ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Что толку, вздохнул Дэвид, – если на письме нет обратного адреса!

Кажется, впервые с момента появления кота Бэрр и Афрозина позволили себе немного перевести дух. Ведьма достала из ридикюля зеркальце и начала наводить марафет, а черный маг, разливая по бокалам шипучку, сказал?

– С такой фантазией, Дэвид, ты мог бы сочинять неплохие сказки, вот только время сейчас для сказок не подходящее. Сейчас людям подавай сюжеты с тайными заговорами, отравлениями и прочими прелестями.

Между тем Фикс забрал у доктора кота, чтобы тоже взглянуть на его лапы. Коту не понравилось, что его держат на весу, к тому же пальцы Фикса пребольно впивались в тело. Как животное деликатное, он попробовал сделать осторожные намеки хвостом, но, не будучи понятым, запротестовал более энергично.

– Кто сказал, что нет обратного адреса? – детектив цепко держал над головой извивающегося кота. – Сила удара о землю позволяет нам определить высоту, с которой этот кот упал, с точностью до метра. Так вот, он пролетел в воздухе ни много ни мало восемьдесят три фута или двадцать пять метров. Высотой в восемьдесят три фута есть в Англии только один замок, чье название совпадает с названием местности. Я говорю о Ньюкасле.

– Ньюкасл… Новый замок… – задумчиво пробормотал доктор.

Фикс выпустил кота из железных тисков.

– Ранняя готика, – продолжил он. – Неприступные башни, щелевидные окна. Мрачноватое сооружение. В путеводителях неизменно упоминается нечистая сила, так что от туристов, сами понимаете, нет отбоя. Вы хотели что-то добавить, мистер Бэрр?

Маг усмехнулся:

– Дались вам средневековые замки. Можно подумать, в современных домах мало чертовщины. Чувствуете, как тянет из этой дыры?

Когда-то Флокси, задумав написать звездное небо, покрыла холст густой черной краской, да так и оставила. Странное дело, он «дыры» ощутимо веяло холодком. Все повернулись к картине, и тут Бэрр играючи крутанул трость двумя пальцами, массивный набалдашник завис на бокалом мальчика, змеиная голова открыла пасть и выпустила в бокал бесцветную стручку. Когда Бьюти, зябко поводя плечами, повернулась к черному магу, он уже сидел вполне непринужденно, нога на ногу, уперев конец трости в носок лакированного башмака и любовно поглаживал набалдашник своими длинными холеными пальцами.

– Я не знаю, как вам, мистер Бэрр, а мне уютно в этом доме, – сказала Бьюти.

– Потому что вы никогда не жили в настоящем замке! – возразил ей маг с неожиданной горячностью. Впрочем, лицо его тотчас же выразило живейшее расположение. – Извините, мадам. Я хочу выпить за красоту. – Он глядел ей в глаза. – Ибо если в этом скучном мире что-то еще способно творить чудеса, так только она.

Афрозина чуть зубами не заскрежетала, да вовремя остановилась. Бэрра она побаивалась.

Общество подняло бокалы, Дэвид поднес шипучку к губам…

– Не пей, Дэвид! – раздался детский голосок. – Бэрр подлил тебе яду!

Всем, в том числе и мальчику, показалось, что они ослышались. Дэвид уже готов был выпить шипучку, и тут словно рыжий метеорит пронесся: кот плюхнулся к нему на колени, мальчик отпрянул и расплескал половину бокала на платье Афрозины.

– Ха-ха-ха-ха, – оживился тот же детский голос. Смех, надо сказать, был какой-то грустный.

– Квинтер-Свинтер! – Ведьма запустила в зеркало пудреницей, но ее бросок не достиг цели.

За столом возникла напряженная пауза. Бэрр встал.

– Неужели кто-то мог поверить в эту чудовищную ложь? Я, магистр оккультных наук, способен отравить ребенка? Смотрите! – он взял у Дэвида бокал и осушил залпом.

Глаза у него полезли из орбит, а рот открылся так, словно он проглотил десяток перченых дулек. Йонинг хотел расстегнуть ему накрахмаленный воротничок, но в замешательстве остановился: маг пошел красными пятнами, судорожно вздохнул и вдруг улыбнулся:

– Ну что? Где ваш яд?

– Лишь бы оговорить! – возмутилась ведьма. – Никакого доверия к ближнему!

Она повернула на своем перстне изумруд и высыпала в бокал белый порошок – вода забурлила. Ведьма выпила успокоительное… и еще больше распалилась.

– Пригласили! Лобстеры недоваренные, дульки переперченные! От котов житья нет! Я думала: интеллигентный дом, фортепьяны, угощения… угостили! – она подхватила мокрое платье с явным намерением покинуть комнату.

– Вы не могли бы немного подождать, милейшая? – вежливо, но твердо сказал Фикс. – А вас, Йонинг, я попросил бы заглянуть в чулан под лестницей. Там я, кажется, выронил пакетик с лакмусовыми бумажками. С их помощью мы установим, был в бокале Дэвида яд или не было.

– Но я все выпил! – Маг начинал раздражаться и даже не пытался это скрыть.

– Не все, господин магистр. – Чем больше злился Бэрр, тем невозмутимее становился Фикс. Он повертел перед горящей свечой пустой бокал, любуясь тем, как маслянистая янтарная капля стекает по внутренней стенке. – Не все, – повторил он. – С вашей стороны было чрезвычайно любезно оставить последнюю каплю для маленького научного эксперимента, мистер…

– Брр! – весело передразнил тоненький голосок.

На этот раз Дэвид так быстро обернулся к зеркалу, что успел разглядеть кривой ствол, зеленую крону, а в кроне – большую шляпу, из-под которой торчали ножки в деревянных башмаках.

Все ждали продолжения. Йонинг, уже стоявший в дверях, замешкался.

– А что у меня есть!

С этими словами из зеркала, где уже не было никакой шляпы с ножками, вылетел листок плотной бумаги. Забыв про светские манеры, Афрозина сиганула метров на пять, но кот – опять этот кот! – оказался проворнее. Он подхватил листок, прошмыгнул мимо оторопевшего доктора и был таков. От досады ведьма сплюнула на паркет, что было уже верхом неприличия:

– Дорогая Бьюти, – всем своим видом Бэрр показывал, что ничего не произошло. – Поскольку хозяйка дома нас покинула, может быть, вы на прощание угостите нас чашечкой крепкого кофе?

– С удовольствием.

Бьюти отправилась на кухню. Едва она вышла, как в мастерской начали происходить загадочные вещи.

– Прикажете разыскать кота? – по-солдатски громко обратилась ведьма к Бэрру.

Магистр поморщился.

– Афрозина, в больших дозах вы вызываете у меня аллергический насморк.

– Я могу быть свободна?

Вместо ответа Бэрр великодушно махнул рукой.

Единственный выход из мастерской загораживал своей представительной фигурой доктор, поэтому Фикс не особенно встревожился. Он спокойно взирал, как ведьма тормошит уснувшего павлина, а потом водружает его на шляпу. Как она прихватывает с подзеркальника приглянувшийся ей флакусик. «Интересно, как она станет оправдываться?» – подумал детектив.

Но Афрозина вовсе не собиралась оправдываться. Она подошла к картине «Беззвездная ночь», секунду-другую постояла как бы в раздумья и вдруг нырнула в нее головой вперед!

Мальчик и детектив вскочили со своих мест.

Из черноты картины донесся резкий свист, и сразу затрепыхался узелок, в который Фикс завернул реквизированное оружие. Напор изнутри был так силен, что платок развязался, из него выпорхнула летучая мышь и с пронзительным свистом умчалась на зов ведьмы.

Кажется, магистр решил показать себя во всем блеске. Он словно брал реванш. Всеобщий испуг только подхлестнул его. Он отшвырнул трость, и так, свиваясь в кольца, зазмеилась по полу.

– Пропади все пропадом! – пробормотал Бэрр.

Не веря собственным глазам, Йонинг подбежал к картине. Лучше бы он этого не делал. Какая-то неведомая сила начала его натягивать. Доктор хотел не то зевнуть, не то позвать на помощь – не успел. Черная дыра всосала его, подобно мощной аэродинамической трубе.

И вот уже все пришло в движение. Вытягиваясь жгутом, поползла со стола скатерть, полетели на пол тарелки и соусницы, сваливая в одну кучу потрошки с фестончиками и пармезончики с анчоусами. С лязгом поскакали вперегонки ножи, вилки, ложечки. Перевернулась супница, и недоваренные розоватые лобстеры неуклюже заскользили по гладкому паркету. Все, от мала до велика, исчезало в ненасытной черной дыре: флаконы с подзеркальника, раскрытый этюдник, незаконченные картины вместе с подрамниками, китайская ширма, кресло, стулья, стол…

16
{"b":"157","o":1}