ЛитМир - Электронная Библиотека

Испытывая внутренний трепет, она ходила по комнате, стараясь собраться с мыслями. Если бы ей только удалось добраться до места, наполовину победа была бы уже за ней. Конечно, шум поднялся бы ужасный, но заменить ее кем-нибудь было бы уже невозможно. И разумеется, отец простит ее после того, как все уляжется, и забудет весь этот вздор, что она будто бы что-то упускает в жизни, как он сегодня сказал.

Но как это сделать? Отцу пока ничего нельзя говорить. Профессор? Нет, она не имеет права прибегать к его помощи и навлекать на этого милого старичка гнев Фэрфакса. Только сам Фэрфакс может помочь ей; прежде, чем он уедет во вторник, и прежде, чем ее отец найдет замену.

В ее распоряжении было четыре дня.

План окончательно сформировался у нее в голове. Когда все раскроется, буря обрушится лишь на нее одну. А относительно того, что это обязательно произойдет, Вики не питала никаких иллюзий.

Теперь все зависело от Робина. Согласится ли он помочь ей?

* * *

— Ты сошла с ума, сестренка!

Вики сидела с серьезным видом в одном из потрепанных кресел, которые украшали крохотную квартирку Робина. Она старательно сдерживала улыбку, в ожидании, когда возмущение ее брата уляжется.

— Ты пользуешься моим адресом и телефоном, отнимаешь у меня время. Ты затеваешь обман и втягиваешь в это дело меня. Ты собираешься надуть отца, — Робин воздел руки к потолку театральным жестом. — У тебя вид, как у лисы, забравшейся в курятник! Я должен быть сумасшедшим, чтобы пойти на это! — Робин закончил свою тираду тем, что уселся на стул и сразу же перестал изображать из себя великого Гвиннэла, став просто взволнованным молодым человеком. — А если, предположим, объявится настоящий Виктор Эллис? Послушай, Вики, зачем тебе все это нужно?

Она покачала головой:

— Он не объявится. Я позвонила ему и предупредила, что собираюсь воспользоваться его именем, прежде чем отправила Фэрфаксу письмо с просьбой взять меня на место Джона Бакстера. Вик пожелал мне удачи и сказал, что это будет самый грандиозный трюк этого года.

— Еще один дурак, — проворчал Робин. — Должно быть, он по уши влюблен в тебя — когда вся эта история выплывет наружу, у него будет куча неприятностей.

— Я сказала ему, чтобы он говорил, что ничего об этом не знает, — Вики сделала серьезное лицо. — Когда мы приедем, я во всем сознаюсь и возьму все на себя. Помолись за меня, Робин.

— Я охотнее бы выпорол тебя, — проворчал он и достал из буфета чашки и банку концентрированного молока. — Ну-ка, займись лучше чем-нибудь полезным.

Она поспешно принялась помогать ему. Разложив съестные припасы из кладовой Робина на старой скатерти, заговорщики сели за стол и серьезно переглянулись.

— Что ж, — наконец сказал Робин, — я не дал бы и цента за твой план. Все же, пожалуй, он мог бы сработать, хоть я и не представляю себе, каким образом.

— Он сработает, потому что все произошло в последнюю минуту. Подготовка экспедиции шла несколько месяцев. Они специально рассчитывали оставить несколько дней, чтобы заняться своими делами перед отъездом. Вот отец и договорился насчет этого курса лекций в Эдинбурге, а Фэрфакс собирается куда-то уезжать.

— Слава Богу, что он уезжает, — поморщился Робин. — Он довольно бесцеремонно разговаривает по телефону. Представляю, как он будет звонить отцу, чтобы справиться у него, кто такой Виктор Эллис.

— Я думаю, он обязательно позвонит. Ему же не приходилось работать с Виком. А отец уже видел его в деле.

— Твое счастье, что профессор тоже не знает его, — Робин ухмыльнулся. — Я боялся, он обо всем догадается, когда я говорил с ним сегодня утром, но все обошлось. Однако тебе нужна справка о прививках и еще…

— Уже есть, — перебила она его. — О чем еще говорили сегодня на совещании?

— Виза, паспорт, отправление тридцать первого — все это уже готово, сестренка. Тебе не придется ехать с отцом. Ты поедешь вперед, тебе поручено перегнать лендровер, так что будешь скитаться с ним одна по забытым Богом дорогам. А затем, — тут Робин потер руки с довольным видом, — ты встретишь их в Закирии и отвезешь на место раскопок. Если решишься зайти так далеко.

— Почему это я не решусь?

Однако не смотря на свой дерзко-самоуверенный вид, Вики начинала колебаться. Оживление, которое поддерживало ее силы несколько последних дней, испарилось, и она в первый раз увидела свои действия в свете холодного и трезвого рассудка.

Робин наблюдал за сменой выражений на ее лице.

— Слишком много людей придется обманывать. Прежде всего, отец очень удивится, когда ты не придешь провожать его в аэропорт. Далее, твой билет будет выписан на имя Вика. Ты отдаешь себе в этом отчет? Если конечно, ты не захочешь лететь за свой счет. Но в этом случае я могу считать, что я разорен, — по ее испуганному взгляду он понял, что эта мысль еще ни разу не приходила ей в голову. — И все потому, что ты не можешь примириться с отставкой, которую дал тебе этот Фэрфакс. Имеет ли смысл затевать все это, Вики?

— Имеет, — произнесла она тихим голосом. — После того, как я зашла так далеко, я не собираюсь останавливаться на полпути. Что бы там ни случилось — спасибо тебе за помощь.

— Помощь, которая доставит тебе одни неприятности. Слава Богу, что я буду за две тысячи миль от всего этого, — он поднялся на ноги и прислонился к каминной полке. — Но на два момента я бы хотел посмотреть своими глазами.

Она вскинула брови в недоумении.

— Я бы хотел видеть его лицо, когда он обнаружит, что вместо мужчины ему подсунули девушку, и твое, когда он отправит тебя обратно первым же самолетом.

Насвистывая, он помог ей надеть куртку и вышел проводить ее до автобусной остановки. После того, как закрылись двери и автобус тронулся, его фигура быстро исчезла из виду. Она с отсутствующим видом заплатила за билет; внутри нее быстро прорастали семена сомнений, посеянные Робином. А что, если Грант Фэрфакс действительно отошлет ее назад? Вспоминая его холодный жесткий голос, она внезапно поняла, что он сделает это без всяких сожалений. Она с грустью вынуждена была признать, что все препятствия, которые она уже преодолела, были лишь кочками в сравнении с той горой, которая грозила ей впереди.

Вики решительно протерла запотевшее стекло. Что бы там ни было, она пройдет через все.

Глава вторая

Вики затушила очередную сигарету. Несмотря на жару, стоявшую в маленькой душной комнате, ее пальцы были холодны, как лед. Двум последним дням, казалось не будет конца. Это были два дня, которые она провела в Закирии, последнем поселении, лежавшем на пути экспедиции к месту своего назначения, ожидая прибытия отца, профессора Элвиса и человека, встречи с которым она особенно боялась. Два дня возрастающего напряжения и навязчивого искушения бросить все, пока не поздно, и вернуться в Англию.

В конце концов, последняя и наиболее отчаянная часть ее плана была разработана Робином.

Ему не давала покоя мысль о том кратком отрезке времени, который она должна была провести здесь, в Закирии, во время встречи Гранта Фэрфакса, перед тем как им предстояло преодолеть последние сто миль, отделявшие их от места раскопок. Как скрыть правду в эти несколько решающих часов? В памяти ее снова всплыла обстановка маленькой квартиры Робина и сам Робин, который хмурился и тянул себя за нижнюю губу. Внезапно его глаза блеснули, он подхватил Вики и закружил ее по комнате в каком-то сумасшедшем вальсе.

«Это же так просто! Как же мы раньше не додумались? Вот послушай. Тебе не удастся обмануть служащих в аэропорту — их слишком трудно провести. Но если ты доберешься до Закирии, то ты можешь провести Фэрфакса. Ты действительно станешь Виком Эллисом! У тебя получится, Вики, — у тебя достаточно мальчишеская фигура, особенно если ты обрежешь свои локоны.»

Подстегнутая его энтузиазмом и его стараниями научить ее, как подобает держаться, двигаться и говорить мужчине, она поверила ему тогда. Но теперь…

3
{"b":"156854","o":1}