ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Рейчел села на заднее сиденье и начала упаковывать покупки в сумки.

— Не знаю, понравится ли твоему зятю вино — я купил кьянти, — подал Энрико голос с переднего сиденья.

— Думаю, понравится. Он вообще любит пробовать разные напитки, но всем предпочитает пиво.

— А я, наоборот, не люблю пиво. Оно мне кажется слишком тяжелым.

— Разные культурные традиции, — попыталась объяснить различное восприятие хмельного зелья Рейчел.

— И климат разный, — добавил свою версию Энрико.

Рейчел открыла одну из коробок и достала из нее кораблик.

— Какой красивый! — пришла она в неподдельный восторг.

— Тебе нравится? — спросил Энрико, глядя на нее в зеркало заднего вида.

— У меня нет слов!

— Я подумал, что пятилетнему мальчику в военные корабли играть еще рано, а яхты слишком неустойчивые и от малейшего ветерка переворачиваются, поэтому выбрал этот белый пассажирский пароход. Там ключик в коробке, не потеряй!

— Спасибо тебе, Энрико! Ты меня просто спас! Думаю, сын будет доволен.

— Я бы и сам с удовольствием поиграл в такую игрушку.

Рейчел разместила все подарки в сумках и сидела молчаливая и задумчивая.

— Ты что притихла? — спросил Энрико.

— Думаю, как странно бывает: еще неделю назад я не знала о твоем существовании, а сейчас у меня такое ощущение, будто мы давно вместе.

— Знаешь, мне тоже кажется, что мы давно знакомы, — поддержал ее Энрико. — Я только об одном жалею — что это на самом деле не так. Ну почему мы не встретились лет десять назад или хотя бы в твой первый приезд в Италию!? Тогда бы… тогда бы все могло быть по-другому. Впрочем, это я так думаю, а тебе, может быть, все представляется иначе.

Энрико ждал, что Рейчел поддержит его и скажет, что ей тоже хотелось бы встретить его раньше. Но она недовольным, как ему показалось, тоном сказала:

— Какой смысл жалеть о том, чего не состоялось в прошлом? Жизнь не повернешь вспять. И так уж получилось, что мой сын — это не твой сын. — Рейчел поняла, что напрасно погорячилась и, стараясь исправить впечатление от своих слов, уже более мягко сказала: — Нужно быть благодарными судьбе за то, что она послала нам встречу сейчас, а ведь могли бы и совсем ничего не узнать друг о друге.

— Ты права.

Они помолчали, думая каждый о своем, а может быть, об одном и том же.

— Приехали, — упавшим голосом сообщил Энрико, сворачивая на стоянку около аэропорта. Прежде чем выйти из машины, он сказал: — Я хочу попрощаться с тобой здесь, а не там, на людях. — Обняв Рейчел с такой силой, будто кто-то неведомый пытался оторвать ее от него, он начал лихорадочно целовать ее волосы, лоб, глаза, щеки, шею. А потом их губы соединились в долгом, отчаянном, прощальном поцелуе. — Ну все, пора, — с трудом произнес Энрико, еле переводя дыхание.

Он подхватил ее сумки, и они быстрым шагом пошли к зданию аэропорта.

Регистрация пассажиров на лондонский рейс уже началась, и Рейчел, пройдя необходимые формальности, повернулась и помахала ему на прощание рукой, а он крикнул ей вслед:

— Когда доберешься, позвони, я буду ждать!

Рейчел шла к самолету, а в ушах звучал голос Энрико: «Позвони, я буду ждать!» Она летела в Лондон, а из Рима доносился призыв: «Позвони, я буду ждать!»

10

Рейчел расплатилась с таксистом и, взяв вещи, вошла в подъезд. Около двери своей квартиры она открыла сумочку и достала ключи — без привычного сердечка на кольце.

Интересно, заметил его Энрико на столике в холле или нет.

Оставив вещи в прихожей, Рейчел первым делом разделась и приняла душ. Сразу стало легче, хотя усталость все равно ощущалась. А еще она чувствовала голод. В самолете она что-то перекусила, но это было уже давно. Тут она вспомнила, что Энрико дал ей с собой пластмассовый контейнер с какой-то едой.

Это очень кстати, подумала Рейчел, отыскивая в сумке нужную коробку, заваленную сверху покупками из супермаркета.

Найдя коробку и открыв ее, она обнаружила там ризотто, заботливо приготовленное руками Энрико. Там был рис и овощи, но не было никаких добавлений животного происхождения — поэтому Энрико с такой уверенностью говорил, что ничего не испортится.

Какой он предусмотрительный, с теплотой подумала об Энрико Рейчел.

Она выложила ризотто на сковороду, чтобы разогреть, и поняла, что этот продукт занимал не всю коробку: контейнер оказался двухуровневым и в нем еще что-то оставалось. Рейчел не без некоторых усилий добралась до второго уровня и обнаружила там замечательные воздушные пирожные и миндальное печенье, которое итальянцы макают в сладкое вино. У нее под рукой не было такого вина, но она решила, что с чаем это печенье пойдет ничуть не хуже.

Рейчел с удовольствием и с аппетитом съела все, что приготовил для нее Энрико, и еще раз с благодарностью подумала: как он оказался прав! Я действительно устала, и у меня уже нет сил куда-то идти за продуктами, а в холодильнике пусто. Надо позвонить Энрико и поблагодарить его.

Рейчел вымыла посуду, перенесла сумки в комнату и стала разбирать их. Прежде всего она достала подарки, которые завтра должна будет отвезти своим родным.

Вот кассеты с записью концертов в Сан-Ремо. Это для Салли — она любит итальянскую эстраду.

А вот кукла Лючия для племянницы Сьюзи. Кукла не представляла собой ничего особенного: у нее даже глаза не закрывались и она не говорила «мама». Зато она была внешне похожа на Софи Лорен и к ней придавался целый гардероб — всевозможные наряды на разные случаи жизни, от купальника до свадебного платья. Сьюзи любила переодевать кукол, и эта итальянская модница имела все шансы ей понравиться.

А эта небольшая лохматая собачка для маленького Джимми. Если слегка надавить на ее бока, она издавала звук, отдаленно похожий на лай.

Бутылка кьянти для Роджера благополучно перенесла путешествие.

Наконец Рейчел с осторожностью извлекла коробку, в которой, как в доке, находился, дожидаясь спуска на воду, красавец трехпалубный белый пароход.

Сердце Рейчел наполнилось благодарностью к Энрико, а к горлу подступил комок, как только она представила себе, как он смотрел на нее, как обнимал, целовал, как говорил на прощание: «Позвони, я буду ждать!».

Рейчел вскочила как ужаленная.

Что же я сижу?! Он же просил позвонить, он ждет!

Она подбежала к телефону, набрала код Рима, а затем номер Энрико, который она уже запомнила наизусть.

Он ждал ее звонка и снял трубку после первого гудка. Не успела Рейчел сказать «это я», как он забросал ее вопросами.

— Как прошел полет? Не устала ли? Все довезла без потерь? Дома все благополучно? А какая погода в Лондоне?

Рейчел засмеялась и сказала, что на все его вопросы может ответить двумя словами:

— Все нормально!

— Почему ты так долго не звонила? Я уже начал беспокоиться.

Рейчел стало стыдно, что она заставила Энрико напрасно волноваться. Он такой добрый и внимательный, он подумал о ней, а она…

— Ты был прав: я приехала такая голодная, что сразу набросилась на еду, которую ты предусмотрительно дал мне с собой. Все было потрясающе вкусно. Спасибо тебе за заботу и за подарки, которые ты мне помог купить. — Она помолчала мгновение, а потом спросила: — А ты нашел мой сувенир?

— Конечно, я сразу его увидел. И сейчас я держу его в руке. Мне очень хочется видеть в нем символ того, что ты даришь мне свое сердце.

Рейчел не подтвердила и не опровергла его высказывание. Она перевела разговор на другую тему:

— Как странно, несколько часов назад мы были вместе, я видела тебя, чувствовала твои прикосновения. А сейчас мы далеко друг от друга, я слышу твой голос, но не могу дотронуться до тебя рукой.

— Я тоже подумал об этом. Знаешь, я уже скучаю по тебе. Боюсь, мне будет очень не хватать тебя.

— Мы не можем все время быть рядом. Постарайся отвлечься работой или чем-нибудь еще, тогда не будет так трудно пережить расставание.

— Ты завтра поедешь к сыну? — спросил Энрико.

15
{"b":"157392","o":1}