ЛитМир - Электронная Библиотека

За несколько мгновений, которые прошли, пока она терла глаза, наглец исчез. Она попыталась догнать его, но глухой звук шагов быстро затих; она остановилась в нерешительности рядом со складом. Кто бы это ни был, он легко мог спрятаться в любом из многочисленных укрытий среди домиков, грузовиков и разбросанного повсюду оборудования. Придя в ярость оттого, что дала себя провести с помощью одного из самых древних трюков, Вики вернулась в свою пристройку.

Зачем кому-то понадобилось входить в фотолабораторию ночью и тайно — это было выше ее понимания. Опасаться того, что она потеряла ключ, ей долго не пришлось — она вспомнила, что оставила его на ящике вместе со всем остальным содержимым карманов, когда переодевалась сегодня вечером.

Она закусила губу и, все еще не веря, во второй раз перебрала лежавшие на ящике предметы. Целая пачка сигарет, пилочка для ногтей, носовой платок, темные очки, три других ключа — ключа от лаборатории нет. Она торопливо, но тщательно перерыла всю комнату, хотя и была уверена, что не ошиблась; потом присела на край кровати, понимая, что чувствует холод не только из-за ночной прохлады.

Смысл произошедшего медленно доходил до нее. Вики стала дрожать и немного испугалась. Ей потребовалось некоторое усилие, чтобы заставить себя снова выйти на улицу, снять открытый замок и повесить новый — от ее чемодана.

— В отличие от вашего отца я, боюсь, не смогу похвалить вас за эти фантазии. Вы уверены, Вики?

Голос Гранта был усталым, как будто утеря ключа имела мало значения по сравнению с другими его заботами.

— Вы не могли просто потерять его и придумать все остальное? — нетерпеливо спросил он.

— Я ничего не придумываю, — сказала она. — Я не больше вашего знаю, как все это следует понимать. Но я его не теряла. — В том, как она задрала подбородок, явственно чувствовался вызов. — А открытый замок? И фонарик, направленный мне в глаза?

Он ничего не ответил, и Вики продолжала:

— Так или иначе, мне нужен другой ключ или новый замок.

— Если вы обещаете получше за ним следить.

Вики начала раздражаться. Судя по всему, ее рассказ его не убедил.

— Ключ был украден из моего домика. Или позаимствован, если вам не нравится это слово. Я его не теряла.

— Хорошо, я вам верю. Хотите пустить по следу ищейку?

Вики чуть не взорвалась от злости. Ну почему никто не воспринимает ее серьезно? Отец отреагировал примерно так же, когда она рассказала ему о случившемся. Прежде чем ей удалось придумать остроумный ответ, Грант протянул ей ключ от склада и велел самой найти то, что нужно.

— Кстати, — сказал он, когда Вики уже собиралась уходить, — вы говорили об этом кому-нибудь еще?

— Нет, только папе. Сегодня утром. Бедный папа, — добавила она, — я, по-моему, все время пристаю к нему, когда он бреется.

— Я заметил это за завтраком, — Грант рассеянно улыбнулся. — Я думаю, не стоит рассказывать об этом эпизоде двум вашим, — он немного помедлил, — приятелям.

Она знала это ощущение, столько раз испытанное в школе — когда тебе мягко, но неуклонно дают понять, кто здесь главный. На компании в школе смотрели неодобрительно, и такое же неодобрение она почувствовала в этом намеке на Финча и Лоренса. Подавив протест, она спокойно ответила:

— Хорошо. Для меня есть сегодня какие-то особые поручения? Мне нужно проявить и напечатать массу пленок.

Его глаза сузились, то ли из-за солнечного света, то ли из-за каких-то неизвестных ей мыслей. Довольно долго он стоял перед ней, ничего не говоря, и она почувствовала, как краснеет под его взглядом. Потом он как будто пришел в себя, похлопал ее по плечу и улыбнулся.

— Нет. Занимайтесь проявкой. Я скажу вам за ланчем, если что-то появится. Сегодня утром мы хотим попытаться расчистить этот проход, так что ничего интересного вы не пропустите. А, еще…

— Да? — она уже повернулась, чтобы уходить.

— Не переживайте из-за этого происшествия с ключом.

— Как я могу не переживать? — она безнадежно махнула рукой. — Я понимаю, что это означает обвинение против одного из нас, но не знаю, как еще он мог пропасть.

— И еще одно. — Его лицо помрачнело. — Если у вас будут еще какие-нибудь странные встречи в темноте, просто бегите прочь и вопите что есть силы. Обещайте мне, что не будете пытаться делать что-то сами. Вы поняли? Обещаете?

Она кивнула.

— И запомните: если у вас возникнут какие-то сомнения относительно чего-то или кого-то, какими бы глупыми они вам не показались, скажите о них либо отцу, либо мне, прежде чем поверять их другим.

— У вас есть какие-то причины так говорить? — спросила она. — Кроме того, что вы сказали нам той ночью, когда мы столкнулись с мистером Свендсеном.

— Нет, — он криво улыбнулся. — Разве что внезапный и сильный приступ болезни, обычно приписываемой женскому полу. — Увидев ее удивительное лицо, он улыбнулся шире. — Интуиция. И мне это не очень нравится.

Глава десятая

С самого утра стало ясно, что спокойно поработать ей не удастся. Такое предчувствие появилось у Вики уже в тот момент, когда она обнаружила бутылку с испортившимися химикалиями. Не успела она вылить зловонную жидкость, как раздался стук в дверь.

В лабораторию вторгся Финч и остановился в дверях, протягивая ей окровавленный палец, всем своим видом взывая о помощи и сочувствии. Небольшие повреждения неизбежны в любой экспедиции, и в конце концов было решено, что заниматься ими будет Вики.

Она перевела взгляд с пальца на нарочито скорбную мину, которую состроил Финч, и поинтересовалась ледяным тоном:

— Обо что ты поранился?

— Обо что-то острое и режущее, дорогая.

Вики повела Финча к себе, где у нее хранился набор первой помощи. Когда она закончила обрабатывать рану, то оказалось, что Финч явно не спешит никуда уходить. Однако она не собиралась терять время и бесцеремонно выпроводила его, не обращая внимания на его ворчание.

Словоохотливый Финч ушел, и она снова вернулась к пленкам мистера Свендсена. С них еще капал закрепитель, когда она стала рассматривать их на свет, критически оценивая качество негативов. Очевидно было, что фотографические интересы Генри не были связаны с находками, обнаруженными экспедицией на месте раскопок. Впрочем, до тех пор, пока пленки не просохнут и она не отпечатает снимки, ей лучше попридержать свое любопытство.

Она подошла с промытыми пленками к специальному штативу для просушки, но вдруг заколебалась и стала внимательно осматривать голые стены лаборатории. В комнате решительно не было места, где можно было бы укрыть негативы от постороннего взгляда. Наконец она разыскала кнопки и полезла под скамью. Она прикрепила пленки к ее внутренней стороне и поднялась с колен, отряхивая от пыли свои рабочие брюки. Это было единственное потайное место, которое она могла себе представить. Закончила она как раз вовремя: в дверь снова постучали, и чей-то гнусавый голос позвал ее по имени.

На пороге маячил Лео Гэвисон. В ответ на ее удивленный взгляд его тонкие губы сложились в улыбку. Он по-прежнему не расставался со своей панамой и дымчатыми очками, которые, Вики вынуждена была признать, в их условиях были необходимы. С близкого расстояния сыпь, покрывавшая кожу на его подбородке, была особенно заметна. В сравнении со здоровым загаром, которым была покрыта кожа остальных участников экспедиции, его бледность и затемненные очки имели почти зловещий вид.

Он небрежно прошел внутрь, огляделся и приблизился к пустому штативу.

— Кажется, вы не очень спешите, юная леди, — заметил он.

Вики уколол его тон, и она резко ответила:

— Меня постоянно прерывают, а кроме того, испортилась целая бутылка проявителя.

Ее подозрения к нему росли, пока она стояла и ждала, чтобы он объяснил причину своего визита. Лео не имел обыкновения заходить к ней в лабораторию просто поболтать, как другие. Таким незначащим членам экспедиции, как она, он никогда не уделял времени больше, чем было необходимо на соблюдение элементарных требований вежливости.

27
{"b":"156854","o":1}