ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Это море? — показывая рукой на безграничную водную гладь, спросил он Рейчел, словно не был уверен, что наконец увидел то, к чему так стремился.

Пляж был галечным и совершенно диким. Здесь совсем не было ни тентов, ни лежаков, ни кабинок для переодевания и никаких других признаков культурного пляжа. Но в этом заключалась и своя прелесть — местный пляж никогда не бывал переполнен и не напоминал лежбище морских котиков.

Тиму очень хотелось купаться, но он немного побаивался заходить в воду. Хорошо, что был штиль, и Рейчел, подведя его к кромке воды, стала показывать камешки на дне, и красивые водоросли, и стайки мелких рыбешек, снующих в прибрежной полосе. Немного освоившись, Тим опустил руки в воду.

— А теперь лизни палец! — посоветовала Рейчел.

Тим посмотрел на нее с удивлением: он знал, что облизывать пальцы неприлично. Но Рейчел с улыбкой настаивала. Тим с опаской лизнул палец и сморщился.

— Фу какая невкусная вода! Она соленая! — сделал открытие Тим.

Рейчел первой вошла в море и протянула руку сыну. И вот они уже вместе окунаются в теплую воду, и плещутся у берега, и пускают кораблик, и радуются морю, солнцу и тому, что они вместе.

Тиму так понравилось купаться в море, что Рейчел с трудом вытащила его из воды, решив, что на первый раз хватит. Лежа на берегу, они перебирали камешки и показывали друг другу самые красивые находки.

Рейчел смотрела по сторонам и очень удивлялась: в море почти никто не плавал. Итальянцы предпочитали лежать под горячими лучами солнца и время от времени лениво переворачиваться с живота на спину и обратно, сонно приоткрывая и снова закрывая глаза.

Какие странные люди! — думала Рейчел. Другие едут сюда на неделю-две, чтобы насладиться теплым морем, а у них это богатство рядом, а они целыми днями коптят свои и без того смуглые телеса.

Франческа и Риккардо так и не появились на пляже, и Рейчел с Тимом, накупавшись вволю, вернулись на виллу.

Вечером на веранде устроили ужин, который по заказу Франчески доставили из ресторана. В саду носились летучие мыши и стрекотали цикады, а на веранде горели свечи, и в открытые окна теплый ветер доносил запах моря.

В воскресенье утром, пока Тим еще спал, Рейчел попросила Франческу показать ей, где рынок и магазины. Та пошла заводить машину, а Рейчел попросила Риккардо присмотреть за Тимом. Озадаченный Риккардо спросил, что ему делать, если малыш проснется. Рейчел подумала и решила, что не стоит нагружать его выполнением столь непосильного задания. Она разбудила сына и взяла его с собой в поход по магазинам.

Рынок и магазины оказались близко, до них можно было дойти пешком. Но хорошо, что все-таки поехали на машине, потому что Рейчел накупила много продуктов, верно рассудив, что на неделе у нее не будет возможности ходить по магазинам.

Тим был очень недоволен тем, что мама занимается таким скучным делом, вместо того чтобы идти скорее на море.

Наконец вернулись домой, и после легкого завтрака вчетвером отправились на пляж. Риккардо немного поплавал, а Франческа, как и большинство отдыхающих, предпочитала загорать.

Часов около шести вечера Франческа и Риккардо решили, что пора возвращаться в Рим. Франческа вручила Рейчел ключи от виллы и спросила:

— Оставить тебе машину? Вдруг куда-то понадобится съездить.

— Нет, спасибо, — отказалась Рейчел. — Здесь все близко, а тебе в городе без машины не обойтись. Да я и не могла бы ездить на машине с левым рулем и по дорогам с правосторонним движением.

— Ну как хочешь. Да, чуть не забыла: на почте есть телефон-автомат. Если нужно будет, звони.

Франческа и Риккардо сели каждый в свою машину и отправились домой.

Новые обитатели виллы помахали хозяевам руками, пожелали им счастливого пути, закрыли ворота и вернулись в дом.

13

После того как Рейчел осознала, что они с Тимом остались на вилле вдвоем, ей стало немного страшно. Когда бы ни приезжала в Италию, она всегда оказывалась под покровительством Франчески, а сейчас впервые осталась без ее поддержки и, самое ужасное, без знания языка.

Рейчел кое-как могла что-то объяснить в магазине, в кафе, спросить на улице, как пройти в нужное ей место. Но итальянцы говорят так быстро, что ответы она понимала с трудом, а чаще совсем не понимала. Хорошо, что они активно жестикулируют — иногда это помогало догадаться о смысле сказанного.

Короче, незнание языка сильно осложняло положение Рейчел. Она, правда, захватила с собой англо-итальянский разговорник, но он скорее мог пригодиться туристу в городе, чем отдыхающему на побережье.

Уже на следующий день Рейчел ругала себя за то, что приехала сюда с сыном. Мало того что она нигде не могла ни на минуту оставить его одного, ей приходилось заниматься дома приготовлением еды, потому что ресторанная еда не для ребенка. А стоять у плиты не самое интересное занятие во время отпуска. И еще она постоянно опасалась, что в доме что-нибудь испортится, сломается, отключится. Да и просто боялась оставаться одна — Тим не в счет — в большом пустом доме.

Уже во вторник Рейчел поняла, что закупленных продуктов до конца недели, как она рассчитывала, не хватит. К тому же хотелось купить свежих фруктов и овощей, да и соки с минеральной водой в такую жару быстро убывали. Она попыталась уговорить Тима сходить с ней на рынок, но проблема питания его абсолютно не волновала, всем своим существом он стремился к морю. Рейчел и сама понимала, что не дело ходить с ребенком за продуктами, к тому же по солнцепеку.

Днем, когда становилось невыносимо жарко, Рейчел с Тимом уходили с пляжа домой, отдыхали часа три, а потом снова отправлялись на море.

Так было и в среду, когда они возвращались после полудня на виллу. Она находилась достаточно близко от берега, поэтому Рейчел, ничего не надевая на себя, шла домой в ярко-желтом купальнике и шлепанцах. Одна рука у нее была занята большой пляжной сумкой, другой она держала за руку Тима.

Подойдя к дому, Рейчел увидела на улице темно-синий «фольксваген».

Такой же, как у Энрико, подумала она. И в этот момент, проходя мимо машины, она заметила, что на ключе зажигания висит красный брелок в виде сердечка.

В тот миг Рейчел не думала ни о чем. Радость захлестнула ее. Она вбежала в калитку и помчалась по дорожке к дому, впервые за последние дни оставив сына без присмотра.

На крыльце появился Энрико в одних шортах и с полотенцем на плече. Он увидел Рейчел, бегущую к нему, и устремился ей навстречу. Отшвырнув в сторону сумку, она бросилась ему на шею, а он прижал к себе ее нагретое солнцем тело. Не говоря ни слова, не произнося ни звука, они замерли в объятиях, и их поцелуй был поцелуем двух любящих людей, которые наконец встретились после долгой разлуки.

Вдруг кто-то сзади схватил Рейчел за ногу. Она оглянулась и увидела испуганные глаза сына, который не понимал, что происходит, и подумал, что маму обижают.

Энрико тоже увидел Тима и сказал, обращаясь к Рейчел:

— Познакомь нас, пожалуйста!

Рейчел представила их друг другу. Энрико по-мужски пожал мальчику руку и предупредил его:

— Я не очень хорошо говорю по-английски. Если ты что-то не поймешь, не стесняйся, переспроси. Если я тебя не пойму, я тоже переспрошу. Хорошо?

Тим молча кивнул. Он был потрясен происходящим и пока еще не совсем пришел в себя.

— А я собирался идти искать вас на пляже, — сказал Энрико. — Но хорошо, что вы сами нашлись.

— Ты пойди искупайся, а я пока что-нибудь приготовлю поесть, — предложила Рейчел.

— Нет, не пойду, в другой раз.

Тим не отрываясь смотрел на Энрико. Наконец он решился и сказал:

— Я узнал вас, вы из книжки.

Энрико недоуменно посмотрел на него, потом на Рейчел.

— Я говорила тебе, что он видел твой портрет на обложке книги.

Энрико закивал.

— Помню. Ты еще, кажется, спрашивал, хороший ли я? Теперь ты сам сможешь решить это, — сказал Энрико и увидел в руке мальчика знакомую игрушку. — О, корабль снова приплыл в родные воды! Я вижу, тебе нравится игрушка.

21
{"b":"157392","o":1}