ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

ОПИСАНИЕ СКАНДИНАВИИ, КОТОРАЯ БЫЛА ДРЕВНЕЙ РОДИНОЙ СЛАВЯН

Поскольку почти все авторы, блаженное перо которых донесло до потомков историю славянского племени, утверждают и заключают, что славяне вышли из Скандинавии, я решил в начале своего труда дать краткое описание ее местоположения, дабы те, кто есть сегодня этого племени, особенно жители Далмации и Иллирии, знали, из какой части света вышли их предки.

Итак, Скандинавия, называемая многими Сканзой, другими Скондани- ей, а некоторыми Скандией, Скондией или Скандизоной, расположена на севере. Древним латинянам и грекам она была почти не знакома, и по их общему мнению там находилась Холодная зона земли, покрытая вечными снегами и лишенная какой‑либо живности. Немногие о ней упоминают: некоторые помещали в тех областях блаженные земли и людей, живущих долгую жизнь, справедливейших из смертных; другие полагали, что она является большим островом. Плиний в 4–й книге, упоминая острова Балтийского моря, пишет о ней так: «Из них Скандинавия — остров знатнейший и несравненной величины». Солин в 32–й главе «Собрания достопамятных сведений» пишет: «Скандинавия — это самый большой из всех островов Германии, и нет там ничего достопамятного, за исключением самого острова». Позднее стало ясно, что она не остров, а очень большой полуостров, который Иордан Алан за его величину называет другим миром, кузницей

народов и чревом племен. Длина его с юга на север составляет примерно 1800 миль, ширина же немного меньше половины. Омывается он со всех сторон Балтийским морем, называемым, как пишет Тацит Альтхамер, различными именами, а именно Германским, Свевским, Британским, Балтийским, Варварским, Померанским, Арктическим, или Борейским, Северным, Ледовитым, Коданским, Венедским; за исключением восточной стороны, где почти у крайних пределов Севера живут скрифинны и карелы у московитских пределов, как показано Олафом Магнусом на его карте. По мнению ученых мужей, это и есть знаменитый Туле. Их основания и доводы следующие: согласно Меле Туле лежит против Нижней Германии; Птолемей помещает его на семьдесят третьем градусе широты и двадцать шестом долготы; Прокопий пишет, что на нем живут тринадцать племен, управляемых таким же числом королей, и что он в десять раз больше Британии; Стефан Византийский называет его большим и помещает там скрифи- цианские народы, называемые ныне скрифиннами; Исаак Цец, комментатор Ликофрона, говорит, что Туле находится на востоке от Британии. Все сказанное подходит Скандии, и ничему другому. Добавим к этому, что одна из частей Скандии до сих пор носит имя Туле Марк. Омывающее его Балтийское море не имеет ни приливов, ни отливов, однако оно очень бурное и опасное. Когда течение, гонимое ветрами, идет с севера, вода делается настолько пресной, что моряки готовят на ней пищу. Происходит это по причине впадающих в него рек и озер. Когда течение идет с запада, происходит обратное. Зимой оно замерзает в такой степени, что по нему можно передвигаться в повозках, которые местные народы называют Sleiten (санями). Иной раз и целые полчища проходят пешком с континентальной части Скандинавии на острова. Скандинавия, как пишет Яков Циглер, отбросив все остальные названия, удержала за собой имя Скондия, что означает «приятность», то есть красота. Поскольку ни по мягкости климата, ни по плодородности почвы, ни по удобству портов и торжищ, ни по морским богатствам, ни по обилию рыбы для лова в озерах и реках и благородного зверя для охоты, ни по неисчерпаемому богатству месторождений золота, серебра, меди и свинца, ни по множеству городов и гражданских установлений не уступит она ни одному богатому краю. Отсюда (как пишет Солин в 25–й главе, посвященной описанию северных народов) имели обыкновение посылать начатки плодов Аполлону Делийскому, снаряжая для этого благонравных девственниц. Но поскольку из‑за коварства чужестранцев девы эти возвращались обратно не невинными, то это поклонение, ранее практиковавшееся далеко от дома, было немедленно ограничено пределами Скандинавии. Ныне Скандинавия включает в себя три королевства, а именно Норвегию, Швецию и Готию, а также часть Датского королевства и другие провинции, такие как Ботния, Финмарк, Лапландия и Финляндия, которая, как пишет Мюнстер в 4–й книге своей «Космографии», была в прошлом населена славянским племенем, имела его язык и во время господства московитов приняла греческий обряд. Есть много и других провинций в Скандинавии, из которой, как будет показано в дальнейшем, вышли славяне со многими другими могущественными племенами, покорившими впоследствии Азию, Африку и Европу и господствовавшими в них.

ПРОИСХОЖДЕНИЕ СЛАВЯН И РАСПРОСТРАНЕНИЕ ИХ ГОСПОДСТВА

Узнать о происхождении и деяниях многих племен не составляет порой большого труда, поскольку либо сами они предавались занятиям словесностью и гуманитарными науками, либо, будучи сами по себе необразованными и варварскими, имели соседями образованные народы, которым хватило времени и усердия, чтобы описать происхождение и деяния не только ближайших, но и более удаленных от них народов. О происхождении и распространении господства славян узнать не так легко. Мало того что сами славяне всегда недооценивали словесность и образованных мужей, не предоставляя им времени для изучения наук и ученых занятий; они, будучи по природе варварами, и жили в окружении столь же диких и варварских народов, с которыми непрерывно воевали. Таким образом, пребывая с самого начала в безвестности на обширных пространствах, населенных варварами, славяне появились впервые лишь тогда, когда греки и римляне, у которых главным образом и процветали науки, утратили и образованность и красноречие, подвергшись нападению, разорению и почти полному истреблению полчищами парфян, готов, вандалов, аланов, лангобардов, сарацин, гуннов и, наконец, самих славян. Удрученные собственными бедами и несчастьями, они не нашли времени, ни усердия, чтобы исследовать и описать происхождение и деяния иноземных народов, к которым они по указанным причинам питали ненависть. Посему мне, взявшемуся дать краткое описание происхождения и свершений славянского племени, придется полагаться в таком малоизвестном деле в большей степени на мнение других, чем на свое собственное, поскольку, как я полагаю, нелегко будет мне, человеку простому и неученому, открыть то, что осталось скрыто от самых пытливых исследователей истины.

Согласно священному писанию Ветхого Завета и общему мнению историков, Иафет, старший сын Ноя, от которого пошло славянское племя, как пишут Петр Крусбер Голландский в III книге о северных народах, Видукинд Вагрийский в I книге «Германии» и Александр Гваньини в своей «Сар- матии», после достопамятного потопа изначально удалился в Азию, а позднее его потомки двинулись в Европу на север, проникнув в страну, называемую ныне Скандинавией. Там они неисчислимо размножились, как свидетельствует Блаженный Августин в своем труде «О граде Божьем» (VI), где пишет, что сыновья и потомки Иафета имели двести отчизн и занимали земли, расположенные к северу от горы Тавр в Киликии, по Северному океану, половину Азии, и по всей Европе вплоть до Британского океана. Это доказывало так истолкование имени Иафет, что значит «расширение», так и достопамятное проклятие его отца Ноя, который, зная о необходимости трех условий человеческой жизни и назначая каждому из своих сыновей свою службу, дабы всякий из них соответствовал своему предопределенному призванию, обратился к ним с такой речью: «Ты, Сим, твори молитву как священнослужитель, исполняя божественную службу. Ты, Хам, трудись, обрабатывая землю и поля и занимаясь ремеслами. Ты, Иафет, властвуй и защищай как царь, и занимайся военным ремеслом как воин». И этот наказ, или завет, Ноя, как было видно из дальнейшего, каждый из его потомков соблюдал ненарушимо. Поэтому славяне, потомки Иафета, всегда были смелыми воинами и господствовали над многими народами. Итак, когда потомки Иафета размножились столь сильно, что великая Скандинавия уже не могла их вместить, они ушли из нее (как сообщают Мефо- дий Мученик, аббат Прюмский в своей «Хронике», Иордан Алан в «Гети- ки» (I), Павел Диакон и Франциск Иреникус (I, 46), и, покинув в большом числе отеческие гнезда, покорили всю Европейскую Сарматию, которая (согласно Птолемею) с востока ограничена Меотидским озером и Таной, с запада Вислой, с севера Сарматским океаном и с юга Карпатскими горами. Первый исход славян из Скандинавии произошел, как пишет Альберт Кранц во 2–й главе «Швеции», во времена Гофониила, иудейского судьи, до эпохи царей. Он был непосредственным преемником Иисуса, преемника Моисея, и случилось это в 3790 году от сотворения мира и за 1460 лет до пришествия Христа. В указанное время вышли из Скандинавии готы, и под именем и славяне, согласно тому, что можно прочесть у Видукинда Вагрийского в I книге «Германии» и у Иреникуса (I, 8), поскольку (как мы в дальнейшем покажем) славяне и готы были одного племени. Итак, подчинив своей власти всю Сарматию, славянское племя разделилось на несколько колен и получило разные наименования. Как пишет Ян Дубравий в «Истории Богемии» (I), звались они венеды, славяне, анты, верлы, или герулы, аланы, или массагеты, гирры, скирры, сирбы, эминхлены, даки, шведы, фены, или финны, пруссы, вандалы, бургундионы, готы, острого- ты, визиготы, геты, гепиды, маркоманы, квады, авары, певкины, бастарны, роксоланы, или русские и московиты, поляки, чехи, силезцы и болгары. Все эти народы были одного славянского племени, которое и сегодня (как пишут Давид Хитреус в «Саксонии» (III), Павел Иовий в «Законах Московии», Георг Вернер и Лаврентий Сурий) больше всех остальных, поскольку славянами по племени и языку являются не только те, кто живет в Далмации, Иллирии, Истрии и Карпатах, но и многие другие величайшие и могущественнейшие народы: болгары, расы, или рашане, сербы, боснийцы, хорваты, пятигорцы, то есть живущие у пяти гор, русские, подолии, Полины, московиты и Черкассы, а также поморяне и те, кто живет у Венедского залива вплоть до реки Эльбы, остатки которых и сегодня германцы называют славянами или вендами, или виндами; и, наконец, это лужичане, кашубы, моравы, поляки, литовцы, силезцы и богемцы. Короче говоря, славянский язык слышен от Каспийского моря до Саксонии, от Адриатического моря до Германского, и во всех этих пределах живет славянское племя. Живя в Сарматии, славяне показали себя отважными, воинственными и вечно жаждущими славы. Помпоний Мела пишет, что древним обычаем их было никогда не задерживаться на одном месте, а в зависимости от удобства пастбищ или врагов, когда преследовали их, или были ими теснимы, они меняли свое местоположение и перевозили свое имущество, живя постоянно в шатрах, воинственные, вольные и неукротимые. Нет ничего удивительного, что еще во времена цезаря Августа, как пишет Страбон, они жили вперемешку с фракийцами, и позднее завоевали почти всю Европу, большую часть Азии и Африки. Поскольку (как пишет Александр Гвань- ини в своей «Сарматии»), если внимательно присмотреться к этому славянскому племени, то невозможно найти когда‑либо в прошлом племя более воинственное. Ибо они с легкостью переносили холод, мороз, жару и все остальные военные лишения, дабы прославить и обессмертить свое имя, и мало заботились о собственной жизни, подвергая ее, будучи бесстрашными, тысяче опасностей. Эту выдающуюся силу, доблесть и непобедимую силу духа сарматов Овидий Назон, сосланный римлянами в Таврику, по чистой случайности описал в посланиях к римским сенаторам:

4
{"b":"156860","o":1}