ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я и так уже с ног до головы мокрый. — Энрико с разбегу влетел в море и, поднимая столбы брызг и разрезая воду, быстро начал продвигаться вперед. Когда дно стало резко понижаться, он нырнул и выплыл далеко от того места, где только что находился. Хорошим, спортивным кролем он поплыл на запад, туда, где солнце клонилось к закату.

Рейчел наблюдала за ним с берега. Он плыл очень быстро, с каждым мигом все больше удаляясь от берега. Его фигура превратилась в маленькую точку, почти слившись с бликами солнечной дорожки.

Надо бы ему сказать, чтобы тоже не заплывал так далеко, а то что-то тревожно за него, решила Рейчел. Но, немного подумав, она рассудила иначе. Нет, ничего говорить не надо. Он же не мальчишка, и это не бравада с его стороны. Он знает что делает и рассчитывает на свои силы.

Потом пришла другая мысль. А может, ему будет приятно, что я волнуюсь за него, так же, как мне приятно его внимание. И если я ничего не скажу, он подумает, что безразличен мне.

За этими размышлениями Рейчел не заметила, что Энрико так же быстро вернулся назад. Недалеко от берега он остановился и, перевернувшись на спину, замер на поверхности воды. Он отдыхал и восстанавливал дыхание.

Через некоторое время он неспешно вышел на берег и сел прямо на нагретую солнцем гальку рядом с Рейчел. Молча протягивая полотенце, она посмотрела в его глаза с тревогой и гордостью, с восторгом и преданностью, с любовью и нежностью. И этот взгляд был красноречивее любых слов. Энрико понял его и ответил ей взглядом, полным благодарности.

Рейчел первой прервала этот бессловесный диалог.

— Ты так красиво, мощно и быстро плаваешь и столько всего знаешь про флот! Откуда? Ты же писатель, а не моряк.

— Писатель должен знать много всего, ведь его герои могут оказаться кем угодно. Но, если серьезно, я проходил армейскую службу в морской пехоте.

Тим, тоже наблюдавший, как плавал Энрико, с надеждой спросил:

— Ты научишь меня так плавать?

Энрико не стал отделываться от него пустыми обещаниями, а очень серьезно ответил:

— Я покажу тебе разные способы плавания, научу нырять, расскажу, о чем нужно помнить, когда оказываешься в море. Но никто, кроме тебя самого, не научит тебя держаться на воде. Ты должен почувствовать себя в воде как рыба. Твое тело должно не мешать, а помогать тебе двигаться в воде свободно, чтобы твои руки и ноги работали как плавники и хвост. И, может быть, пройдет не один день, даже не один год, пока ты все это освоишь. Нужно набраться терпения. Но, если ты очень хочешь научиться, ты обязательно добьешься своего. А я тебе помогу. Согласен?

Тим закивал, восторженно глядя на этого большого, сильного мужчину, который говорил с ним, как со взрослым.

Вечером, пока еще не стемнело, отправились за покупками. Во время поездки Тим удивил взрослых своей наблюдательностью. Оказавшись в машине Энрико, он стал отмечать, что в ней не так по сравнению с маминой машиной. Они даже устроили такую игру, кто больше вспомнит отличий — Тим или Рейчел. И вскоре Рейчел должна была признать свое поражение.

В большом магазине около шоссе купили почти все необходимое и, когда шли к выходу, увидели отдел игрушек. Энрико привык выполнять свои обещания, и они свернули к прилавку, заваленному плавательными кругами, надувными мячами и игрушками, лопатками, формочками и ведерками. Все это было для малышей и совершенно не интересовало Тима.

Но с высоты своего роста Энрико увидел вдали на полке то, что они искали, — большую яхту с белым парусом и маленький военный сторожевой катер. Выбор невелик, но и его сделать было трудно. Тиму нравилась яхта, потому что она большая, а катер — потому что заводной. Он никак не мог решить, на чем же остановиться.

Видя его мучения, Энрико решил вопрос очень просто:

— Мы возьмем и яхту, и катер.

Тим даже не рассчитывал на такую удачу, и его глаза засияли от счастья.

В тот же вечер, когда Рейчел укладывала сына спать, он попросил, чтобы Энрико зашел пожелать ему спокойной ночи. Рейчел, спустившись на первый этаж, позвала Энрико и передала ему просьбу мальчика.

Когда Энрико подсел к кровати Тима, тот вылез из-под одеяла, обхватил руками его за шею и, прижавшись щекой к щеке, возбужденно зашептал на ухо:

— Я знаю, я догадался, ты мой папа. Мама ни с кем не целуется — только с тобой. Значит, ты ее муж. А раз ты ее муж, значит, ты мой папа. Ведь правда?

— А ты хочешь, чтобы я был твоим папой?

— Очень хочу! А ты хочешь, чтобы я был твоим сыном?

— Конечно! Давай мы завтра об этом скажем маме!

Подумав о том, какой сюрприз они приготовили Рейчел, Энрико усмехнулся и вышел из комнаты Тима.

14

Утром Рейчел проснулась с ощущением счастья. Раньше она никогда не просыпалась в таком состоянии. Все дело было в том, что дома она просыпалась одна. А здесь она не чувствовала себя одинокой — вместе с ней был Энрико и рядом с ним она могла позволить себе быть слабой, не решать все проблемы, не руководить, не отвечать за все. Она никогда особенно не завидовала замужним женщинам, полагая, что в положении незамужней женщины есть свои плюсы. Но сейчас она поняла, что ошибалась.

Энрико безмятежно спал, но, почувствовав взгляд Рейчел, проснулся. Судя по выражению лица, его пробуждение было столь же счастливым, как и у Рейчел. Ему тоже приятно было сознавать, что рядом любимая женщина и что он, кажется, наконец обрел семью.

Он потянулся к Рейчел, чтобы обнять и поцеловать ее. Но в этот момент дверь спальни распахнулась и Тим крикнул с порога:

— Мама, вставай! Пошли скорее на море!

И тут произошла немая сцена. Сын, округлив глаза, недоуменно смотрел на взрослых. Рейчел, застигнутая «на месте преступления», лихорадочно соображала, как объяснить сыну то, что он видит. Энрико, чуть-чуть не дотянувшись до Рейчел, мысленно ругал себя за то, что не запер вовремя дверь.

Первым заговорил Тим. От изумления он даже на время забыл о море.

— Папа, а почему ты лежишь в маминой постели?

Рейчел подумала, что ослышалась, поэтому переспросила сына:

— Как ты назвал Энрико?

— Мама, я уже большой. Я все знаю. Я знаю, что это мой папа, — тоном, не терпящим возражений, заявил Тим.

Рейчел перевела взгляд с него на Энрико, пытаясь понять, в курсе ли он этой новости. Поняла, что в курсе.

Сказать Тиму, что это не так, — он очень огорчится. Подтвердить его версию?.. Если мы все же не будем жить вместе, тогда он будет переживать еще больше из-за того, что «отец» бросил его. Энрико относится к этому, как к игре, а для Тима это может обернуться душевной травмой.

Рейчел промолчала, не подтвердив и не опровергнув слова сына. А он тем временем снова допытывался:

— Папа, почему ты лежишь вместе с мамой? Мне мама разрешала полежать рядом с ней только тогда, когда я был маленьким, да и то редко.

— Мне тоже это удается редко, — с сочувствием к самому себе произнес Энрико. — Хотелось бы почаще! А вообще-то ты не удивляйся: все мамы и папы спят в одной постели.

— А можно мне к вам?

Не предполагая отрицательного ответа, Тим уже примеривался, с какой стороны лучше взобраться на кровать, залезть под одеяло и занять там центральное место.

А вот этого никак нельзя было допустить, потому что взрослые не могли предстать перед ребенком в том первозданном виде, который тщательно маскировали одеялом.

— Постой! — остановил Тима Энрико. — А где твоя яхта?

— У меня в комнате.

— Ты собираешься выходить в открытое море, не проверив готовность своих судов к дальнему походу? Я бы с таким капитаном побоялся отправляться в плавание. А ну-ка быстро проверить все корабли и через пять минут доложить!

— Есть! — ответил Тим, вытянувшись по стойке «смирно». Через секунду его уже не было в спальне.

Быстро одевшись, Рейчел и Энрико спустились вниз.

— Энрико, пока я готовлю завтрак, не съездишь на рынок за овощами, зеленью и фруктами?

24
{"b":"157392","o":1}