ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Может, тебе сегодня не ходить на совет?

– Для отца это важно, – снова вздохнул Таррэн.

– Таррэн! – окончательно растерялся Элиар, но побратим лишь невесело покачал головой.

– Мне ничего не остается, кроме как сидеть и ждать. Меня никто не отпустит свободно разгуливать по Эоллару. Даже если я смогу незамеченным покинуть дворец, то меня опознает любой маг, любой эльф – по лицу, по мечам, по магии. Никакая личина не поможет. Я – не Бел, брат. А если наплевать на владыку и уйти вопреки его воле… тогда мы вообще зря сюда пришли. Так что нет, Эл. Мне просто некуда деваться. Отцу – тоже. Все южное крыло находится под неусыпным надзором. Даже рыжему не под силу удрать отсюда так, чтобы никто не услышал. По крайней мере, на двух ногах. А отпускать его на четырех… сам знаешь: только Стрегон чувствует Бел достаточно хорошо. Но она не велела ему оставлять меня, поэтому он не уйдет.

Элиар на мгновение прикрыл глаза.

– Что с Истаэром?

– Уехал в тот же день, как закончил петь свои песни, – невесело хмыкнул Таррэн.

– Стрегон не сказал, зачем Бел попыталась его коснуться?

– Нет.

– А сам что думаешь?

– Ничего, – вздохнул темный. – Кроме того что я испортил ей какой-то план. Но даже представить не могу, зачем он ей понадобился!

– Может, дело в оружии?

– Да брось. У нас его столько, что хватит на целую армию: Крикун когда-то делал, затем Стражи, твои эльфы, да и я сам немало ковал… там собрано лучшее, что есть на Лиаре. Лучшее, что мы смогли для нее создать. Разве что ее могли заинтересовать хроники, о которых кузнец знает лучше всех? Но он уехал. И уехал один – я проверил. А отыскать его жилище на Алиаре не под силу даже владыке – Истаэр слишком ценит независимость, поэтому найти его можно только через остров Трех Отшельников. А туда, кроме как через порталы и по воздуху, не доберешься. И то можно лишь оставить послание в приметном месте, а уж когда Истаэр изволит его забрать – одному Торку известно. К тому же Белка не успела его зацепить. Так что Истаэр ушел без объяснений и, судя по всему, в бешенстве от того, что мы наплевали на его искусство.

– После того как ты один раз его уже скрутил, во второй он нарываться поостерегся.

Таррэн поморщился:

– Он все же не дурак, хоть и упрям как осел. «Огонь жизни» ему не по зубам, так что связываться с нами для него равносильно самоубийству.

– Особенно после того, как ты наглядно это продемонстрировал, – хмыкнул Элиар. – Но учти: вечером я к тебе все равно приду, и мы попробуем отправить зов вместе.

Таррэн удивленно обернулся, но светлый кивнул:

– Да-да, попробуем. Несмотря на твои сомнения и мои невеликие способности к вашему дурацкому «Огню». Видно, мне на роду написано слать вам зов Торк знает откуда. Сперва тебе, теперь вот Бел… и даже не вздумай возражать! Я сегодня же беру твоего отца за руку, и мы делаем это втроем. Вместе, что бы ты ни говорил. И сидим в твоей комнате до тех пор, пока не получим внятного ответа… или подзатыльника от твоей нахальной пары, у которой никогда не было почтения к нашим ушам.

Таррэн мгновение растерянно смотрел на побратима, но потом вздохнул и наконец улыбнулся:

– Спасибо, Эл.

– Мой лорд, можно мне тоже? – тихо спросили за спиной.

Эльфы изумленно обернулись, но неслышно подошедший Стрегон так же спокойно пояснил:

– Я могу дать вам след. И запах. Я помню его и слышу почти постоянно.

– Тебе же запретили, – прищурился Элиар.

– Запретили искать самому. Тогда как запрета на помощь вам не поступало.

Таррэн недоверчиво оглядел перевертыша с ног до головы.

– Мне это не нравится, – тихо сказал Стрегон, бестрепетно выдержав его внимательный взгляд. – Я видел ее сны – они тревожны и почти все связаны с Изиаром. И мне кажется, что Бел еще сама не знает, зачем ушла.

– Она рядом? – спросил так же бесшумно подошедший к сыну Тиль.

– Нет, сэилле. Ее запах слаб. Вряд ли вы сможете ее отыскать без моей помощи.

– Она с тобой говорила?

– Нет, мой лорд.

– Связаться пыталась?

– Больше нет, – покачал головой Стрегон. – Но стая волнуется не меньше, чем вы. А из них только мне удается почуять Бел достаточно хорошо, чтобы указать вам направление.

– Хорошо, – медленно наклонил голову Таррэн. – Мы попробуем. Сперва одни, потом – с тобой, если ничего не получится.

– Лучше наоборот, – не согласился Элиар.

– Я почти не поддаюсь магии, – на всякий случай напомнил Стрегон, видя, что Таррэн колеблется. – К тому же Бел назвала меня кровным братом и вряд ли расстроилась настолько, что решила…

– Братом?! – ошарашенно крякнул Элиар. – Когда?!

– Вчера. Она сказала, что для меня это – лучший вариант. И я с этим полностью согласен.

– Таррэн, ты знал?!

– Конечно, – хмуро кивнул эльф. – Только думал… впрочем, какая разница, кто кого водил за нос? К тому же раз он согласился, то это действительно лучший вариант. Особенно для меня, потому что среди этой мохнатой братии есть хотя бы один разумный человек, у которого хватило совести обойти прямой приказ вожака.

Тиль неопределенно хмыкнул:

– Там весь род такой.

– Согласен. Хотя, конечно, не думал, что все получится именно так. – Таррэн вздохнул, а потом вдруг протянул отрытую ладонь и вопросительно взглянул на удивленно отпрянувшего охотника. – Ну что, рискнешь наглеть дальше?

У Стрегона невольно дрогнул голос:

– Что?!

– После того, что случилось, и того прошлого, в котором ты… как и твой дальний предок… приняли деятельное участие, для нас с тобой, как сам понимаешь, возможен лишь один вариант, когда мне в один прекрасный день не захочется тебя прибить, а тебе не понадобится со мной соперничать. Бел этот вариант нашла. Более того, осуществила, не ставя нас обоих в известность. Да-да, не удивляйся: до меня тоже только недавно дошло. Но ты больше не сможешь относиться к ней так, как мне бы не хотелось, и не совершишь ошибок, которые могли бы доставить нам обоим неприятности. А я, в свою очередь, лишился повода за тобой приглядывать, потому что… полагаю, ты в курсе, насколько ревнивы мужчины моего рода?

– В общих чертах, – кашлянул Стрегон, невольно припомнив, где и в каком виде предстал перед ним после первого настоящего единения с Белкой. Торк! А ведь Таррэн тогда и бровью не повел. Просто поговорил и отпустил восвояси, ни словом, ни делом не намекнув, что ему неприятно видеть любимую жену рядом с другим мужчиной. Если бы он не был полностью уверен в ней, если бы усомнился хоть на мгновение в нем… если бы не понял именно тогда, ради чего Белка позволила новорожденному волку пропороть себе плечо…

Перевертыша аж перекосило от этой мысли.

– Вот именно, – усмехнулся темный эльф, с поразительной легкостью считав его мысли. – Но раз повода у меня больше нет, то, может, ты сделаешь еще один благоразумный шаг? Что скажешь… брат?

Стрегон пару мгновений всматривался в его усталое лицо, а потом благодарно наклонил голову и осторожно пожал протянутую руку.

Глава 2

Рен Сорен ал Эверон в который раз покосился на темнеющее небо и с досадой признал, что снова не нашел ни единого следа пропавшего Белика. Для чего владычице понадобилось проявлять такое внимание к проблемам чужаков, он не знал и лишних вопросов, разумеется, не задавал, но когда получил приказ во что бы то ни стало разыскать пропавшего мальчишку, то почувствовал, как внутри снова поднялась волна глухого раздражения.

Проклятый лаонэ! Из-за него возникло столько проблем, что этого поганца стоило удавить еще во младенчестве. Или же сбросить в пропасть молчания, что испокон веков зияет возле северной галереи. Но искать… да еще привлекать к этому чуть ли не половину дворцовой стражи… честное слово, нелепо. Однако госпоже не откажешь, к ней не придешь теплым вечерком и не заявишь в сердцах, что она и так уделяет чужакам неоправданно много внимания.

Рен Эверон тяжело вздохнул.

Наверное, Создатели разозлились на него, раз поставили в унизительную зависимость от Белика, а потом сделали так, что леди Эланна возложила на своего верного слугу обязанность по поискам сопляка. Однако и этого им, видимо, показалось мало, потому что теперь весь личный состав стражи рыскал с утра до ночи по бескрайним садам, но при этом никто даже не увидел свежего следа!

3
{"b":"158032","o":1}