ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

13

КАЛЛИМАХ И Я — ПАССАЖИРЫ НА БОРТУ

ФЛАГМАНСКОГО КОРАБЛЯ ПОЛИКРАТА

ПОЛИКРАТ ПОЙДЕТ НА ВИКТОРИЮ

Мои руки были заведены за спину. Запястья туго перехвачены веревкой.

— Охраняйте его получше, — приказал Поликрат.

Я сморщился, так как моя спина выгнулась над режущей лопастью левого борта флагманского корабля Поликрата. Непроизвольно я закричал от боли. Веревки были затянуты еще туже. Затем мои ноги были заведены назад, и лодыжки туго перевязаны. Веревки отрегулировали. Я лежал, привязанный к лопасти. Глядя направо, я видел ограждение левого борта флагмана Поликрата. Я оглянулся. Как я понял, на другой стороне корабля, привязанный таким же образом к режущей лопасти правого борта, находился Каллимах.

Ультиматум Поликрата был ясен. Каллимаху и мне следовало сдаться ему, Каллистен, Реджинальд и Клиоменес должны быть освобождены, иначе Виктория будет предана огню и мечу. Беззащитная Виктория не должна погибнуть, в этом мы поклялись еще раньше. Мы, несмотря на протесты Майлза из Вонда, оставленного нами командовать крепостью, сдались.

— Сделать поворот! — услышал я команду, отданную Поликратом рулевым.

Когда корабль начал разворачиваться в канале, я почувствовал, как мое тело двигается одновременно с лопастью.

— Хотя ты не можешь смотреть вперед, без сомнения, ты можешь слышать, — сказал чей-то голос из-за ограды левого борта.

Я посмотрел вверх. Там, у ограды, стоял Поликрат.

— Я надеюсь, — сказал он, — что мы вступим в схватку.

— Куда вы направляетесь, капитан? — спросил я.

— В Викторию, — ответил он.

Придя в ярость, я попытался бороться. Потом увидел свою кровь на лопасти. Застонав от отчаяния, я прекратил дергаться. Я слышал, как Поликрат засмеялся и отошел от ограждения. Я был привязан к лопасти и не мог пошевелиться. Меня охватили гнев и отчаяние. Спиной я ощущал лезвие, тяжелое и узкое. Веревки были тугими. Я чувствовал движение корабля и видел голубое небо и облака. Я был абсолютно беспомощен.

14

РАГНАР ВОСКДЖАР ВСТРЕЧАЕТ ПОЛИКРАТА

РАГНАР ВОСКДЖАР УЗНАЕТ,

ЧТО ОН НЕ ПЕРВЫЙ НА РЕКЕ

Привязанный к режущей лопасти, я мало что видел, кроме неба. Но я слышал, как рядом появился другой корабль.

— Это «Игольчатый тарларион»! — услышал я крик.

Мы, похоже, были сейчас поблизости от Виктории. «Игольчатый тарларион», как я знал, был личным кораблем Рагнара Воскджара. Он прибыл для встречи со своим флотом и кораблями Поликрата. Как мы узнали от Каллистена, встреча предположительно должна была произойти во владениях Поликрата. Корабли-разведчики, однако, были оставлены в устье канала, чтобы сейчас он мог направиться к Виктории.

— Ты Поликрат? — услышал я голос.

— Да.

— Это он, — произнес другой голос, справа от меня, — он — Поликрат.

Это был голос Реджинальда. Я еще раньше запомнил его.

— Где мои корабли? — настойчиво спросил первый голос, слева от меня.

В нем слышался гнев. Я понял, что только недавно, всего каких-то несколько часов назад, Воскджар узнал, какая судьба постигла многие из его кораблей. У него были жестоко подрезаны крылья: из его первоначальных трех флотов численностью где-то около ста пятидесяти или шестидесяти кораблей теперь сохранилось, должно быть, менее двадцати. Чтобы восстановить такую силу на реке, понадобится время.

— Спроси у реки Воск и своих капитанов об их печальной судьбе, — ответил Поликрат.

— Ты проверяешь меня, капитан? — поинтересовался голос слева от меня.

— Думай как хочешь, — ответил Поликрат.

— Как случилось, что их не поддержали? — потребовал ответа голос.

— Я делал свою часть работы, — отозвался Поликрат. — Я защищал восточный отрезок реки, выполняя условия нашей сделки.

— Ни на одном твоем корабле нет и царапины! — закричал голос.

— Люди знали, что война против меня бессмысленна, — заявил Поликрат. — Одно мое присутствие гарантировало сохранность твоего фланга.

— Именно в твоих владениях мои люди попали в засаду.

— Меня там не было, — проговорил Поликрат. — Была применена хитрость. Моих людей обманули.

— Твои люди — глупцы!

— В таком случае, и твои тоже не лучше, те, кто вошел во владения, как вевр, рысью бегущий в загон, — ответил Поликрат.

— Как получилось, что стали известны и пароль, и отзыв? — голос звучал требовательно.

— Я не знаю, — отозвался Реджинальд. — Они узнали их точно не от меня. «Тамира» затонула. Она затонула у цепи. Мне повезло, что я успел спасти свою жизнь.

— Двое из тех, кто затеял это мерзкое дело, — сказал Поликрат, — теперь венчают режущие лопасти моего судна, раздетые, беспомощные пленники.

— Хорошо, — произнес голос. — Я прослежу за тем, чтобы они были хорошо вознаграждены за свои достижения. Они получат по заслугам, и это доставит мне долгое наслаждение.

Теперь голос звучал мягче. Я почувствовал взгляды мужчин, устремленные на меня.

— Они — мои пленники, — возразил Поликрат. — Они мои, и я поступлю с ними, как захочу.

— Твое дело, — отреагировал голос.

Я видел, что Поликрат хочет оставить меня и Каллимаха себе. Он не находит нужным отдавать нас кому-то другому. Я старался не думать о том, что за месть он может приготовить для нас.

— Теперь передай мне командные флаги, — потребовал голос.

— Я — первый на реке, — ответил Поликрат.

— Я — Рагнар Воскджар! — возмутился голос.

— Ты сохранил самое большее около двадцати судов, — напомнил Поликрат. — У меня под командой — сорок.

— Но есть наше соглашение! — вскричал Рагнар Воскджар. — Клятва топаза!

— Я пересмотрел условия нашего соглашения, мой дорогой капитан.

— По какому праву? — мрачно поинтересовался Воскджар.

— По праву сорока кораблей.

— Я уйду в свои владения, — пригрозил Рагнар Воскджар.

— Делай, как тебе нравится.

— Я не для того шел на восток реки, чтобы вернуться с пустыми сундуками!

— В Виктории добычи хватит для нас двоих, — заметил Поликрат.

— Я присоединяюсь к тебе.

— Я — первый на реке, — заявил Поликрат. — Если ты признаешь это, мы пойдем вместе, корабль к кораблю.

— Ничего не имею против.

— Значит, я — первый на реке, — постановил Поликрат.

— Да, — с ожесточением повторил Рагнар Воскджар, — ты — первый на реке.

15

ВИКТОРИЯ

— Все тихо, — сказал Клиоменес.

Он стоял на причале Виктории, слева от режущей лопасти, к которой я был прикован. Якорные тросы все еще привязывались.

— Все так, как я и ожидал, — произнес Поликрат рядом с ним.

Пираты, сходящие с флагмана, пробегали мимо них. Я слышал шутки о женщинах Виктории, о том, как они будут угождать пиратам этой ночью.

— Не звонит даже колокол тревоги, — добавил Реджинальд, бывший капитан «Тамиры».

Другие корабли подходили к многочисленным пристаням, изрезавшим водную границу Виктории. Их привязывали к якорным столбам и друг к другу.

— Несомненно, им следует выйти к нам с дарами и их дочерями — украшенными гирляндами и с песнями приветствия, чтобы задобрить нас, — сказал Каллистен.

— Скоро их дочери будут носить только гирлянды из наших цепей, — заметил Клиоменес.

Реджинальд засмеялся.

— Они нас боятся, — произнес Поликрат.

Я завертелся на лопасти и вновь почувствовал бегущую по спине кровь. Потом я ощутил острие меча, прижатого к моему боку.

— Не двигайся, — сказал Поликрат.

Я сжал кулаки. Веревки на моих руках и ногах были тугими и горячими. Я мог чувствовать, как вспотела и горела кожа под жесткими волокнами веревок. Я мог видеть голубое небо и белые облака. Над моей головой на ветру парила речная чайка. Я поморщился, чувствуя, как острие чуть глубже вошло в мой бок. Это был горианский клинок. Не требовалось сильного давления, чтобы проколоть тело человека насквозь. Связанный, я лег назад на лопасть и перестал дергаться.

26
{"b":"156848","o":1}