ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кремль 2222. Одинцово
Танго смертельной любви
Академия Арфен. Отверженные
Эрхегорд. Сумеречный город
Сестры из Версаля. Любовницы короля
Наследие
Смертельно опасный выбор. Чем борьба с прививками грозит нам всем
Непобежденный
Убийство в переулке Альфонса Фосса
Содержание  
A
A

– Мистер Фикс, – прервал молчание Дэвид. – Как вы думаете, я смогу стать настоящим сыщиком?

– Настоящим? – Фикс глядел в окно. – При известных условиях, пожалуй, сможешь.

– А кому они должны стать известны? Скотленд-Ярду?

– М-м-м, – неопределенно промычал детектив, не выпуская изо рта трубки.

– А вы скажете им про меня? Пусть проверят в деле. Хотя бы в таком, – показал он. Все «дело» уместилось у него на кончике мизинца.

Детектив подумал.

– Тесты, – со значением сказал он. – Надо пройти много тестов. На быстроту реакции. На выдержку. На сообразительность. На наблюдательность…

– А как ее проверяют?

– Ну, например. Моя особая примета?

– Особая примета? – переспросил Дэвид.

– Да.

– Фальшивые усы, – не задумываясь ответил мальчик.

У невозмутимого Фикса глаза стали похожи на окуляры полевого бинокля.

– Почему ты решил, что они фальшивые?

– Вы много курите, у вас зубы пожелтели, а усы черные-пречерные. Как новенькие, – охотно пояснил Дэвид.

– Гм… Зафиксировали.

Мальчик глянул в окно. Еще один указатель НА ЮГ остался позади. Кто-то заботливо, через каждую милю, напоминал им о том, что они едут в правильном направлении.

– Вы их, наверное, красите тушью, – продолжал Дэвид.

– А об этом как ты догадался? – еще больше изумился детектив.

– Гуталином или ваксой нельзя – запах резкий. И шипучку вы пили через соломинку для коктейля и уставился на нее с неожиданным интересом.

– Ты прав, – сказал он после большой паузы. – В детстве мне хотелось поскорей вырасти. В четырнадцать лет у многих моих друзей пробились усики, только у меня верхняя губа была гладкая, как ладошка. Тогда, чтобы не отстать от других, я начал покуривать. Разумеется, тайком от родителей…

– И у вас выросли усы? – спросил Дэвид.

– Выросли, – грустно подтвердил Фикс. – Через год. Зато сам я перестал расти.

Он нажал кнопку на подлокотнике кресла, и оттуда выехала банка с пивом. Он дернул за алюминиевое кольцо – чпок! – над банкой закурился белый дымок. Фикс пил через соломинку, предаваясь невеселым мыслям о своем росте – метре с хвостиком.

По примеру сыщика Дэвид нажал кнопку и получил свой любимый лимонад в желтой банке да еще жевательную резинку в придачу. Омнибус что надо!

– Но на этом мои неприятности не кончились, – продолжал сыщик. – Усы от табака быстро пожелтели, и, чтобы дома никто не заметил, я попробовал подкрашивать их гуталином. Вышло только хуже, и тогда…

Детектив замолчал: тяжело бередить старые раны!

– …и тогда я сбрил усы. Это был самый простой выход… и самый сложный.

Он снова умолк.

– А потом? – Дэвид забыл про жвачку.

– Потом я стал взрослым и мог курить в свое удовольствие, причем совершенно открыто. Но, во-первых, не такое уж это удовольствие – делать то, что разрешено. А во-вторых, постоянно подкрашивать усы – это, скажу я тебе, ужасная морока. Вот я и стал наклеивать фальшивые. Щетина грубее, не так быстро желтеет.

– А как же черная тушь? – удивился Дэвид.

– Не было запасных усов, пришлось эти подкрасить.

Дэвид пил вкусную газировку, поглядывая в окно.

– Мистер Фикс, – заговорил он, присматриваясь к мелькающим за окном деревьям. – По-моему, мы едем на север. Солнце-то все время справа. И стволы… с той стороны у тиса ветви гуще, а с этой реже…

Фикс закашлялся дымом.

– Ух ты! – Мальчик вдруг увидел в небе оранжевый воздушный шар, который относил ветром на юг… если верить дорожным указателям. – Еще один, смотрите!

Впереди, над шоссе, замаячила гондола под огромным желтым куполом с изображением огнедышащего дракона. И вот уже там и сям запестрели воздушные шары самых невероятных конструкций и фантастической раскраски.

Если Дэвиду не хватало слов, чтобы выразить свой восторг, то Фикс, напротив, мрачнел на глазах.

– Так я и думал, – изрек он, прокашлявшись.

– Что? – рассеянно спросил мальчик.

– Праздник воздушных шаров в Кингстауне. О нем раструбили все газеты.

– Кингстаун? – Дэвид сразу посерьезнел. – Но ведь это в противоположной стороне от Ньюкасла!

– Вот именно!

Оба подавленно замолчали. Над головами у них раздались странные звуки, точно кто-то подпрыгивал на крыше омнибуса. Дэвид с Фиксом испуганно переглянулись.

– Что, герои? Душа в пятки ушла? – послышался сверху столь же знакомый, сколь и противный голос. – Из одной дыры выбрались, в другую угодили!

Старуха залилась радостным смехом.

– Зато со всеми удобствами! – ехидно ввернула ведьма. – Кажется, коротышки испекли вам кое-что в дорожку? Ну-ну. Советую хорошенько подкрепиться, дорога предстоит ох какая дальняя!

Неожиданно топот прекратился. А в следующую секунду огромный желтый шар с огнедышащим драконом проплыл у них над головами.

– Прощайте, мои золотые! – прокричала им Афрозина. – Омнибус, учтите, везет без остановок! Ха-ха-ха. Перпетуум-мобиле!

В нарушение всех законов, воздушный шар резко взмыл вверх и полетел против ветра – назад, в Ньюкасл.

– Что значит перпетуум-мобиле? – спросил Дэвид, немного придя в себя.

– Мы можем кататься на этом шикарном омнибусе до самой смерти, – отозвался Фикс. – Перпетуум-мобиле значит вечный двигатель. Если бы…

Но мальчик его уже не слушал. Он бежал по проходу между рядами кресел с криком:

– Остановите! Остановите немедленно!

Сыщик с сомнением покачал головой ему вслед.

Дэвид кубарем скатился вниз и бросился к кабине водителя.

– Остановите, слышите! Остановите!

И тут он увидел нечто такое, отчего рот у него сам собой открылся: павлин, тихоня Павлуша, спокойно подошел к шоферу сзади и… проглотил его. Попросту говоря, склевал. Как червяка. А может, он и был червяк? В черной ливрее и с шоферскими правами в кармане – обыкновенный дождевой червяк? Ведь похож? Еще как похож!…

Пока Дэвид соображал, что к чему, павлин как ни в чем не бывало, уселся на место водителя. На приборном щитке были кнопки: черная, синяя и белая с литерой «Н»… Черная нажималась, когда Бэрр или его подручные выезжали «на дело». Стоило нажать синюю, как в омнибусе автоматически блокировались двери и тормоза: с этой минутой он мчался вперед, не зная ни сна, ни отдыха. «Н» означало Ньюкасл – чтобы вернуться в замок, следовало нажать белую кнопку.

Именно это и сделал павлин своим клювом. Омнибус сбавил ход и начал разворачиваться. Павлуша, как бывалый шофер, небрежно положил на руль крылья. Конечно, это была всего лишь красивая поза – машина двигалась в автоматическом режиме.

К тому времени, когда Фикс спустился вниз, омнибус успел развить бешеную скорость. Детектив побледнел: прямо на них мчался легкомысленный «фиатик». Сейчас он будет смят в лепешку! Но нет… в последний момент омнибус вильнул боком, и все обошлось.

Аварийные ситуации возникали еще не раз, но двухпалубная махина проявляла чудеса маневренности. В конце концов Фикс с Дэвидом успокоились и заняли места возле спящего Йонинга.

То ли доктора очень уж заразительно почмокивал во мне, то ли вдруг навалилась усталость, но через минуту оба задремали. Дэвид, правда, успел подумать: «Если бы не дорожные указатели, я бы…» Это «бы» в его сладкой дреме превратилось в павлиний хвост, который он, Дэвид, раскрыл на вершине горы. Потом он оттолкнулся и полетел, а конец важной мысли остался на вершине.

…Проснулся он оттого, что кто-то тюкал его в правый бок. Омнибус стоял в гараже. Все спали. Павлин теребил мальчика.

– Ты что, Павлуша? – шепотом спросил Дэвид.

Павлин начал раскрывать свой хвост, звено за звеном. Даже в детском калейдоскопе не видел мальчик таких волшебных узоров. Но он уже догадался – неспроста распустил павлин свой великолепный хвост. Дэвид пригляделся: на месте выдернутого пера торчала тонкая бумажная трубочка.

– Сейчас, сейчас, – заторопился он.

– Павлин терпеливо ждал, пока извлекут драгоценный листок. Листок, имевший к нему, Павлуше, прямое отношения. Листок, который ему удалось похитить у Афрозины. Теперь он будет в надежных руках.

21
{"b":"157","o":1}