ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

ГЕНЕАЛОГИЧЕСКОЕ ДРЕВО БАЛШИ, ГОСУДАРЯ ЗЕТЫ

Славянское царство (историография) - img_11.png

Герб Балшей

Славянское царство (историография) - img_12.png

Балша, о котором теперь пойдет рассказ, был довольно бедным зетским дворянином и при императоре Стефане владел только одним селением. Однако после смерти упомянутого императора, когда сын последнего Урош явил свою бездарность в качестве правителя, он в союзе с некоторыми своими друзьями и сыновьями Страцимиром, Джураджем и Балшой начал захват Нижней Зеты. Среди упомянутых сыновей Страцимир превосходил всех в добродетели и приверженности вере, Джурадж был мудр, весьма осмотрителен и искушен в военном искусстве, Балша был добродушен и славился как доблестный всадник, но не отличался большой рассудительностью. Сначала их отец овладел крепостью Скадар, которая была сдана ему теми, кому была поручена ее охрана, а затем захватил всю Зету вплоть до Котора. Затем, развернув свою рать, он пошел походом на Верхнюю Зету, которой владел Джурадж Илич (Giurasc Illijch) со своими родственниками. Джурадж был убит сыновьями Балши, одни из его родственников были схвачены, другие покинули страну. Так сыновья Балши овладели и Верхней Зетой. Подобным же образом расправились они и с Дукаджинами (Ducagini), имевших немало имений в Зете: одних перебили, других — бросили в темницу. Захватывая эти и другие земли, они в большей степени полагались на хитрость и обман, нежели на силу оружия. С королем Вукашиным они жили в мире, поскольку Джурадж был женат на его дочери Милице. После смерти короля Вукашина он отпустил ее, чтобы жениться на Феодоре, женщине мудрой и красивой, вдове Жарко Мркшича и сестре Драгаша и Константина Деяновичей. В ту пору в Зете объявился человек по имени Никола Ца- пина, муж весьма низкого звания, бывший в молодости слугой у неких рагузинцев. Ходили слухи, что он был сыном бедняка из Зеты и в течение некоторого времени там и пробавлялся. Будучи хитрым и ловким, он стал выдавать себя за Шишмана, сына болгарского царя Михаила, павшего в бою (как было сказано ранее) от руки рашан, [тот самый], который после смерти своего отца остался в возрасте трех лет на руках у своей матери. По некоторым признакам, которые он называл, одни ему верили, другие отказывались себя убедить. Собрав несколько сторонников, он в качестве наемника отправился в Неаполитанское королевство, которым тогда правил король Роберт, или, как считают другие, Людовик, бывший прежде правителем Тарента. Как пишет Шипионе Аммирато, после того как королева Неаполя Иоанна I умертвила своего мужа Андрея (Andreaso), она вышла замуж за упомянутого Людовика, прекрасного юношу, сына Филиппа, брата Роберта, бывшего в ту пору правителем Тарента. Объявив себя болгарским царем, Цапина встретил радушный прием у упомянутого короля. Выполнив немало его поручений, касающихся, в частности, поимки неких бунтовщиков, он завоевал расположение короля, который дал ему в жены свою вдовствующую сестру, рожденную его отцом вне брака. Она была матерью албанского магната Карла Тобии (Tobia), которого называют также Карл Токия (Tochia), Тозия (Tosia) или Топия (Topia). Как пишет Марин Бар- леций, [Карл] родился в Беневенте. Посланный неаполитанским королем в [поход на] Грецию, он сначала подчинил острова Архипелага упомянутому королю, а затем сам стал владеть ими. Как пишет Лаоник, однажды во время охоты он схватил Музакия (Musachio), то есть Исакия (Isaco), и убил его. Он захватил также Акарнанию, Арту (Larta), Этолию, Ахелой- скую область (il paese d'Achelo) с Элидой, и основал Крою (Croia). Вернемся, однако, к нашему рассказу.

Людовик, видя великую доблесть Цапины, послал его в Сицилию, где он наилучшим образом справился со всеми поручениями короля, за что король, пока был жив, любил и чтил его, удостоив положения, равного самому королю. Однако после смерти короля Людовика Цапина, наживший себе в королевстве немало врагов, с небольшим отрядом солдат покинул его. Прибыв в Драч, он был радушно принят местными жителями, так как обещал им покорить их власти Зету и Албанию, которыми в ту пору владели сыновья Балши. Последние, узнав об этом, подступили с большим войском к Драчу и осадили его. Цапина вышел со своим отрядом и вступил в бой. Несмотря на проявленную доблесть и то, что один из его солдат, не признав Джураджа Балшича, сбросил его с коня, он, ввиду превосходства неприятельских сил (поскольку против одного сражалось двадцать), был вынужден отступить со своим отрядом под стены города. Однако те, что были внутри, видя такое развитие событий, заперли ворота и, пропустив одного Цапину, не позволили никому войти в город. Посему многие попали в руки неприятеля, остальные же были перебиты. Цапина пришел от этого в немалое негодование и покинул Драч. Бродя в качестве наемника по всему свету в поисках удачи, он, в конце концов, оказался в Болгарии. Тут он снова стал выдавать себя за Шишмана, сына царя Михаила, и с помощью турок и болгар принялся захватывать земли и города упомянутого царства. Видя это, Шишман, сын Александра, правивший в ту пору Болгарией, стал изыскивать средство от него избавиться. Когда ему донесли, что тот жил с одной красавицей–болгаркой по имени Дунава, он, наобещав ей золотые горы, сумел устроить так, что та отравила его. Таков был конец несчастного Цапины. Случилось это в 1373 году, и в то же самое время скончался старший сын Балши Страцимир, оставив после себя малолетнего сына по имени Джурадж. После этого прибыл в Апулию один из членов наваррского королевского дома по имени Алоизий (Aluisi), весьма опытный и искушенный в военном деле правитель. Женившись на герцогине королевской крови, он решил лично отправиться в вышеупомянутый город [Драч], чтобы оттуда завоевать не только Зету и Албанию, которые, по его словам, принадлежали его жене, но и, если удастся, всю Рашку. Отправив перед собой в Драч шестьсот отважных воинов, приведенных им из Гаскони, он, не успев покинуть Апулию, был сражен тяжелой болезнью и скончался. Оказавшиеся в Драче воины, оставшись без начальника, стали ежедневно тревожить Карла Тобию и других албанских правителей, и никто не мог с ними совладать, поскольку сотня таких воинов стоила тысячу албанцев или зетчан. Джурадж Балшич, видя это, привел против них к Драчу отборных воинов из Зеты и Албании, надеясь одержать над ними верх, но и у него ничего не вышло: ни в одной из многочисленных стычек с ними он ни разу не вышел победителем. Тогда Джурадж, видя их доблесть и понимая, что, если от них не избавиться, то все его владения в упомянутых краях подвергнутся опасности, решил прекратить попытки одолеть их силой и попытался с помощью денег уговорить их покинуть Драч. Когда он предложил им шесть тысяч флоринов, они тут же согласились и, сев на корабли, отбыли в сторону Романии, где захватили несколько городов и областей и в течение длительного времени ими владели. После смерти короля Вукашина (как было сказано) братья Джурадж и Балша захватили часть его владений. Не довольствуясь этим, они пошли войной на Влахо Матаранго (Biagio Matarango), правителя Музакии. Не сумев одолеть его силой оружия, они заключили с ним мир и стали делать вид, что дорожат его дружбой. Пригласив его однажды под [ложной] клятвой, они бросили его в темницу вместе с его малолетним сыном и держали там до самой его смерти. Сын его провел в темнице семнадцать лет и был освобожден после смерти Балши. Итак, схватив описанным образом Матаранго (Matarando), Балшичи овладели практически всей частью Албании, которая простирается до Вало- ны и, сверх того, захватили в Романии Канину и Белград. Они завладели бы и той областью, лежащей против Драча, которой владел Карл Тобия, если бы не чтили свою сестру Каталину, бывшую женой упомянутого Карла. Хотя войн с последним они и не вели, но тем не менее приязни к нему не испытывали, чередуя [в отношениях с ним] дружбу и вражду. Так они жили, пока Карл, принеся [ложную] клятву, не схватил Джураджа и не бросил его в темницу. После этого они стали вести переговоры о вечном мире, после заключения которого Джурадж был освобожден при условии, что будет впредь жить в дружбе с упомянутым Карлом. Для заключения этого мира Карл тайно снесся с рагузинцами, прося их выступить в качестве посредников. С этой целью в 1376 году из Рагузы был отправлен посол Матвей Будачич (di Bodaza), который их и примирил. После этого они до самой своей смерти жили в дружбе и часто лично навещали друг друга, не имея никаких подозрений и доверяя друг другу так, как если бы были сыновьями одной матери.

60
{"b":"156860","o":1}