ЛитМир - Электронная Библиотека

— Алан похож на кота, который залез в горшок со сливками, — презрительно прокомментировала она его поведение, когда поздно вечером они с отцом зашли посидеть в столовую.

— У него есть для этого основания, — сказал Эндрю Харвинг, продолжая с отсутствующим видом помешивать кофе, хотя сахар давно уже растворился. — Его низкопоклонство принесло хорошие дивиденды. Гэвисон предложил ему работать у себя личным секретарем. Он возьмет его с собой в Штаты после того, как здесь все уляжется. Теперь наш Алан крепко встанет на ноги.

Эндрю замолчал, и уныние, которое они не могли стряхнуть, снова обволокло их, подобно мертвящему холоду.

Неподалеку от них, склонившись над столом, Грант что-то писал. Внезапно он поднял голову, словно почувствовав на себе внимательный взгляд Вики. Он слабо улыбнулся, пожал плечами, пробормотал «Никогда не умел писать бодрых писем» и поставил подпись. Вики смотрела, как он надписывает адрес, запечатывает конверт и встает, расправляя плечи хорошо знакомым ей движением. Он подошел к ним.

— Если у вас есть почта, готовая к отправке, — сказал он, — отдайте ее мне. Завтра утром я отправлю посыльного в Закирию с запиской к коменданту. В нашем нынешнем положении единственное, что мне остается сделать, — это вызвать местного представителя власти и закона.

Он повернулся и отошел, держа письмо в руках, и Вики разобрала адрес, написанный его четким крупным почерком: мисс Пенелопе Фэрфакс, Оук лодж, Вест Виттон, Дорсет.

Глава двенадцатая

Все один к одному: письмо Финча, фотография, теперь вот это. На минуту пропавшие сокровища, Генри Свендсен со своим расследованием и вообще все это происшествие вылетели у Вики из головы.

Широко раскрыв глаза в темноте, она пыталась вообразить себе эту женщину, которая была больна. Была ли она молодой, очаровательной и миловидной? Что послужило причиной ее болезни? И сколько пройдет времени, прежде чем она сможет вернуться из мира теней, в котором блуждает сейчас? Вики забыла о своих собственных переживаниях и печалилась за нее и крошечную девочку, лишенную родителей в том возрасте, когда материнская любовь особенно необходима. Слишком маленькая, чтобы все понимать, вспомнит ли Пенни свою маму к тому времени, когда быстрые успехи психиатрической медицины справятся с черной пеленой душевной болезни, и женщина, которая может показаться девочке совершенно незнакомой, вернется к ней?

Теперь Грант. Устав от ожиданий, в момент особого отчаяния, не обратится ли он к временному утешению? К другим губам, как это было с ним в момент стресса? В момент, который Вики никогда не сможет забыть. Теперь она знала, что сильный характер Гранта поддается минутам преходящей слабости. Поцелуй, хранившийся в глубинах памяти Вики, был рожден ее собственной слабостью и древним как мир инстинктом, который заставляет подобное в минуту опасности тянуться к подобному. Такое могло произойти с любыми двумя посторонними друг другу людьми, поддавшимся страху перед лицом грозной стихии. Найдя слабое успокоение в этой мысли, она почувствовала особую нежность к Гранту за то, что среди всех волнений их нынешнего положения он находил в себе силы писать ободряющие письма маленькой девочке, которая с нетерпением их ждала.

Прошло много времени, прежде чем широко раскрытые глаза Вики перестали всматриваться в бархатную темноту и закрылись. Она погрузилась в туманную область между сном и явью и наконец заснула. Обрывки событий прошедшего дня наполняли ее сон. Они то смешивались, то таяли, то снова возникали перед ее глазами, как живые. Вскоре все слилось в сплошной ночной кошмар.

Ее пробила крупная дрожь, и она раскрыла глаза, испытывая облегчение оттого, что проснулась. Она провела рукой по лбу, пытаясь понять, она ли издала крик, который вырвал ее из цепких объятий она. Но вокруг по-прежнему стояла ночная тишина, и она расслабила напряженное тело, испытывая некоторый страх перед необходимостью заснуть.

Затем она услышала слабый, еле слышный шорох где-то неподалеку. Сразу забыв про все ночные кошмары, она села, вцепилась руками в свою кровать и вспомнила мистера Свендсена и все, что он сегодня говорил. Что-то уже произошло? Бесполезно пытаться уснуть, пока она не узнает. Думать для Вики было равнозначно действовать. Отбросив в сторону одеяло, она нащупала одежду и стала торопливо одеваться.

Ночь стояла спокойная и чистая. Звезды усеивали фиолетовое покрывало неба — мириады капель дрожащего серебра, чистые и невероятно красивые. Однако, Вики в этот момент не замечала ночной красоты. Ее взгляд скользил по очертаниям соседних палаток. Нигде свет непотушенной лампы не указывал на то, что кто-то в лагере кроме нее не спал. Подчиняясь внутреннему импульсу, который побуждал двигаться ее неуверенные члены, она откинула полог своей палатки и вышла на открытое пространство центральной площадки.

Она подумала мрачно: что, если бы это она украла изумруд и статуэтку и собиралась сбежать с ними, стал бы кто-нибудь караулить ее возле джипа, чтобы помешать сесть в машину и исчезнуть в несколько мгновений? Она двинулась вперед, стараясь не шуметь, пока не достигла столовой. Там она остановилась, ощущая, как по спине ее пробегает дрожь, вызванная отнюдь не ночным холодом. Она черпала некоторую уверенность в мысли, что всего в нескольких ярдах от нее в пристройке находится Лео. Она невольно улыбнулась над иронией ситуации: еще не так давно Лео был первым, кого она подозревала. Достигнув пристройки, она смогла различить темные пятна автомобилей, выстроившихся на противоположном конце центральной площадки. Она прислушалась. С той стороны пришел приглушенный, но безошибочный звук щелчка, будто кто-то осторожно закрыл капот, но не смог избежать удара металла о металл.

В следующий момент все смешалось в каком-то вихре.

Прежде чем Вики успела двинуться, дверь позади нее распахнулась. Оттуда выскочила какая-то фигура и тут же налетела на нее, отбросив в сторону. Столкновение замедлило стремительный бег фигуры, но лишь на мгновение, после чего она снова ринулась вперед. Пока Вики размахивала руками, пытаясь удержаться на ногах, ей послышалось, что из пристройки донесся чей-то голос.

Не обращая на него внимания, она бросилась вслед за человеком, который бежал по направлению к автомобилям. Она услышала шарканье ног и приглушенные вскрики, и вдруг заморгала, ослепнув во внезапном свете фар. Когда она подбежала к автомобилю, мотор завелся, и тут во второй раз что-то темное, задев ее, с глухим стуком упало к ее ногам, словно вылетев из кабины автомобиля. Она попятилась, глядя на человека, который перевернулся и теперь лежал неподвижно.

Пока она стояла над ним, лендровер вдруг подался вперед, и она мельком успела заметить нечеткую фигуру, склонившуюся над рулем. Вики выпрямилась, сердитый вскрик сорвался с ее губ, облако выхлопных газов окутало ее.

Не раздумывая, она отвернулась от лежавшего на земле человека и отчаянным прыжком бросила себя на задний капот автомобиля.

Ее скрюченные пальцы чудом успели намертво вцепиться во что-то, прежде чем водитель с бешенной силой надавил на акселератор. Кое-как она перевернулась на спину и замерла, подобно морской звезде, выброшенной на берег, не чувствуя собственного дыхания. Лендровер мчался в темноте, унося ее — куда?..

Глава тринадцатая

Вики надолго потеряла ощущение пространства и времени.

Ветер нещадно хлестал ее тело. Ей ничего не оставалось, как ждать, лежа на прыгающем полу лендровера, пока спазмы, раздиравшие ее горло, не прекратятся и ее легкие снова не заработают в полную силу.

Она смутно уловила, что автомобиль свернул направо, в сторону от дороги, ведущей в Закирию. Постепенно местность изменилась: начался уклон, который становился все круче. Вики почувствовала, как голень ее ноет от ушиба, и сделала осторожную попытку сесть. В тот момент, когда она убедилась, что все еще цела и не распалась на тысячу кусков, чей-то голос отрывисто бросил:

34
{"b":"156854","o":1}