ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Мы ведь сейчас недалеко от твоей квартиры?

— До нее какая-нибудь пара миль. — Юджин с интересом взглянул на нее.

— А у тебя есть дрова для камина?

— Да сколько угодно.

— Может быть, нам поехать к тебе? — робко предложила Китти.

Юджин только кивнул в ответ: он боялся, что голос выдаст его.

Дорога до его дома показалась бесконечной.

Наконец машина притормозила у подъезда. Какое-то время они сидели молча, слушая, как дождь барабанит по крыше. Наконец Юджин спросил:

— Когда мы должны заехать к Тине?

Было около десяти, так что в лучшем случае в их распоряжении какая-то пара часов, думал Юджин.

— Она не ждет нас сегодня, — призналась Китти. Голос ее дрожал, ей было неловко. — Крис будет у нее до утра.

Сердце у Юджина заколотилось так, что он сам услышал его биение.

— Пойдем в дом. Я растоплю камин, — сказал он.

Сняв пальто, Китти начала стряхивать с волос дождевые капли, а Юджин колдовал над камином. Когда веселый язычок пламени лизнул полено, он, оглянувшись, с удивлением заметил, что Китти все еще стоит у порога. Он подошел к ней и погасил свет; комната погрузилась в таинственный полумрак. Нежно обняв Китти за плечи, он почувствовал, что она вся дрожит.

— Не бойся, Китти. Доверься мне, — прошептал он, притягивая ее ближе к себе.

— Я не боюсь, — выдохнула она.

Он увлек ее на середину комнаты и усадил на ковер. Прислонившись к софе, они смотрели на огонь. Юджин не выпускал Китти из своих объятий. Прижавшись щекой к ее влажным волосам, он ласкал ее до тех пор, пока она не перестала дрожать.

Юджин представлял, как трудно было решиться Китти на физическую близость и тем более подобрать нужные слова для объяснения. Не могла же она просто заявить: «Хочу переспать с тобой». Юджин это понял и оценил. Он все отчетливее сознавал, что других женщин у него не будет. Он отвел волосы со лба Китти и поцеловал:

— Я так рад, что ты пошла со мной на эту вечеринку.

Китти сбросила туфли и протянула ноги ближе к огню.

— Мы неплохо провели время.

Юджин уговаривал Китти не одевать ничего особенного, объясняя, что будет обычное сборище. Так оно и вышло. Почти все — и мужчины, и женщины — были в джинсах. И только совсем немногие, включая Ребу Стэнли, пришли в вечерних туалетах. Но никто не мог сравниться с Китти. Она была одета безупречно, прямо-таки безукоризненно. Роскошная женщина!

Юджин с трудом сдерживал желание владеть ею. Кровь толчками пульсировала в висках.

Китти прижалась к нему и принялась поглаживать, словно пробуя на ощупь, черный мягкий свитер крупной вязки. Потом ее рука скользнула под одежду и задержалась на его груди, и Китти с восторгом ощутила под теплой эластичной кожей упругость мышц; она впервые вела себя с Юджином столь смело. Этот сильный мужчина будил в ней страсть.

Когда Китти начала ласкать пальцем его упругие мужские соски, Юджин приподнял ее лицо за подбородок и поцеловал. Китти задохнулась от нахлынувших чувств; Юджин поцеловал ее снова. На этот раз страстно и требовательно, возбуждая желание идти дальше.

Китти дрожащими руками стянула с него свитер. От легких прикосновений ее пальцев его мускулы вздрагивали. Ей нравилось ощущать свою власть над ним. Пальцы скользнули по коже ремня и вниз. Китти перестала беспокоить ее неискушенность в любовных играх. Она ласкала его чресла так, что Юджин терял голову от возбуждения.

Итак, Китти в очередной раз приятно удивила его. Юджин предполагал нерешительность и смущение, но разгоревшаяся страсть лишила Китти обычной сдержанности.

Держа ее одной рукой, Юджин попытался расстегнуть пуговицы на платье, но запутался, и Китти поспешила ему на помощь. Кружевной бюстгальтер держался на единственном крючке, с которым Юджин справился без проблем. Он склонился над ее упругими грудями и прикоснулся языком к розовому соску. Китти ахнула. Он осторожно взял затвердевший сосок в рот, и она выгнулась дугой в бессознательной ответной реакции.

Ее губы беззвучно молили: «Возьми меня». Но Юджин вдруг откинулся назад и сел перед ней на колени. В глубине ее затуманенных страстью глаз мелькнуло недоумение.

— Ты так прекрасна, что мне захотелось просто полюбоваться тобой, — хриплым от сжигающей страсти голосом прошептал Юджин и окинул ее таким взглядом, который заставил ее сердце биться еще сильнее. Отбросив остатки смущения под его обжигающим взглядом, Китти грациозно избавилась от оставшейся одежды. Джон предпочел Бэрри. Ну а Юджину, вне всякого сомнения, нужна была она.

Руки Юджина пустились в ласковый поиск: нежно коснулись мягкой округлости ее груди, скользнули ниже, к животу. Китти казалось, что кровь в ее жилах горела, а когда сильная мужская рука принялась гладить внутреннюю сторону ее бедер, нежно раздвигая ноги, Китти вскрикнула и инстинктивно, всем телом, прижалась к Юджину. Собрав последние силы, она шепнула:

— Пожалуйста, Юджин, возьми меня.

Юджин поймал ее руку, поднес ко рту и поцеловал ладошку, а потом начал раздеваться, чувствуя ее восхищенный взгляд на своем теле. Стянув джинсы, он медленно опустился рядом с ней на ковер и принялся целовать ее с новой силой. Китти пыталась сопротивляться этой сладостной муке, но Юджин, прижав ее руки к ковру, целовал ее грудь и бедра с медлительной нежностью, так, что каждая секунда казалась Китти вечностью чувства и желания.

Наконец Юджин отпустил руки пленницы; теперь его пальцы были у нее между ног, словно он пытался измерить накал охватившей ее страсти. И когда Китти снова страстно произнесла его имя, захлебываясь в волнах желания, Юджин вошел в нее, наполняя ее всю, целиком, без остатка.

Обессилевшая от наслаждения, Китти пыталась вспомнить, когда было с ней такое, и не могла.

Она обвила ногами ноги Юджина, пробежала кончиками пальцев по его спине вверх, ощущая, как напрягаются и дрожат мышцы, запустила пальцы в его волосы и нежно потянула, заглядывая ему в разгоряченное лицо.

— Тебе хорошо? — улыбнулась Китти.

— Ты просто колдунья, — услышала она в ответ. — Я никогда ни одну женщину не любил так, как тебя. — И она знала, что Юджин говорит правду. Больше того, Китти поняла, что и сама влюблена, но об этом решила пока промолчать: ей еще нужно было разобраться в водовороте своих чувств.

— Я не жду от тебя признаний, — угадал ее мысли Юджин. — Но скажи хоть что-нибудь. Ведь ты лишь вторая и последняя женщина, которая слышит от меня эти слова.

Из уголка ее глаз выкатилась слезинка и упала на волосы. Ей хотелось плакать во время чудесного акта любви, а слезы потекли только сейчас.

— Ты сказал это в порыве страсти, — шепнула она, скользя пальцами по его груди.

— Я готов повторять это снова и снова, — настаивал Юджин.

— Знаю. — Она смахнула слезы и привлекла Юджина к себе, пытаясь дотянуться до его губ. Теперь она выступала в роли соблазнительницы; ее язык скользнул между его губами и прикоснулся к его языку. Китти понимала, что ей недостает опыта, но Юджин прощал ей эту неискушенность: она чувствовала, как вновь растет в нем возбуждение.

— Пойдем в спальню, — прошептала она, — и ты повторишь свои слова.

И минуту спустя у Китти вновь перехватило дыхание, когда вошел в нее. На этот раз они отдавались страсти медленно, с чувственной проникновенностью; Китти раскрыла ему навстречу свои объятия, ее колени раздвинулись под тяжестью его бедер.

У Юджина не было столь большого опыта, какой ему приписывала Китти. Он не был Дон Жуаном, но сейчас понимал, что чувство, которое зародилось у них с Китти, и есть настоящая любовь, поэтому им так хорошо. Юджин благодарно гладил ее руку. Да, он любил Китти, и она отвечала ему взаимностью, хотя и не хотела в этом признаться.

Что же дальше? Юджин мечтал о женитьбе, о детях. Он хотел стать отцом Крису, хотел приходить домой, где его ждут. Но пойдет ли за него Китти? Она ведь еще не сказала, что любит, а только после ее признания можно будет мечтать о будущем.

Юджин неторопливо ласкал Китти. Он догадывался, что связь Харпера с молоденькой секретаршей породила у нее комплекс неполноценности. Китти постоянно сравнивала себя с этой девчонкой и полагала, что проигрывает, хотя Юджин считал ее несравненной красавицей. Ему никогда не нравились худосочные девицы с неоформившимися фигурами, он предпочитал женственность и округлость форм.

33
{"b":"156857","o":1}