ЛитМир - Электронная Библиотека

Второй робот вернулся. Он, должно быть, убедился, что Сигрид дома одна.

– Пойдем, – сказал первый. – Мы не причиним тебе вреда, но не поднимай шума.

Робот говорил на уру, принятом здесь в качестве вспомогательного языка, так же как и на некоторых других группах планет.

– Что, черт побери, все это значит? – Гнев победил в ней страх.

Услышав, что Сигрид разговаривает на местном наречии, робот тоже перешел на этот язык, говоря бегло, но с акцентом. Он положил вторую руку на голову девушки. Пальцы почти целиком обхватили ее череп.

– Идем, пока я не нажал, – приказал он. От такого пожатия череп мог треснуть, как скорлупа ореха.

– Не кричать! – предупредил другой робот. Его акцент был еще сильнее.

Оцепенев, Сигрид последовала за ними. Коридор представлял собой трубу из ниоткуда в никуда; все двери были заперты, только вентиляторы бесшумно нагнетали воздух с запахом овощей. Кожа Сигрид стала холодной и влажной, губы дрожали. Они выбрали удачное время для похищения. Почти все местные жители на работе; а те, кто остался дома, были слишком заняты, чтобы выглядывать за дверь. На улицах нет случайных прохожих, как в земных городах. Это не Земля. Она обратилась в пепел в десяти тысячах световых лет отсюда.

Сигрид почувствовала боль в руке и с удивлением обнаружила, что все еще сжимает флакон с одеколоном. От острых граней на ладони появились красные полоски.

Робот вырвал флакон, заодно содрав кожу с пальцев девушки. Сигрид постаралась сдержать стон. Она слизнула выступившую кровь, а два гиганта уставились горящими глазами на флакон. Хватка ослабла. Кажется, кости не сломаны…

Роботы совещались на незнакомом ей языке. Потом один из них спросил:

– Попытка самоубийства?

– Жидкость не опасна, – произнес второй робот.

«Бедный идиот», – подумала Сигрид. Она сунула пораненную руку в карман и покорно пошла вслед за роботами.

Вокруг все словно вымерло – не слышно было ни голосов, ни шагов… Роботы и Сигрид спустились по входной шахте в туннель подземки. Городской вагончик остановился по сигналу руки. Они сели в него и плавно покатили.

«Они действуют не самостоятельно, – решила Сигрид. К ней возвращалась способность хладнокровно размышлять. – Это, должно быть, дистанционно управляемые механизмы. Я никогда прежде не видела машин такого типа. Но в этой области Галактики их тысячи видов, а я провела здесь меньше года. Да, вероятно, это киберзомби.

Но чьи? Зачем?

Вряд ли их послали аборигены. Жители Айзки были по-своему гостеприимны к людям: предоставили им свободу на Затлокопе, обучили своему языку, выслушали их историю. А после этого пришельцы были предоставлены самим себе – в условиях раннего капитализма, господствовавшего в этой группе планет. Небольшой синдикат выразил желание арендовать флаер, тем самым положив начало их бизнесу. О коммерческой конкуренции вопрос не вставал. Поведение женщин во многом отличалось от принятого здесь. Торговые агенты и брокеры имелись в Затлокопе в немалом количестве, но они работали совсем по-другому – не обременяя себя ни акционированием прибыли, ни системным анализом, ни изучением перспектив в соседних группах планет. Итак, похитители не могли быть посланы конкурентами с Затлокопа.

Акцент роботов, а также неспособность операторов определить содержимое флакона указывали на…»

Вагон остановился, чтобы забрать еще одного пассажира. Туземец грациозно вскочил в вагон; он обладал немножко дикой красотой, как земной ястреб или дельфин. Стальные пальцы сжали запястье Сигрид так, что кости затрещали. Она еле удержалась от крика.

– Ни слова ему, – прошептал робот на уру.

– Если отпустишь руку, – едва выговорила она. Хватка несколько ослабла. Сигрид откинулась на спинку скамьи. Новый пассажир странно посмотрел на нее, вытащил надушенный носовой платок и демонстративно отодвинулся как можно дальше.

Вскоре роботы и Сигрид покинули вагон. Снова спуск в туннель, коридор, поворот, еще спиральный спуск, и они оказались в очередном темном коридоре с сотней одинаковых дверей, одна из которых была открыта. Все трое вошли внутрь. Дверь за ними захлопнулась.

За столом сидело около дюжины существ, похожих на гоблинов. Они были коренастыми, нескладными, с плоскими лицами. Еще двое стояли у пульта управления роботами. Когда эти двое повернулись к Сигрид, роботы замерли, как статуи. Комната была освещена неярким красноватым светом. Из проигрывателя доносились бесконечные визгливые причитания, «форси, – поняла Сигрид. – Вторая по могуществу раса в этой планетной группе. Могла бы и раньше догадаться».

Один из гоблинов повернулся к ней. Его кожа шелестела при каждом движении.

– Нет смысла терять время, – проговорил он, глотая окончания. – Мы уже убедились, что ты занимаешь высокое положение среди представителей Земли. Самое высокое из тех, до кого мы могли добраться. Ты будешь сотрудничать с нами, или последствия окажутся самыми неприятными. Пойми, коммерческие операции для форси не служат личным целям, как на Затлокопе, но являются частью великого замысла. Ваша корпорация нарушила экономический баланс в этой группе планет. Мы подсчитали, что дисбаланс будет возрастать экспоненциально, если не исправить положения. Для того чтобы противостоять вашей деятельности, мы должны получить детальные сведения о ваших замыслах и психологии. Вы хитроумно использовали тот факт, что две особи не могут думать одинаково; более того, вы сами, явившись из цивилизации, полностью отличной от нашей, вдвойне непредсказуемы. Мы заберем тебя на свою планету и будем изучать твои методы.

Колени Сигрид задрожали. Она была на грани обморока.

– Если ты согласна сотрудничать, мы не причиним тебе большого вреда, – сказал форси. – В конце концов, этот процесс не будет без необходимости болезненным. Мы не хотим причинять лишних страданий. Мы восхищены вашим предприятием и хотели бы, чтобы ты выбрала нашу планету вместо Затлокопа. – Он пожал плечами. – Но я думаю, что местный климат слишком повлиял на тебя.

– И общество. – Несмотря на все усилия Сигрид, голос ее дрожал. – Здешняя культура вполне подходит для нас. Ее собеседник не обиделся.

– Вы долго искали подходящую планету? – с любопытством спросил другой форси.

– Нам просто повезло, – ответила Сигрид. Все что угодно, лишь бы протянуть время!.. – Мы не слишком четко представляли себе, что ищем… нас интересовала свободная экономика в начальной стадии развития… но разных цивилизаций так много… Мы были только на двух планетах, хотя до нас доходили сведения и о вашей тоже. – Силы частично вернулись к ней. Сигрид выпрямилась. Форси, вероятно, в еще большей мере лишены обоняния, чем люди; это давало некоторую надежду. – Вы уверены, что вам удастся скрыть свое преступление? – взорвалась она. – Отпустите меня сейчас же, и я не буду предъявлять претензий!

Гоблины захихикали.

– Мы поедем прямо сейчас, – сказал старший из них. – Если мы доберемся в космопорт до вечернего часа пик, никто тебя не заметит. Наш корабль в любой момент может получить разрешение на взлет, и в течение часа мы стартуем. В противном случае мы можем подождать до завтра.

В комнате было прохладно, и девушку охватила легкая дрожь.

– Что мы вам сделали плохого? – воскликнула она. – Земляне никому не угрожают. Мы одинокие, бездомные, мы не можем иметь детей.

Главный гоблин сделал знак операторам, и те вернулись к пульту управления.

– Мы надеялись прожить здесь несколько лет, – жалобно произнесла Сигрид. – Неужели вы не можете понять нашего положения? Мы не таим секретов. Наша планета мертва. Несколько кораблей наших соотечественников-мужчин скитаются по Галактике. Мы забрались так далеко от Земли, чтобы скрыться от неизвестных врагов. Не для того, чтобы стать могущественными, даже не для того, чтобы поселиться здесь навсегда, но чтобы почувствовать себя в безопасности. И мы должны были устроить свои жизни…

– Что вы и сделали весьма успешно, опрокинув многие наши расчеты, – сухо заметил старший форси.

17
{"b":"1577","o":1}