ЛитМир - Электронная Библиотека

Она поднялась и беспокойно прошлась по крошечному пространству палатки, автоматически закурив сигарету. Почти целых двадцать четыре часа должны пройти, прежде чем она сможет проверить свою гипотезу. Подумать только, ведь именно она снабдила Лео бесспорным алиби в ночь воровства. Все ее подозрения раньше разбивались об этот барьер. Но теперь все прежние рассуждения нуждались в пересмотре.

Вики так была погружена в свои мысли, что не слышала, как снаружи кто-то окликнул ее по имени. Второй, более настойчивый, оклик привлек ее внимание, и она выглянула из палатки.

Вошел Финч. При свете лампы его загорелое лицо выглядело желтым и напряженным. Тревожное предчувствие шевельнулось у Вики в душе, когда он не ответил улыбкой на ее приветствие.

Он глухо сказал:

— Они схватили Лоренса.

— Что?

Он поколебался, потом начал быстро рассказывать, пока она смотрела на него широко раскрытыми глазами:

— Я толком не знаю подробностей, вроде бы были подняты войска, чтобы прочесать окрестные холмы. Он пытался убежать, но попал прямо им в руки. Кажется, они похватали много народу — половина из них жители деревни — и в их числе Лоренс. Комендант приехал как раз когда мы допивали кофе, — кстати, почему вы не остались? — чтобы рассказать об этом Фэрфаксу, а когда уезжал, захватил с собой Свендсена.

Финч сделал паузу, чтобы вздохнуть, и Вики успела вставить вопрос:

— А где Лори сейчас?

— В Закирии, в гарнизоне. Никто не знает, что теперь будет. Они обыскали его, разумеется, но ничего не нашли. Знаешь, — Финч плотно сжал губы, — мне кажется, вы правы. Что бы там Лоренс ни совершил перед тем, как отправиться в экспедицию, наши находки утащил не он, — он сделал паузу и, желая внести в разговор более веселую ноту, добавил. — Старик Элвис так рассеян, что вполне мог сам засунуть их куда-нибудь, а потом совершенно забыть об этом.

Вики вяло махнула рукой:

— Нет, Финч. Забывчивость профессора касается лишь повседневной стороны жизни. В худшем случае он может забыть побриться или позавтракать, — она опустила глаза, и голос ее задрожал. — Но я знаю, что права насчет Лори. Я очень рада, что вы чувствуете то же самое. И, — в голосе ее послышались решительные нотки, дрожание исчезло, — я докажу, что я права.

Он смотрел на нее, не отрываясь, затем мигнул и отвел взгляд в сторону. Руки его бессильно повисли вдоль тела.

— Как вам это удастся, Вики?

— Когда вы уходили из столовой, Лео и Алан все еще были там?

Финч кивнул, немного удивленный таким прямым вопросом.

— Похоже, они очень расстроились из-за Лоренса. По крайней мере, они изменили тон и больше не ругают его так сильно, как в первое время после его исчезновения. Кстати, вам известно, что они уезжают?

— Лео и Алан? Когда?

— Они объявили об этом сразу после ухода коменданта. Когда я их оставил, они договаривались об этом с Фэрфаксом. По-моему, они собираются отправиться завтра утром.

— Завтра? — вырвалось у нее. — Но это невозможно! — Вики нахмурилась и стала кусать нижнюю губу, не замечая удивления Финча.

— Слушайте, — она схватила его за руку. — Отправляйтесь назад в столовую и задержите их там. Как угодно. Откройте бутылку, скажите, что хотите выпить с ними на прощанье. Все, что угодно. Но задержите их там. Понимаете?

— Но зачем? — Финч уставился на нее.

— Некогда объяснять. Спешите! — она почти вытолкнула его из палатки, не обращая внимания на его протесты. Внезапно он сказал:

— Что я должен делать после этого?

— Ничего. Просто дайте мне пятнадцать минут. Если получится, больше. Скорее, Финч.

Наконец он внял ее настойчивым просьбам, и его шаги растворились в тишине, висевшей над лагерем. Вики схватила свою куртку и стала торопливо шарить по карманам, пока не нашла то, что искала: ключ от пристройки. В свое время она забыла вернуть его Гранту, а он, к счастью, так и не вспомнил об этом.

Выбравшись из палатки, она бросилась бегом, почти физически ощущая, как утекают секунды. А что, если Лео и Алан уже в пристройке? Что, если Финч опоздал? Испарина выступила на ее ладонях, усилием воли она отогнала от себя опасение, что все ее подозрения построены на ошибке.

Кто-то приближался к ней, и она свернула в сторону, чтобы уклониться от встречи. Однако сильная рука преградила ей дорогу, и резкий голос произнес:

— Что происходит? Сначала Финч бегает тут как сумасшедший, теперь вы.

— Грант! — мгновение она стояла в нерешительности, но затем отбросила колебания. — Грант, — выдохнула она, — идемте со мной, прямо сейчас, а на вопросы я отвечу потом. Ну, пожалуйста, — в голосе ее послышалась мольба, — это очень важно!

Она старалась разглядеть в темноте выражение его лица и автоматически взяла его за руку. Почувствовав сквозь тонкий рукав рубашки тепло его тела, она торопливо отдернула ладонь.

— Пожалуйста, Грант, скорее, — с отчаянным видом упрашивала она.

Наконец ее настойчивость возымела действие. Он повернулся и зашагал за ней широкими шагами, стараясь не отставать. Она почти бежала.

Вики скороговоркой проговорила:

— Если я ошибаюсь, потом вы можете называть меня самой последней дурой, но я не могу позволить им удрать, даже не попробовав.

Наступило молчание, он обдумывал ее слова. Затем он произнес:

— Что бы ни было то, в отношении чего вы боитесь ошибиться, вас нельзя назвать дурой. Разве что импульсивной и безрассудной, когда на вас находят ваши сумасшедшие подозрения. Я полагаю, под «ними» вы подразумеваете Гэвисона и Бриксена?

Она споткнулась и вскинула руки, чтобы удержать равновесие. Они как раз проходили мимо столовой, и он уловил, с каким беспокойством она взглянула на освещенное окно, из-за которого раздавалась приглушенная музыка; должно быть, Финч принес свой транзистор, подумала она, чтобы прощальные тосты звучали веселее.

В маленьком окне пристройки света не было.

Вики вставила ключ в замок, и тут Грант начал догадываться о ее намерениях. Его рука легла поверх ее ладони, сжимавшей ключ.

— Это невозможно, Вики.

Она сбросила его руку с неожиданной силой.

— Но это единственный способ, — горячо прошептала она. — А то, что вы будете свидетелем, даже лучше.

Она вздохнула с облегчением, когда он молча шагнул в сторону. Дверь растворилась, открыв доступ в темное помещение. Она проскользнула вперед. За ее спиной Грант неторопливым движением ноги прикрыл дверь и повернул выключатель. Резкий свет залил пристройку.

На койке лежал наполовину собранный «дипломат». На его крышке красовалась знаменитая панама Лео. В углу виднелся чемодан, его замки были закрыты. На полу лежали различные предметы, в том числе сумка с инструментами для ваяния.

Вики обежала глазами хижину. Она помнила о том, что у нее мало времени, и о том, что в дверях стоит нахмуренный Грант, наблюдающий за каждым ее движением. Раздумывать и колебаться было некогда. Она подняла аккуратно сложенное белье, лежавшее в «дипломате» и положила его на койку. Под ним ничего не было. Больше не сдерживая нетерпения, она стала разбрасывать вещи, лежавшие на полу, в поисках того, что ей было необходимо.

Наконец она увидела продолговатую коричневую коробку подходящей формы и размера. Она была почти не видна под складками упавшего одеяла.

В ту же секунду она схватила коробку и запустила внутрь руки, вытащив на свет, как показалось Гранту, отлитую из бронзы фигурку, укрепленную на странном основании. Под его изумленным взглядом Вики опустилась на колени, ее пальцы безошибочно нащупали спрятанную внутри пружину, и лампа распалась на две части.

Она встряхнула ее, и Грант в изумлении открыл рот.

Шарик, в котором переливался зеленый огонь, упал на пол и подкатился к его ногам.

Он посмотрел на изумруд, потом на бледное, торжествующее лицо Вики. Словно пребывая во сне, он наклонился, поднял камень и стал вертеть его в пальцах, желая убедиться в реальности происходящего.

— Невероятно, — наконец сказал он. — Но как вы узнали?

40
{"b":"156854","o":1}