ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Открой! — скомандовал Реджинальд.

Он дважды зло стукнул кулаком в дверь.

— Ты умеешь плавать? — спросил я.

— Нет, — ответила она, — и я связана!

— Немедленно открой, — требовал Реджинальд.

Затем он закричал:

— Артемидор! Сертус!

Девушка в отчаянии застонала, не в состоянии повиноваться. Я подтолкнул ее на шаг к окну, держа за руку. Затем выглянул в окно, но не увидел поблизости маленьких лодок.

— О нет, — простонала девушка, — пожалуйста, нет!

Я услышал, как за дверью к Реджинальду присоединились несколько человек.

— Я не умею плавать, — проговорила девушка.

— Хорошо.

— Я связана!

— Великолепно, — ответил я и достал из-за пояса скомканный кусок ткани.

— Нет! — сказала она.

Я затолкал комок, все еще тяжелый и мокрый, глубоко ей в рот. Потом зафиксировал его скрученной полосой от разорванной простыни. Я заранее решил, что сейчас, на некоторое время, ей не будет разрешено разговаривать со мной. Выну кляп позже, если решу, что это мне удобно.

— Лута! — позвал Реджинальд. — Ты там?

Я перебросил доску и пакет на буксировочной веревке через окно. Веревка натянулась от ошейника, Я поднял беспомощную девушку на руки.

— Лута! Лута! — сердито звал Реджинальд. — Ты там?

— Никакой Луты здесь нет, — весело отозвался я через дверь, — но тут есть та, которая была когда-то известна под таким именем, та, которую я переименовал в Ширли, дав ей, судя по всему, более подходящее имя земной девушки.

Рабыня извивалась в моих руках, отчаянно корчилась, но не могла освободиться.

— Кто ты? Кто говорит? — потребовал ответа Реджинальд.

— Я забираю твою рабыню, — ответил я, — и кое-что еще.

— Да кто ты такой? — в ярости закричал Реджинальд.

— Джейсон, — ответил я. — Джейсон из Виктории!

Затем я забрался на разбитое окно, держа девушку. Она всхлипывала. Потом я прыгнул и уже в воздухе услышал, как люди Реджинальда пытаются выбить дверь каюты.

9

Я ОБЗАВОЖУСЬ ЕЩЕ ОДНОЙ РАБЫНЕЙ

И ВСТРЕЧАЮ СТАРЫХ ДРУЗЕЙ

— Кто там? — спросил человек на «Тине». — Отвечай, или мы откроем огонь!

— Джейсон, — ответил я, находясь в темной, холодной воде. — Я — Джейсон из Виктории. Помоги мне взобраться на борт!

— Это Джейсон, — произнес кто-то.

Я узнал голос Каллимаха.

— Помогите ему подняться на борт!

В воде я тащил за собой за волосы девушку, лежащую на спине. Доска и пакет, привязанные к ее ошейнику двойной веревкой, плавали рядом с ней. Навстречу мне протянулись руки. Два человека, держась за планшир, перегнулись вниз, чтобы помочь мне.

— Что у нас тут? — поинтересовался один из помогавших мне.

— Женщина-рабыня, — сказал я, — и еще кое-что ценное.

Люди подняли за связанные руки девушку и втащили ее через фальшборт вместе с пакетом и доской, которая стукнулась о борт корабля. Я полез следом за ней и в то же мгновение уже стоял, дрожа, на палубе «Тины». Каллимах схватил меня за руки.

— Мы боялись, что потеряли тебя, — сказал он.

— Нужно готовиться к отходу, — ответил я, — нам не выдержать атаку утром.

— Мы ждали тебя, — объяснил Каллимах.

Я нагнулся к девушке и отвязал доску и пакет от ее ошейника.

— Отнеси это в каюту капитана, — попросил я одного из присутствующих.

— Да, Джейсон, — ответил он.

— Что это? — поинтересовался Каллимах.

— Я объясню позже.

— На палубе «Тамиры» свет и суматоха, — проговорил кто-то.

Действительно, мы могли видеть корабельные фонари, двигающиеся по «Тамире», в каких-то двух-трех сотнях ярдов от нас. Я улыбнулся. Я не думал, что Реджинальд поспешит докладывать о своей потере командующему флотом.

— Что у нас тут? — спросил один из присутствующих, поднимая фонарь и указывая на девушку у наших ног.

Я сдернул повязку с ее головы, и ткань повисла у нее на шее.

— Хорошенькая, — сказал человек с фонарем.

— Да, — согласился другой.

Испуганная девушка с ужасом оглядывалась. Она была трофеем врагов своего прежнего хозяина.

— Ты находишься в присутствии мужчин, женщина, — сказал я. — Опусти голову.

Девушка немедленно нагнула голову вниз.

— «Тамира» подходит, — проговорил кто-то, — я думаю, она готовится напасть.

— Должно быть, они торопятся вернуть то, что ты взял у них, — заметил Каллимах.

Девушка, вздрогнув, подняла голову.

— Не тебя, хорошенькая рабыня, — успокоил я ее, — а то, что действительно имеет ценность.

Она сердито посмотрела на меня со слезами на глазах.

— Свяжите ей ноги и бросьте в нижний трюм, — приказал я.

— Да, Джейсон.

— Гребцы, займите скамейки, — велел Каллимах, — взять весла в руки.

— Должно быть, «Тамира» совсем спятила, чтобы угрожать трем кораблям, — сказал офицер.

— Она в отчаянии, — пояснил другой офицер.

— Реджинальд готов потерять корабль, — проговорил я, — чтобы скрыть свою потерю, списав все на войну.

— Конечно, он не получал приказа покинуть линию, — согласился Каллимах.

— Да, — кивнул я, ухмыляясь.

Мне на плечи набросили плащ, чтобы я согрелся после холодной воды. Кто-то из команды нес к люку, ведущему в трюм, девушку со связанными лодыжками, перекинув ее через плечо. Она смотрела с ужасом, во рту был кляп. Девушка будет брошена в трюм, и люк закроют. Я понял, что ее изобьют, ведь до этого она подняла голову без разрешения. Такие ошибки со стороны рабыни редко остаются без наказания на Горе.

— Ясно, — сказал офицер. — «Тамира» решила атаковать.

Он казался сбитым с толку.

— Все так, как я предполагал, — обратился я к Каллимаху. — Так она откроет проход в их линии.

На самом деле я не ожидал, что Реджинальд заметит пропажу так быстро. Я надеялся, что у меня будет больше времени, чтобы обсудить с Каллимахом мои планы.

— Я прикажу рожкам сыграть сигнал, — обратился офицер к Каллимаху.

— Нет, — вмешался я. — Нет, Каллимах!

— Не надо рожков, — сказал Каллимах офицеру. — Еще не время приводить флот в готовность.

— Это точно, — согласился я.

Приказы, учитывая нашу близость с «Оливией» и «Таис», могли бы в данную минуту передаваться голосом.

— Ты намереваешься использовать эту щель во вражеской линии? — спросил Каллимах. — Она долго не сохранится. Движение «Тамиры» скоро заметят.

— Но не сразу, — ответил я. — Как говорится, это будет честная игра. К тому же враг будет ожидать, что мы туда кинемся.

— Следовательно, они начнут менять позицию, чтобы закрыть брешь, — проговорил Каллимах.

— Производя бесчисленные перегруппировки кораблей и, возможно, внося неразбериху, — продолжил я.

— Сама стена может быть разрушена, — сказал Каллимах, — открыта в дюжине мест.

— Будет непонятно, почему «Тамира» покинула свою позицию, — добавил я. — На многих кораблях подумают, что дан приказ атаковать.

— «Тамира» подходит к нам угрожающе близко, — вмешался офицер. — Мы вступаем с ней в бой?

— Нет, — закричал Каллимах. — Кормчие, на правый борт! Капитан гребцов, командуй полный гребок!

— Полный гребок! — приказал начальник гребцов.

— Весла с левого борта убрать! — закричал Каллимах.

— Весла с левого борта убрать! — эхом отозвался старший гребец.

«Тамира» с режущей лопастью, сделанной из стали, выступающей с левого борта, как четверть лун, проскользнула мимо нашего корпуса, между нами и «Оливией».

— На других кораблях появились огни! — закричал офицер.

Тут и там над поверхностью воды мы могли видеть движущийся свет. Раздались звуки боевых рожков.

— Прикажи «Оливии» отойти, Каллимах, — взмолился я. — Приказы должны быстро отдаваться и беспрекословно выполняться.

— Ты нашел путь к спасению? — спросил Каллимах.

— Я собираюсь не только спастись, — ответил я, — но и победить.

* * *

По воде до нас доносились крики. Похоже, пираты праздновали победу. Скользя ногами по песку, я налег плечом на основной корпус «Туки». Попав три дня назад под удар тарана, этот прославленный корабль Воскджара так и лежал поверженный на песчаной отмели, около цепи, наполовину в воде, наполовину на песке. Мы плечами, используя весла как рычаги, поднимали главный корпус судна, киль которого увяз в песке. По обеим сторонам отмели «Тина» и «Таис» при помощи веревок в четыре дюйма толщиной тоже прилагали усилия, чтобы освободить «Туку».

16
{"b":"156848","o":1}