ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Да что же? — не отступал я.

— Цепь порвана, — объяснил он.

Я схватился за поручни, оглянувшись назад. «Сайта» и «Таис» теперь были отчетливо видны.

— А где же «Телия», «Тента», «Майдис», «Айна», «Тиа»? — спросил офицер.

— Я не видел их, — ответил Каллимах.

Он отдал подзорную трубу офицеру и спросил у него:

— А ты видишь их?

— Нет.

— Четверть гребка, — приказал Каллимах.

— Четверть гребка! — крикнул офицер капитану гребцов.

— Четверть гребка! — приказал тот своим людям.

«Сайта» и «Таис» были сейчас на траверзе с левого борта.

Мы двигались вперед в южном направлении вдоль цепи. Каллимах спустился с верхней палубы и пошел между скамейками на корму. Я сопровождал его. Он взял с собой подзорную трубу.

— Было семь кораблей, — сказал я, стоя рядом с Каллимахом.

— Возможно, кто-то уцелел, — проговорил он.

— Вижу корабли, — я указал за корму.

На линии горизонта виднелись точки, расположенные в определенном порядке. Каллимах протянул мне подзорную трубу.

— Корабли Воскджара, — определил я.

— Да.

— Похоже, у него больше пятидесяти кораблей, — заметил я.

По крайней мере, я насчитал уже сорок. И, как мне было известно, еще несколько находилось у цепи.

— Информация Каллистена, очевидно, была ошибочной, — сказал Каллимах. — В нашей разведке есть существенный изъян.

— Сколько же их может быть?

— Не знаю. Может, шестьдесят, может, сто.

— Мы никогда не сможем противостоять им в открытом бою, — проговорил я.

— Порт-Кос должен сражаться так, как никогда раньше, — сказал Каллимах.

— Они не торопятся, — обратился я к Каллимаху, посчитав количество гребков в минуту.

— Они не хотят, чтобы гребцы устали, — пояснил Каллимах.

Я отдал ему подзорную трубу.

— Порт-Кос — надежда всей реки Воск, — произнес Каллимах. — Мы, корабли с базы Ара и другие независимые суда должны поддержать его в битве.

— Силы слишком неравные, — заметил я. — Может ли Порт-Кос победить?

— Он должен.

— По крайней мере, во главе стоит такой человек, как Каллистен, — добавил я.

— Его двадцать кораблей собраны у южного поста, они могут иметь решающее значение, — согласился Каллимах.

— А без них будет просто побоище.

— А с ними, несмотря на неравенство сил, — поддержал меня Каллимах, — все может обернуться в нашу пользу.

— Ты выглядишь обеспокоенным.

— Я очень надеюсь, что цепь к югу от нас цела, — ответил он.

— Мы защищали ее так хорошо и так долго, как только могли, — сказал я.

— Давай надеяться, что время было потрачено не впустую, — вздохнул он.

Я пожал плечами:

— Буду уповать на это.

Если наш флот не успеет собраться или нас обойдут с фланга, это станет подлинной трагедией для наших сил на реке Воск. Тогда обломки наших кораблей будут качаться в водах Воска до самых пристаней Турмуса.

— У тебя есть приказы для меня? — спросил я Каллимаха.

— Заточи свой меч и постарайся хорошенько отдохнуть.

— Есть, капитан! — сказал я, собираясь уйти.

— Ты ждешь этой битвы? — спросил он.

— Да, — ответил я, избегая его взгляда.

— Интересно…

— Это так важно?

— Возможно.

— Ну и что это значит?

— Как ты думаешь, сможешь ли ты спать перед схваткой? — поинтересовался он.

— Конечно, — уверил его я. — Почему бы нет? Разве все это так существенно?

— А ты как думаешь?

— Я не знаю.

— Наточи свой меч, повторил он, — и постарайся как можно лучше отдохнуть.

— Есть, капитан, — кивнул я и спустился с верхней палубы.

Я направился вдоль борта. Гребцы работали в полгребка. Я сел рядом со своими вещами и какое-то время при помощи камня точил лезвие меча, а когда закончил, то смазал его каплей масла, чтобы предохранить от ржавчины. Затем улегся на гладкую палубу возле ограждения правого борта, рядом со свернутым якорным канатом, и быстро заснул.

4

КЛИН. ТАРАНЫ И РЕЖУЩИЕ ЛОПАСТИ

— Сколько их?

К Каллимаху обратился офицер, стоящий на носовой площадке.

— Сорок два, — ответил тот.

Мы лежали в дрейфе, двадцать два корабля, двойной линией. Наши весла были подняты.

— Цепь держится, — сказал кто-то рядом со мной.

— Да, — согласился я.

Цепь была порвана на севере, но здесь, близко к южному берегу реки Воск, она удержалась. Это позволило нам сгруппироваться. К тому же наш левый фланг был защищен мощными звеньями косианской цепи, привезенной на реку Воск и натянутой между опор.

— Где корабли Каллистена? — спросил офицер у Каллимаха.

— Они скоро присоединятся к нам. Мы должны держаться, пока они не подойдут.

Даже зайдя так далеко на юг; с высоты корабельного носа невозможно было разглядеть южный берег реки Воск.

— Они становятся клином, — сказал офицер.

Наш правый фланг защищали семь кораблей Порт-Коса, семь из десяти, которые находились на реке с самого начала. «Майдис» и «Тиа» были потеряны. «Айна», с оторванными с правого борта веслами, была взята на абордаж и стала трофеем. «Телия» и «Тента», первая принадлежала Альфредову Мысу, а вторая — Джортову Перевозу, захвачены пиратами. Оба корабля являлись торговыми судами, действующими в поддержку флотилии Порт-Коса. Из этой группы спаслись «Сайта» из Джортова Перевоза и «Таис» из Порт-Коса. В первом столкновении на севере мы потеряли пять из семи кораблей. Воскджар потерял четыре.

— Да, — сказал Каллимах, протягивая одному из офицеров подзорную трубу. — Это клин.

С моей позиции я не мог как следует рассмотреть построение кораблей противника.

— На западе от цепи у Воскджара есть еще корабли, — угрюмо заметил один из присутствующих.

Это были галеры, которые более суток, начиная со вчерашнего восхода, испытывали на прочность цепь в нашем секторе.

— Мы больше не сможем удерживать их, — сказал кто-то.

— Это правда, — признал я.

Теперь под прикрытием северного флота Воскджара цепь могла быть безнаказанно нарушена на расстоянии в полпасанга от наших кораблей. Нам не удалось определить, сколько галер находилось на западе от цепи в нашем секторе. Однако предполагалось, что южный флот был даже больше, чем северный, который так успешно нарушил цепь.

Руководствуясь информацией, предоставленной Каллистеном, мы считали, что у Воскджара примерно пятьдесят кораблей. Теперь стало очевидно, что разведка ошиблась почти в два раза.

— К настоящему моменту, — сказал кто-то, — цепь, вероятно, уже перерублена.

Я вспомнил желтую краску, которой был помечен столб. Без сомнения, что так же были отмечены другие слабые места.

Даже сейчас, под прикрытием северного флота, было ясно, что пиратские корабли на юге продолжают свою мерзкую работу. Однако цепь продержалась достаточно долго для того, чтобы мы смогли продвинуться на южный участок и сгруппироваться. И конечно, она до сих пор держалась здесь, охраняя наш левый фланг.

— У нас мало надежды, — сказал кто-то рядом со мной.

— Они образуют клин, — поддержал его другой.

— Где же корабли Каллистена? — поинтересовался третий.

— Они скоро будут здесь, — высказался еще кто-то.

— Капитан, — обратился к Каллимаху один из офицеров.

— Слушаю.

— Приказать, чтобы корабли приковались друг к другу?

Такие сигналы могли передаваться флажками и боевыми рожками.

— Нет, — отрезал Каллимах.

— Как еще мы сможем выдержать массу такого клина? — спросил офицер.

— Мы не станем ограничивать нашу мобильность, — пояснил Каллимах. — Мы не оставим наши тараны и режущие лопасти без работы.

— Но так мы стали бы плавучей крепостью из дерева, — возразил офицер. — Такую крепость не пробьет никакой клин.

— Тогда корабли нашей внутренней линии не смогут участвовать в столкновении, — произнес Каллимах, — и мы превратимся в легкую мишень, в которую невозможно промахнуться. Если нас обойдут с фланга, мы также не сможем защитить себя. И тогда наши беззащитные борта будут доступны таранам врага. Всего через час твоя плавучая крепость превратилась бы в обломки дерева, качающиеся на воде.

5
{"b":"156848","o":1}