ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Почему это ты не заснешь? – спросила мама.

– Потому что спать скучно. Между прочим, сегодня праздник. День защиты.

– От чего же, например, тебя надо защищать?

– Наверное, от всего, чего не хочется делать, – предположила Бьюти.

Мама засмеялась. В голове у нее внезапно созрел план.

– Ну что ж, – сказала она, – нет правил без исключений. А если мы позовем в гости твоих новых знакомых?

Если Дэвид и крикнул «ура!», то так тихо, что сам этого не расслышал. Чтобы мама такое предложила – это же фантастика!

– Как же мы их пригласим, – засомневался он, – когда все разбежались-разлетелись-разъехались?

– Неужели вам в школе не объясняли Закон накрытого стола?

– Не-ет…

– Тогда слушай. Закон это гласит: «Если накрыть стол, обязательно придут гости».

Дэвид уже поверил, что фантастика вот-вот станет реальностью, но червячок сомнения все же шевельнулся в нем напоследок:

– А вдруг они не придут? – спросил Дэвид. – А вдруг придут не они?

Я, признаться, забыл, что ответила ему Флокси, но поступила она так, как поступают благоразумные англичане, выходя из дома в ясный солнечный день: они берут с собой зонтик. Было бы чем прикрыться, рассуждает благоразумный англичанин, а уж что-нибудь на голову да капнет. Так и Флокси решила: приготовлю-ка я что-нибудь поклевать, а там и птички слетятся…

Вдвоем с Бьюти они приготовили легкий ужин. Для кого легкий, а для читателя, я думаю, не очень – придется вооружиться… нет, не ножами и вилками, а кулинарными книгами и толковыми словарями. Вооружились? Тогда рассказываю меню легкого английского ужина: тарталетки с пармезончиком, лобстеры в собственном соку, паштет из осиной печенки, хряпчики де воляй, перченые дульки, голодец из свежих потрошков, анчоусы «под шубой», соленые крэкеры с квакерами (некоторые предпочитают соленые квакеры с крэкерами), блюшечки в мундире, бриоши, круассоны с фестончиками, вкусника в сахаре и ароматная шипучка под названием «Хоть стой, хоть падай».

(Пока вы ищете в умных книгах толкования всех этих мудреных блюд, я буду не спеша рассказывать, что было дальше. А к вам просьба: если подвернется рецепт чего-нибудь этакого, спишите для меня, не поленитесь. В детстве меня перекормили кашами, и теперь я наверстываю упущенное. Соленые крэкеры, перченые дульки… ну, вы меня понимаете.)

И вот длинный стол накрыт!

Едва пробило час ночи, как с улицы донесся скрип тормозов. Все бросились к окну. Перед домом стоял черный лимузин! Открылась дверца, и из машины вышел высокий мужчина во всем черном.

– Бэрр! – вскрикнула Бьюти.

Мужчина распахнул заднюю дверцу и подал руку даме. Блеснул массивный браслет на запястье, выплыла огромная шляпа с павлином. Дама взяла под руку черного мага и с удивлением оглянулась, не видя своего второго спутника. Тот выбирался из машины долго, по частям, как все толстяки…

– Йонинг! – потрясенно прошептал Дэвид.

Флокси провела гостей наверх. Дама сняла со шляпы павлина и пустила гулять по комнате. Пока мужчины церемонно раскланивались, она прошла к зеркалу, чтобы припудрить лицо, и вдруг глаза у нее загорелись:

– Ах, что за прелесть эти бомбошечки! сколько флакусиков! какие дезодорчики! – словно боясь, что у нее могут что-то отнять, она хватала с подзеркальника склянки и второпях выливала на себя духи.

Дэвид хихикнул, но мама сразу его одернула – пусть лучше гостья все выльет, чем уйдет с мыслью, что для нее пожелали какой-то пустячный флакон.

Между тем странная дама, благоухая всеми запахами лесов и полей, сняла шляпу, повернулась к публике… и все ахнули: это была она! Расфуфыренная, накрашенная, мелким бесом завитая Афрозина! После этого я готов поверить в самые невероятные превращения – достаточно только сказать себе, что ты женщина, а не старая ведьма.

– Представляете, – воскликнул доктор Йонинг, – заливаю в бак бензин, а автолет его выплевывает! И ни с места! Не знаю, где бы я сейчас был, если бы не эти скромные люди.

Афрозина с Бэрром скромно потупились. Если бы они прослезились, я бы тоже не удивился.

– Кому я только ни голосовал, чтобы меня подбросили до города! – громко возмущался Йонинг. – «Фольксвагенам» и «Роллс-ройсам», автобусам и мотоциклам, пролеткам и каретам…

– Каретам? – удивился Дэвид.

– «Скорой помощи», – уточнил доктор. – Хоть бы кто-нибудь остановился!… А вот магистр Бэрр сам предложил свои услуги!

Небрежным наклоном головы Бэрр как бы подтвердил: да, на загородном шоссе, ночью, в присутствии трех-четырех счастливых свидетелей произошло маленькое чудо, и он, маг и волшебник, имел к нему самое непосредственное отношение.

– Я поступил так, как мне подсказало сердце, – голос у Бэрра был холодный, словно говорил не он, а змеиная голова, венчавшая его трость. – Да-с… И, против ожидания, у меня даже не пропал аппетит.

Он позволил себе раздвинуть губы в подобие улыбки, точно приглашал всех по достоинству оценить удачную шутку.

Мужчины обменивались любезностями, а Дэвида мучил неразрешимый вопрос: как Бэрр и Йонинг, вчерашние враги, могли приехать в одной машине, а теперь рассыпаться друг перед другом в комплиментах? А эта бесстыжая Афрозина, порхающая по комнате на глазах у Бьюти, словно не она, ведьма, причинила ей столько горя? Что-то здесь было «не так», но что?

В этот момент раздался вежливый стук. В нарисованном заборе раздвинулись доски, и в мастерскую бочком (зато одновременно) пролезли близнецы-коротышки. Они так тщательно готовились к визиту, что даже уши у них торчали, будто накрахмаленные.

– Такли, – представился один и вручил хозяйке дома свистульку из вылущенного гороха.

– Сякли, – шаркнул ножкой другой и протянул перламутровую пуговицу на резинке.

– Какие чудесные подарки! – обрадовалась Флокси. – Где же вы достали такие оригинальные вещицы?

Близнецы в смущении переглянулись.

– Неужели сами сделали?

Близнецы шумно засопели. Они незаметно (как им казалось) подталкивали друг друга в надежде, что кто-то заговорит первым, переминались с ноги на ногу.

Пауза явно затягивалась.

– Будьте как дома, – улыбнулись Флокси.

И тут они увидели павлина. Павлин сидел на коленях у Афрозины и обмахивал ее хвостом. Близнецы, обрадованные тем, что им разрешили вести себя как дома, сграбастали павлина и выдернули по яркому перу. Безошибочно сообразив, что это только начало, неуклюжая птица проявила чудеса проворства: одним махом взлетела на люстру и там немного успокоилась.

Мама решила принести коробку со свечами. Дэвид вызвался ей помочь. Они спустились на первый этаж и нырнули в полутемную каморку под винтовой лестницей. Здесь, среди охромевших стульев, отжужжавших свое кофемолок и прочих столь же бесполезных, сколь и бесценных для истории предметов, облюбовал себе местечко «Он». Более точное имя придумать никто в семье не мог – ведь за много-много лет, со времен, когда Флокси сама была маленькой, увидеть «его» еще никому не удавалось. Но стоило ночью скрипнуть половице в пустой комнате или ни с того ни с сего закапать воде из крана, как все сразу переходили на шепот:

– Это «Он»!

В чулане Флокси принялась искать коробку со свечами. Задача была не из простых: здесь давно собирались провести электричество, да все руки не доходили, и для того, чтобы обнаружить, к примеру, пять свечей, иной раз приходилось извести столько же.

– Мама, я не понимаю, как доктор Йонинг мог так быстро сговориться с этими… – Дэвид замешкался, выбирая словечко поделикатнее.

– Сговориться? Это не похоже на сговор.

– Он сел в черный лимузин к Бэрру! А ведь Бэрр похитил Кэнди!

– Откуда тебе это известно?

– Я вычислил.

– Вычислил? – Мама с некоторым сомнением посмотрела на сына.

– Да. Сопоставил разные факты.

– Тогда ты, наверное, можешь вычислить, где они прячут Кэнди? – с улыбкой сказала Флокси.

Дэвид видел, что мама не очень-то верит в его детективные способности, и это не могло не огорчать его. Как бы ему сейчас хотелось сказать «да» и предъявить неопровержимые доказательства. Но доказательств пока не было, и, немного помолчав, Дэвид признался:

12
{"b":"157","o":1}