ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Юджин подъезжал к главному входу, когда увидел Китти. Она стояла, облокотившись о перила.

Здесь, у реки, дул сильный ветер и было довольно прохладно. Но Китти, казалось, не замечала холода; взгляд ее был задумчивым и печальным.

Она была красива — так красива, что ему стало больно. Юджин понял, что обманывал себя: он не научился жить без нее и Криса и не примирился с тем, что они ушли из его жизни.

Он медленно спустился по ступенькам, приближаясь к ней и не зная, что она скажет и как будет вести себя.

Увидев его, Китти улыбнулась. И эта улыбка сразила его. Она тоже страдала: он прочел это в ее глазах.

— Спасибо, что пришел.

Юджин просто кивнул в ответ.

Она посмотрела на реку, потом снова перевела взгляд на него.

— Всю дорогу сюда я думала, что скажу тебе и как. Я привыкла просить прощения, живя с Джоном. — Голос ее прерывался от волнения. — Но в большинстве случаев я просила прощения за то, чего не делала. Просто чтобы ублажить его «я». Все это не имело значения для меня. Но сейчас…

Она снова отвернулась к реке.

— Юджин, я…

Он шагнул к ней, обнял и крепко прижал к себе. Она молча замерла в его объятиях, а для Юджина настал миг, о котором он столько мечтал. Его губы прильнули к ее губам прежде, чем Китти осознала, что происходит; но она и не думала противиться ему. Прижавшись к Юджину еще крепче, она обняла его и приоткрыла губы для ответного поцелуя.

Все растворилось в страсти этого объятия — и холод, и ветер, и все ее заботы и огорчения. Она чувствовала жар в груди, биение своего сердца, ток горячей крови и — голод, невыносимое желание. Она испытывала наслаждение в его объятиях — это то, чего она неосознанно хотела, о чем мечтала всем сердцем, всей душой.

Китти просто сразила его, подумал Юджин в изумлении. Перед ним была женщина, полная страсти и желания, готовая ответить на его любовь.

Он оторвался от нее и посмотрел Китти в глаза. Они были темные-темные и затуманенные от желания. Боже мой, какая она красивая, подумал Юджин.

Он поцеловал ее еще раз, легонько и нежно, а она положила голову ему на грудь и Юджин тихо гладил ее волосы.

— Прости меня, — прошептала она наконец. — Нам всем было плохо, а особенно Крису. Он любит тебя и скучает, ты нужен ему.

Он запрокинул ее лицо, чтобы видеть его, и нежно погладил по щеке.

— А ты, Китти? Ты скучала по мне?

— После такого поцелуя ты еще спрашиваешь?

— Я хочу услышать это. Хочу, чтобы ты сказала мне.

Она робко улыбнулась.

— Да, Юджин. Очень скучала.

9

Китти чувствовала себя так, словно огромный груз свалился с ее плеч.

— Теперь я смогу приходить к вам? — спросил Юджин.

— Конечно. В любое время.

— А если я захочу поцеловать тебя? — И несмотря на ее смущение, продолжал: — Если я захочу дотронуться до тебя? Ты ведь не убежишь от меня снова, Китти? Я не хочу, чтобы наши отношения сосредоточились только на Крисе. Я хочу быть с тобой, любить тебя.

— Ты хочешь слишком многого, — прошептала Китти.

— Не больше, чем ты можешь дать мне.

Да, это так. Он действительно не просил больше того, что она могла дать, а самое главное — хотела дать ему. Как все просто!

Она тихо высвободилась из его объятий и мгновенно почувствовала, как ушло тепло его рук, исчезла волнующая близость. Она хотела, чтобы он всегда обнимал ее, и Китти отодвинулась еще немного, чтобы посмотреть ему прямо в глаза.

— Я боюсь потерять тебя, Юджин.

Юджин надел фуражку. Он был просто неотразим в военной форме — сильный, серьезный и решительный.

— Я никогда не причиню тебе боль, Китти, — твердо сказал он.

— Но ты скоро уедешь!

— Мы что-нибудь придумаем.

Это означает, подумала она, что если у них будет все серьезно, то ей предстоит оставить свой дом и уехать с ним. Но Китти не стала ничего говорить: отныне она будет слушать только свое сердце, а не разум, и ей придется поверить ему, что они действительно что-нибудь придумают.

— Китти?

— Ты пугаешь меня, Юджин. — Она помолчала, затем просто сказала: — Да.

Этим «да» было сказано все, и по нежной улыбке Юджина было видно, что он понял. Да, он может целовать ее и касаться ее. Он может любить ее. Она отдает ему всю себя.

Юджин подошел к Китти вплотную, наклонился, поцеловал и, взяв ее ладонь в свою большую надежную руку, сказал:

— Расскажи мне, что там с Крисом.

Китти рассказала ему о событиях последней недели.

— Китти, мальчишки всегда дерутся. Это не так уж страшно. Криса просто спровоцировали, и он дал сдачи.

— И вылетел из школы за неделю до Рождества. Ты знаешь, он действительно был очень несчастным. Когда я сказала ему, что попросила тебя не приходить к нам больше, он обвинил меня в том, что я прогнала его отца, а потом и тебя. И еще сказал, что не хочет, чтобы я была его мамой.

— Ты же знаешь, что он вовсе не думает так.

— В тот момент он именно так и думал, — сказала Китти с грустной улыбкой. — Он был вне себя… И я не виню его. Я ведь действительно была тогда уверена, что ему лучше тебя не видеть. Но я недооценила силу его привязанности. И недооценила тебя.

— Люди часто делают ошибки, Китти, — сказал Юджин примирительно.

Внезапно Китти остановилась и заглянула ему в глаза.

— Юджин, я очень виновата перед тобой. Ты больше не сердишься на меня?

— Ты уже извинилась, Китти.

— А этого достаточно? — неуверенно спросила она.

Он обнял ее за талию и привлек к себе.

— Я не Джон, Китти. Я не собираюсь наказывать тебя и читать нравоучения.

Губы Китти тронула такая счастливая улыбка, какой давно не было на ее лице.

— Ну, раз ты не будешь читать мне нравоучения, может быть, мне можно вернуться на работу? — И они повернули к выходу. В машине Китти робко коснулась его руки. — Ты придешь к нам сегодня?

— Конечно.

— Сразу как освободишься, хорошо? — Юджин кивнул. Китти прижалась к нему и поцеловала его: — Спасибо, Юджин.

Когда в начале седьмого Юджин вошел в дом Харперов, Китти встретила его в том же платье, что и днем, только на ногах были домашние шлепанцы.

— Мы только пришли, — сказала она, — дай мне десять минут: я переоденусь, и мы посмотрим, что у нас сегодня на…

Юджин поцелуем заставил ее замолчать, улыбнулся и сказал:

— Привет!

— Привет, — улыбнулась она в ответ. — Крис у себя в комнате. Я не сказала ему, что ты придешь: хотела сделать ему сюрприз.

— Еще бы, — сказал Юджин, — ты наверняка хотела избежать объяснений с ним. Ты просто трусиха, Китти.

Юджин поддразнивал ее, но Китти восприняла его слова серьезно:

— Я знаю, Юджин. Тина тоже сказала мне это. Она говорит, что мне нужно научиться рисковать и не упускать свой шанс.

— Твой шанс — это я, Китти. И я не позволю тебе упустить меня.

Ответом Китти была счастливая улыбка. Она подошла к комнате Криса и крикнула ему:

— Крис! У нас гость. И он хочет видеть тебя.

Крис нехотя вышел из комнаты. Но когда мальчик увидел Юджина, его лицо озарилось такой радостью, таким счастьем, что у Юджина невольно сжалось сердце.

— Юджин, ты вернулся, вернулся! — закричал Крис, бросаясь к нему. — Я думал, что уже никогда не увижу тебя, а ты здесь!

Юджин подхватил его на лету и крепко прижал к себе, затем отпустил и внимательно посмотрел на мальчика.

— Ого! — только и мог сказать он, разглядывая огромный синяк у него под глазом и распухшую губу. — Ты как?

— Болит немного. — Его улыбка вдруг погасла. — Мама сказала тебе, что меня исключили из школы?

— Да, я знаю. — Юджин прошел с Крисом в гостиную и сел в кресло. — Она сказала мне, что ты подрался с Робертом. Ты ведь знаешь, что Роберт сказал неправду? То, из-за чего я не пришел в школу, не имеет никакого отношения к тебе.

Крис опустил голову.

— Я знаю. Это все мама виновата. Она передумала?

Юджин опять мысленно назвал Китти трусихой, виня ее в том, что она не объяснила все мальчику до его прихода.

30
{"b":"156857","o":1}