кто-то.

Я встал на скамью, подтянувшись к верху гребного шпангоута.

— Каллистен! — кричал человек.

— Не вставайте со скамеек! — приказал капитан гребцов.

— Каллистен! — закричал кто-то еще.

На горизонте за кормой показалась флотилия кораблей, похожая на россыпь маленьких точек.

— Каллистен! Каллистен! — кричали мы.

В воздух полетели шлемы. Ликующие, мы обнимались. Слезы радости катились по нашим измученным лицам. Даже солдаты Ара с криком схватили свои щиты и стали стучать по ним остриями пик и мечами.

— Вот это поворот! — ликовал офицер. — Все меняется!

Под командованием Каллистена было двадцать кораблей.

— На места! — приказал капитан гребцов. — Приближается флот Воскджара!

— Каллистен! — продолжали радостно выкрикивать мы. — Каллистен!

Оживление царило и на палубе «Оливии». До нас доносились даже крики ликования с «Таис», стоящей за «Оливией».

10
{"b":"156848","o":1}