ЛитМир - Электронная Библиотека

— Приветствую тебя, Таури из Сола, — произнес анвардиец. — Я Руулфан, Император Галактики.

— Я знаю, кто ты такой, — дрогнувшим голосом ответила Таури, — но не признаю твоего присвоенного титула.

— Наши локаторы показывают, что ты приближаешься нам с флотом примерно в десять раз меньшим, чем наш. Конечно, у тебя есть один корабль класса «Сверхновая», но такие есть и у нас. Если не захочешь принять наши условия, мы тебя уничтожим.

— И каковы же ваши условия?

— Сдача в плен, казнь тех преступников, что возглавляли нападения на анвардийские планеты. Кроме того, ты дашь мне клятву верности, как Императору Галактики. — Его голос был резок и тверд, как сталь.

Таури с отвращением отвернулась. Саундерс в цветастых выражениях передал Руулфану, что он может сделать со своими условиями, а затем выключил экран.

Таури указала ему на недавно установленный пульт управления проекторами времени.

— Садись, Мартин, — сказала она. — Они твои по праву. — Она вложила свои руки в его ладони и взглянула на него серьезными серыми глазами. — И если нас постигнет неудача… прощай, Мартин.

— До свидания, — хрипло произнес он.

Он резко повернулся к пульту и уселся перед немногочисленными органами управления. Ну, начали!

Он махнул рукой, и Хунда выключил гипердвигатель. Сбросив ускорение до минимума, «Мститель» завис в пространстве, а невидимые корабли флота рванулись мимо него вперед, навстречу приближающимся анвардам.

Саундерс медленно передвинул вниз выключатель генератора времени. По кораблю пронесся мощный рев, и атомная энергия хлынула в могучие устройства, которые они установили, чтобы перенести сквозь время огромную массу корабля. Свет потускнел, гигантская машина загудела и запульсировала, а за иллюминаторами заклубилась безликая серость.

Он перебросил корабль на три дня назад. Они вынырнули в пустом космосе, анварды были еще фантастически далеко. Его глаза напряглись, отыскивая далекую искорку Сола. Как раз сейчас, в эту самую минуту, он выбивается там из сил, помогая устанавливать на корабле проектор, который только что перенес его назад во времени.

Но нет, все это бессмысленно, а одновременность лишь условная. А сейчас у него есть дело.

Раздался голос главного астрогатора, который тут же обрушил на него потоки цифр. Им было необходимо рассчитать точные координаты точки, в которой флагман анвардийского флота окажется ровно семьдесят два часа спустя. Хунда передал сигнал управлявшим двигателями роботам, и «Мститель» медленно и неуклюже переместился в пространстве на пять миллионов миль.

— Все готово, — сказал Хунда. — Поехали!

Саундерс невесело усмехнулся и перебросил главный переключатель обратно. На три дня вперед…

И они вынырнули рядом с бортом анвардийского дредноута!

Хунда мгновенно снова включил гипердвигатель, уравнивая относительные скорости кораблей. Теперь они могли видеть вражеский корабль, заслоняющий звезды, подобно металлической горе. И тут же на «Мстителе» заговорили все до единого орудия.

Вихревые пушки, бластеры, атомные снаряды и торпеды, исказители гравитации — весь тот ад, что был изобретен за кровавые столетия истории, теперь обрушился на защитные экраны анвардийского флагмана.

Под этим чудовищным натиском клокочущей энергии, так плотно заполнившей пространство, что, казалось, вскипела сама его структура, защитные экраны взорвались со вспышкой, соперничавшей по яркости с блеском сверхновой. И тут же оружие начало буравить, рвать, взрывать и уничтожать корпус вражеского корабля. Сталь вскипала, превращаясь в атомарный пар, в чистую всепожирающую энергию, которая обрушивалась на еще оставшуюся твердую материю. Яростное, не оставляющее за собой даже пепла пламя начало проедать насквозь остатки корпуса.

И тут на анвардов обрушился весь флот Империи. Атакованный снаружи, со всепожирающим монстром внутри, анвардийский флот прекратил наступлением, смешался и распался на отчаянно сражающиеся одиночные корабли. Под бедными молчаливыми звездами вспыхнула битва.

Но анварды продолжали сражаться, обрушиваясь на строй кораблей Империи, калеча корабли и убивая людей даже ценой собственной гибели. Потеряв организованность, они сохранили численное превосходство, и у них было то же оружие, и не меньшее, чем у их противников мужество.

Удары грохочущей битвы сотрясали мостик «Мстителя». свет погас, вспыхнул снова, опять потускнел. Содрогающийся воздух остро пахнул озоном, а огромное количество выделяющейся энергии превратило внутренность корабля в печь. Из коммуникатора доносились отрывочные сообщения:

— …экран номер три пробит… пятый отсек не отвечает… вихревое орудие номер 537 вышло из строя…

Но корабль все сражался, извергая непрерывный ураган металла и энергии, с яростью вклиниваясь между кораблями анвардов. Вскоре Саундерс уже наводил в цель орудие, стреляя по кораблям, которых не видел, и прицеливался, ненадолго вглядываясь в приборы залитыми потом глазами. В пламени, дыму и грохоте медленно проползали часы битвы.

«Они бегут!»

По всем уцелевшим отсекам огромного старого корабля пронесся ликующий вопль. «Победа, победа, победа!» Таких радостных звуков корабль не слышал уже пять тысяч лет.

Саундерс пошатываясь, вернулся на мостик. Теперь он смог увидеть рассеянные в пространстве корабли анвардов, беспорядочно разлетающиеся в стороны в отчаянных попытках спасения, и их преследовали и догоняли жаждущие мщения корабли Империи.

И тут встал Мечтатель, внезапно превратившийся из коротконогого невысокого монстра в живое воплощение бога, чья мысль с ужасающей мощью промчалась сквозь пространство, обгоняя свет, и загрохотала в черепах варваров. Саундерс рухнул на пол под ударом этого могучего крика, и остался лежать неподвижно, глядя на бесстрастные звезды, а в его разрывающемся мозгу грохотала команда:

«Солдаты Анвардии, ваш фальшивый император мертв, а Таури Рыжая, Императрица Галактики, одержала победу. Вы уже видели ее мощь. Прекратите сопротивление, потому что остановить ее невозможно.

Сложите оружие. Сдайтесь на милость Империи. Мы гарантируем вам амнистию и личную неприкосновенность. И донесите до ваших планет слова Императрицы: Таури Рыжая призывает всех вождей Анвардийской Конфедерации принести ей клятву верности и помочь в возрождении Галактической Империи!»

* * *

Они стояли на балконе Бронтофора и снова смотрели на старушку Землю. Впервые за прошедший с тех пор год и, наверное, в последний раз в их жизни.

Как странно, подумал Саундерс, что вновь ступив на родную планету после многих месяцев, проведенных на чужих мирах Галактики, я волнуюсь больше, чем мог себе представить. У него слегка защемило сердце, когда он вспомнил о ярких надеждах на будущее. Теперь он прощался с миром Евы.

Но Евы уже не было, она принадлежала прошлому, мертвому вот уже сорок восемь тысяч лет. И он видел, как эти годы зарождались и умирали, а один год его личного времени до такой степени оказался заполнен и расширен зрелищем творящейся истории, что она превратилась в отдаленный приятный сон. Пусть бог хранит ее, где бы ни скиталась за прошедшие тысячелетия ее душа, что же до него, то ему предстоит прожить собственную жизнь и решить задачу, трудность которой он до сих пор не мог полностью осознать.

События последних месяцев всплыли в его памяти потоком удивительных воспоминаний. Посте того, как анвардийский флот сдался, имперцы направились под его эскортом прямо к Канопусу и далее по всей анвардийской империи. Теперь, когда Руулфан был мертв, а Таури доказала, что она может одерживать победы, вождь за вождем приносили ей клятвы верности.

Хунда все еще был в космосе вместе с Белготаем, сражаясь с упрямым анвардийским графом. Мечтатель отправился в великую систему Полариса и усиленно трудился над ее переустройством.

Теперь, конечно же, столицу Империи будет необходимо переместить с изолированного Сола на центральный Поларис, и Таури сомневалась, что у нее когда-нибудь появится время или возможность снова навестить Землю.

12
{"b":"1576","o":1}