ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Сполосни стакан. Да пойди-ка вымой лицо и руки и причеши свои вихры.

Сама Китти тем временем продолжала заниматься тортом. Несколько поколений женщин семейства Норрис пользовались этим рецептом. Наступит день, и Китти, в свою очередь, передаст рецепт невестке. Но лучше бы этот день подольше не наступал: Крису нужно набраться ума-разума, чтобы выбрать себе такую жену, с которой он будет жить долго и счастливо, как дедушка с бабушкой, как раньше надеялась прожить и сама Китти.

Тут она спохватилась: нельзя допустить, чтобы обида на Джона за сломанную жизнь испортила ей настроение в День Благодарения. Она еще успеет погрустить, но сегодня должна постараться развлечь детей.

Китти отмеривала продукты для торта, когда у дома остановилась машина. Она взглянула на часы: Юджина привезли чуть раньше, но в этом не было ничего страшного. Скорее всего родители сами торопятся в гости.

Раздался стук в дверь. Его, видимо, заглушил шум льющейся из крана воды, и Крис не выскочил из ванной навстречу своему другу. Это было как нельзя кстати: Китти предоставлялась возможность спокойно поговорить с родителями Юджина.

Отфутболив игрушечный джип, она освободила проход и распахнула дверь, собираясь как можно более приветливо встретить маленького гостя. Но… Китти не сумела выговорить ни единого слова из заготовленного приветствия. Радушная улыбка замерла на ее лице, а в голове с молниеносной быстротой проносились фразы:

«Юджин — самый лучший в мире друг».

«Он классный парень. Очень сильный. И еще высокий».

«Юджин никогда в жизни не подведет меня».

«Вам не о чем беспокоиться. Каждому мальчику можно только пожелать такого товарища, как Юджин… Именно он оказал благотворное влияние на вашего сына».

Онемев от удивления, Китти уставилась на человека, стоящего на крыльце. Открывая дверь, она была уверена, что увидит щупленького мальчика лет семи, может быть, беззубого, с веснушками на носу, в потрепанных джинсах. Китти никак не ожидала увидеть мужчину, а гостю было очень далеко за семь, где-то… около сорока. На атлетической фигуре под два метра ростом ладно сидела зеленая армейская форма.

— Юджин? — обескураженно спросила она.

Он снял фуражку и поклонился:

— Юджин Смит, мэм.

В его вежливом приветствии Кэтрин уловила вопросительные нотки, а еще мягкий южный акцент. Пытаясь подавить смущение, она извинилась:

— Простите, я думала, что вы ровесник Криса. Как это глупо с моей стороны!

Незнакомец даже не улыбнулся.

— Видимо, Крис упустил кое-какие важные детали, — спокойно предположил он.

Китти с ужасом почувствовала, как густая краска заливает ее лицо.

— Да уж, — признала она этот факт, протягивая ему руку. — Я — Китти Харпер, мать…

Крис не позволил ей закончить фразу. Он влетел в прихожую, ловко проскользнув под ее рукой, и, чуть не налетев на Юджина, затормозил. Ребенку пришлось запрокинуть голову, чтобы взглянуть в глаза гостя.

— Юджин! Я знал, что ты придешь! Мама сомневалась, а я ей говорил, что ты всегда делаешь то, что обещаешь! Обед еще не готов. Пойдем, я покажу тебе свою комнату.

Китти видела, что незнакомец (Юджин мысленно поправила она себя) все еще не отказался от мысли привести ее предположения в соответствие с действительностью. Он потрепал мальчика по голове и ласково предложил:

— Ты иди, а я к тебе сейчас приду.

— Есть! — Крис по-солдатски вскинул руку к виску и помчался к себе в комнату.

Китти не сомневалась, что в мгновение ока все самолеты, солдатики и вся военная техника будут приведены в полную боевую готовность для инспекции.

— Извините меня, пожалуйста. Я почему-то подумала, что вы один из школьных друзей Криса, — с раскаянием произнесла она.

— Так оно и есть. Наша часть взяла шефство над школой. Раз в неделю мы встречаемся с детьми. — Он протянул руку для завершения церемонии знакомства, прерванной Крисом — Юджин Смит.

— А я Китти. — Она положила свою руку ему на ладонь.

Рукопожатие было очень крепким, но не причинило боли; Китти ощутила тепло его мозолистых пальцев. Она попыталась вспомнить, когда в последний раз пожимала руку мужчине, занятому физическим трудом. Уж во всяком случае такого не было ни разу за все двенадцать лет замужества. Дедушка Китти был фермером, а отец — прорабом на стройках, и ее поражало, что руки друзей и коллег Джона были чуть ли не нежнее ее собственных.

Юджин проводил взглядом Криса, а потом снова посмотрел на Китти. Она успела заметить, что у него глаза синие-синие, как у кинозвезд. И как у Криса.

— Я пришел совсем не для того, чтобы объедать вас, миссис Харпер, — сказал он тихо, словно опасаясь, как бы их не услышал Крис. — Просто мне показалось, что мой приход очень много значит для вашего сына. Мне не хотелось огорчать его отказом. Если вы не возражаете, я просто немного побуду с ним и уйду.

Отступив назад, Китти впустила гостя, закрыла дверь и, указывая на форму, поинтересовалась:

— У вас, должно быть, какие-то планы на вечер?

Хоть Китти и была на авиабазе в последний раз более тринадцати лет назад, она еще не забыла, что темно-зеленый костюм и светло-зеленая рубашка с галстуком — парадная форма одежды. Юджин понял, что она имеет в виду.

— Я надел это по просьбе Криса. На работу мы обычно приходим в полевой форме, — пояснил он в ответ на ее недоуменный взгляд. — В камуфляже. Но Крису хотелось увидеть все мои нашивки и значки. А что касается планов… В столовой сегодня кормят праздничным обедом всех желающих.

«Всех, кому некуда больше идти, — подумала про себя Китти. — Всех, кто слишком далеко от дома, у кого нет семьи, с которой можно было бы провести праздник». Она слишком хорошо понимала, что такое одиночество, и поэтому поспешила пригласить его.

— Мы надеемся, что вы пообедаете с нами. Еды хватит на всех, и стол уже накрыт на троих. — Китти смущенно улыбнулась. — Я ведь действительно рассчитывала, что вы останетесь.

— Но вы ждали в гости ребенка.

— Я ждала «самого лучшего друга на свете». Прошу вас…

Ей показалось, что он колеблется. Выражение его лица никак не выдавало его мыслей, но Китти подумала, что ему не очень-то хочется тратить свое время на чужого ребенка, и он просто обдумывает, как объяснить свой отказ от приглашения к обеду. Кажется, ее сыну придется разочароваться в надежности Юджина. Китти тихонько вздохнула.

— Послушайте, мистер Смит, мой сын еще ребенок, однако… Так сложилось, что он уже перестал доверять людям — всем, кроме вас. И если вы не собирались провести этот день с ним, почему вы ему сразу не сказали об этом? Почему позволили ему надеяться…

Его взгляд стал холодным и жестким.

— Я бы не принял приглашение Криса, миссис Харпер, если бы мне этого не хотелось. Я никогда не обманываю детей. — Он помолчал, а потом продолжил: — Спасибо. Я с удовольствием пообедаю с вами. Только я не «мистер». Я — сержант. — С этими словами он направился в комнату Криса.

«Я сержант, я сержант, — мысленно передразнивала его Китти, глядя на удаляющуюся фигуру. — Подумаешь, какой обидчивый! Еще неизвестно, сколько продлится ваша дружба, сержант Смит, с моим сыном. А я мать и никому не дам в обиду своего ребенка».

Китти вернулась на кухню и снова занялась тортом. Скоро он будет готов к выпечке. Кэтрин прикинула, что ей еще предстоит подогреть те аппетитные сдобные булочки, которые она купила накануне, приготовить картофельное пюре, не забыть о соусе, разделать индейку. Затем она выставит все это на стол, позаботится о напитках, позовет Криса и его друга. Что ж, ей придется обедать в обществе совершенно незнакомого мужчины, которого к тому же она умудрилась обидеть, едва он переступил порог ее дома. И все-таки даже такая компания лучше, чем никакой.

Юджин повесил свой китель на спинку кровати. Инспекция солдатиков, самолетиков, танков и другой военной техники заняла минут двадцать пять. И теперь, лежа на животе, Крис старательно рисовал для друга картинку.

3
{"b":"156857","o":1}