ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Такли, кажется, только этого и ждал. Он давно смекнул, что крупно проиграл, решив заткнуть за пояс брата по части хороших манер. И теперь он хватал со всех тарелок, у него словно бы выросло еще две или даже четыре руки.

Сякли тоже не терял времени даром. Его давно мучило любопытство, – кто там томится в супнице, и на этот раз его не успели остановить. Он влез с ногами на стул (иначе бы не дотянулся) и сдвинул набекрень тяжелую крышку. Окутанные облаками пара, наружу полезли недоваренные лобстеры, торопясь поскорее выбраться из обжигающей солоноватой воды. За столом возникла легкая паника, но Флокси быстро водворила беглецов на место и придавила огромной крышкой.

– Я хочу предложить тост, – сказала она и попросила доктора разлить шипучку. – Выпьем за то, чтобы заветное желание каждого исполнилось.

– Прекрасно! – сказал Фикс, заворачивая в свой гигантский носовой платок все холодное и горячее оружие. – Отличный тост. Не стану от вас скрывать, самое мое заветное желание – чтобы вздернули на виселицу негодяев, которые крадут маленьких детей и превращают добропорядочных джентльменов в котов.

Даже Дэвида, при его нелюбви к представителям нечистой силы, покоробила такая прямолинейность. «Сейчас, – подумал он, Афрозина такой крик подымет!..» Но он ошибся. Ведьма сделала вид, будто сказанное выше не имеет у ней никакого отношения.

– Вы подумайте! – Завитки на ее рыжей голове заколыхались от негодования. – Неужели в наше время еще встречаются подобные изверги?

– Встречаются, встречаются, – успокоил ее Фикс.

– Вы не догадываетесь о моем заветном желании? – обратилась Бьюти к черному магу.

Бэрр изобразил на лице улыбку:

– О чем бы вы ни мечтали, мадам, я уверен, это исполнится.

Глаза у Бьюти заблестели – в лицемерной любезности ей почудилось обещание вернуть ей дочь.

– Давайте чокнемся! – предложила она.

Зазвенело стекло. Сякли, со всеми чокаясь, вошел в такой раж, что разлил половину бокала. Фикс понюхал шипучку, сделал глоточек, поставил бокал. Он поднес к глазам бутылку и на этикетке прочел: «Хоть стой, хоть падай».

– Так я и думал, – с этими словами он медленно осел на пол.

– Все бросились приводить его в чувство.

– Где я? – спросил детектив, открывая глаза. Он долго отказывался верить, что это не тот свет, – вот и павлин разгуливает, – и только увидев разбойничью физиономию Афрозины, облегченно вздохнул: если и ведьма здесь, то это, точно, не рай.

– Вам лучше? – спросила Бьюти.

– Яд может подействовать не сразу, – ответил сыщик слабым голосом.

– Яд?

– Я надеюсь, вы не притронулись к этому напитку?

– Притронулись, – просиял Сякли, – еще как притронулись, шипучка что надо!

Фикс всматривался в склоненные над ним лица, ища признаки отравления, но вместо ожидаемых гримас боли видел одни лишь улыбки. Фикс, конечно, сел на свое место и даже сам разлил шипучку, однако его бдительность не притупилась. Наоборот. «Не отравят, так зарежут, – утешался он, словно оправдывая свою подозрительность. – Не меня, так другого».

– Позвольте и мне сказать тост, – боясь зевнуть, Йонинг откашлялся. – Медицине известны случая, когда люди молчат вовсе не потому, что им нечего сказать. Я пью за то, чтобы все однажды заговорили!

И снова Дэвид подумал: «Уж сейчас-то Афрозина возмутится и станет доказывать, что мистер Фосс и Кэнди замолчали не по ее вине…»

И снова ошибся. Ведьма даже бровью не повела. Она разглядывала розовые блюшечки и глотала их, не разжевывая.

– Я поддерживаю ваш тост, доктор. – сказал черный маг. Мы как раз проводим эксперименты по теле «человек без речи или речь без человека?». Результаты обнадеживающие.

– Не скромничайте, мэтр, – проговорила Афрозина с полным ртом, – ваш доклад на симпозиуме проведет сенсацию.

Грубая лесть Афрозины почему-то не понравилась мэтру.

– Это еще когда будет, – мрачно пробурчал он.

Тут зажегся экран телевизора, и Камилла как бы между прочим сообщила:

– Завтра в Ньюкасле открывается антинаучный симпозиум по аномальным явлениям. Регистрация участников только началась, а уже отмечено первое «чудо». У некоторых танцоров из местного ансамбля чечеточников, как выяснилось, на ногах копытах. Какого они происхождения – на этот вопрос предстоит ответить ученым.

– Вы с нами не поужинаете? – обратилась Флокси к Камилле.

– Сейчас никак не могу, но если вы мне оставите немного осиной печенки, я буду вам очень признательна.

Экран погас.

– Не понимаю, как можно жить с таким телевизором, – всплеснула руками Афрозина. – Это же позавчерашний день. Хотите вопль моды? Беззвучный! Нет информации – нет стрессов!

– Вообще-то я равнодушна к новой технике, – сказала Флокси. – А ты, Дэвид?

Дэвид неопределенно мотнул головой, скорее всего он даже не слышал вопроса. Он раздумывал над мамиными словами: «от тебя, Дэвид, зависит, сумеют ли враждующие стороны найти общий язык». Если они вправду хотят найти общий язык, зачем этот лондонский туман? Чего проще: «Кэнди стала немой, потому что вы, ведьма, ее заколдовали»! А Йонинг: «медицине известно», «когда люди молчат»… Так они не то что общий язык не найдут, еще и свой сломают…

Сказать вам честно, недоумение Дэвида я полностью разделяю. А ведь на этом хитроумном языке разговаривают сотни и сотни людей! Они говорят «день», а подразумевают «ночь». Это, знаете ли, целое искусство. Многие взрослые владеют им в совершенстве, ну а детям, конечно, поначалу трудно.

– Равнодушна к новой технике – это еще мягко сказано, – объясняла мама Афрозине. – Я ведь давно перестала включать телевизор. Зачем? Все, что имеет ко мне непосредственное отношение, Камилла сообщает сама.

– Значит, за сообщников? – оживилась Афрозина, поднимая бокал.

– За друзей, – поправила ее мама.

– Нетушки, нетушки… Раз «сообщает» – значит «сообщница», – ведьма выделяла слова, точно вколачивала их в стол костяшками пальцев. Вот вам и шипучка! Детям хоть бы что, а старуха заметно захмелела.

Бэрр поспешил ведьме на помощь:

– Выпьем за тех, кто не сует свой нос в чужие дела.

– Вы на кого намекаете? – напрягся Фикс.

– Это он так, – Йонинг на всякий случай положил свою крупную пятерню на плечо сыщику. – Под хряпчиков.

– Ну, если под хряпчиков… – сразу оттаял Фикс.

Глядя на черного мага грустными глазами, Бьюти спросила:

– Вы, я так понимаю, не относите сюда тех, кто считает чужие дела своими?

– Не будем уточнять, – улыбнулся ей Бэрр.

– Мам, – тихо позвал Дэвид, показывая кивком головы направо.

Он имел в виду близнецов. Один спал, привалившись к его плечу, второй посапывал в обнимку с вазочкой, где давно плавала подтаявшая вкусника в сахаре.

– Надо зажечь свечи, – мама тоже понизила голос. – совсем про них забыла.

Она поставила на стол семисвечник, и Дэвид помог ей зажечь все свечи.

– Вы не проводите близнецов домой, доктор? – обратилась она к Йонингу.

– Разумеется.

Близнецов растормошили, натолкали им в карманы всякой всячины и подвели к забору. Доски раздвинули – Такли, а за ним и Сякли скрылись в проеме. Когда очередь дошла до толстяка доктора, всем стало ясно, что не только он, но скорее всего никто из взрослых в такую щель не пролезет.

– А что если мне попробовать?

Хрупкая как девочка Флокси легко проскользнула в проем вслед за коротышками.

– Не скучайте! – крикнула она из-за забора.

– Может, мы тоже, а? – Ведьма наклонилась к самому уху черного мага.

Бэрр согласно кивнул, и вдруг…

Сверху послышались крадущиеся шаги. Все, как по команде, подняли головы. По стеклянной крыше медленно ступал большой рыжий кот. Весь он был какой-то ободранный, шерсть висела клочьями, левую заднюю лапу стягивал бинт… нет, не бинт, а капроновая лента в красный горошек.

Бэрр побледнел, у Афрозины задергалось веко.

Рыжий кот глянул вниз, на людей, и с той же расчетливой медлительностью направился в сторону дымохода. Шлеп-шлеп-шлеп. Он старался не ступать на больную лапу.

14
{"b":"157","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Анна Болейн. Страсть короля
Может все сначала?
Моцарт в джунглях
Представьте 6 девочек
Думай медленно – предсказывай точно. Искусство и наука предвидеть опасность
Золотая Орда
Знаки ночи
Темные воды
Мопсы и предубеждение