ЛитМир - Электронная Библиотека

«Угу… после того как я брошу эту планету… мне наверняка останется только заняться мытьем уборных», — пронеслось в голове у Далмэди.

— Нет, — возразил он. — А как насчет коренных жителей? Они потерпят ущерб.

— Когда земля будет расчищена, на ней заложат плантации голубых флажков, — сказал бабурит. — Несомненно, для некоторых из перемещенных дикарей работа найдется, если они достаточно понятливы. Как несомненно и то, что другие ресурсы, которые не имеют значения для вас, кислорододышащих, ожидают своего часа. Мы можем, в конце концов, вырастить колонистов, приспособленных к Сулеймену. Но это все не касается Лиги. Мы выяснили, каков практический эффект от запрета на империализм. Там, где никто еще не заинтересован в деле, договора с местным правительством достаточно, а местное правительство, придерживающееся позиций, не будет препятствовать созданию предприятия. Сулеймен — как раз такой случай. Списанные со счета операции только указываются на полях и не входят в итоговые подсчеты, они не могут быть поводом для беспокойства Лиги.

— Закон…

— Соблюдается. Мы не станем провоцировать войну, ни наше собственное исключение и бойкот. Вспомните, однако, что вас никто не выдворяет с этой планеты. Вы просто встретили превосходящего вас противника, превосходящего благодаря близкому расположению к месту действий, лучшей приспособленности к местным условиям и гораздо более заинтересованного в успехе. Мы имеем такое же право заниматься предпринимательством, как и вы.

— Что вы подразумеваете, говоря «мы»? — прошептал Далмэди. — Кто вы? Что вы? Частная компания или?..

— Номинально — мы организованы так, хотя, как многие члены Лиги, не делаем секрета из того, что это только проформа, — ответил бабурит. — В действительности условия, при которых наше общество должно вести дела с Техническим сообществом, мало соотносятся с условиями внутри его структуры. Принимая во внимание различия — социальные, психологические, биологические — между нами и вами и вашими близкими союзниками, наше желание быть свободными от проблем вашей цивилизации не несет реальной угрозы последней и, следовательно, никогда не спровоцирует никакой реальной ответной реакции. В то же время мы никогда не достигнем звездной свободы без средств современной технологии.

Чтобы развить индустрию с минимальной задержкой, мы должны достичь начальных объемов при помощи закупок у технически развитых миров. Это требует технической валюты. Таким образом, пока наши расходы на этот проект голубых флажков кажутся несоразмерной суммой затраченных усилий и средств, но в результате это приведет к сохранению межпланетной валюты для гораздо более важных вещей.

Мы сказали вам то, что мы сказали, с целью разъяснить не только нашу безвредность для Лиги в целом, но и наше решение. Мы доверяем вам довести до всех содержание нашей дискуссии. Это может предостеречь вашего хозяина от лишней траты нашего времени и энергии на противодействие всем его попыткам, заранее обреченным на провал. Пока вы остаетесь на Сулеймене, соблюдайте наши правила. Теперь возвращайтесь, передайте все в точности.

Экран опустел. Далмэди несколько минут пытался снова вызвать бабурита на связь, но не получил ответа.

Через тридцать дней, которые равнялись пятнадцати земным, на базе собралось совещание. В комнате, наполненной туманным и едким табачным дымом, за столом сидели люди. На большом полноразмерном экране виднелись изображения Морского Повелителя и Переводчика, чья трехмерная реальность, казалось, дышит холодным воздухом их ледяной комнаты.

Далмэди провел рукой по волосам.

— Подвожу итог, — устало произнес он. Мех Переводчика пришел в движение, голос перешел в низкий свист — он переводил с английского для Повелителя. — Донесения наших местных разведчиков в записи Ивонны ожидали меня, когда я вернулся из последнего полета два часа назад. Все данные сходятся. Мы надеялись, как вы помните, что компьютер не сможет справиться с нами, когда корабль бабуритов уйдет.

— Почему живой экипаж должен уезжать? — спросил Санъюро Накамура.

— Это очевидно, — сказал Торсон. — Они не могут вести свои дела нашими способами, но это не освобождает их от экономических законов. Планета типа Бабура — с единой господствующей страной — все еще отсталая, все еще бедная, достигает тех пределов, какие она может себе позволить. Они могут пользоваться более короткими линиями связи, чем у нас, но мы дома используем немного более высокую производительность труда. В их теперешнем положении они не могут тратиться на то, чтобы создать и поддерживать постоянную, оборудованную для жизни базу, как наша. Сулеймен — не слишком здоровое место для них, знаешь ли; и у них нет даже того небольшого опыта, что накоплен нами. Значит, они в первую очередь приобрели автоматы, чтобы послать кого-нибудь один раз и ненадолго для проверки и сбора урожая.

— Кроме того, — подчеркнула Алиса Берген, — кочевники принесли нам присягу на верность. Они не захотят заключать сделку с другими. И бабуриты не смогут выгодно использовать их где-то еще. Мы сидим на единственном месте, пригодном для склада, и только один из этих народов обладает достаточной культурой, чтобы можно было научить их нужной нам работе. Значит, бабуриты вынуждены работать прямо там, где растут голубые флажки. Кочевники обижены, что их торговым караванам пришел конец, и будут устраивать партизанские набеги на сборщиков.

— Уф! — сказал Накамура с натянутой усмешкой. — Уверяю вас, мой вопрос был сугубо риторическим. Я просто хотел подчеркнуть, что противники не оставили бы все на попечение компьютера, если бы не были уверены в его способности выполнить все эти функции, включая обязанность держать нас на расстоянии. Я начинаю понимать, почему их проектировщики в начале индустриализации сконцентрировались на создании роботов. Без сомнения, они намеревались использовать машины для нескольких воровских операций.

— Знаете ли вы, сколько у них роботов? — спросила Изабелла.

— По нашим оценкам, примерно сотня, — ответил Далмэди, — хотя мы не могли провести точный подсчет. Видишь ли, они работают быстро, покрывая огромную территорию — по правде говоря, всю территорию, где голубые флажки растут достаточно густо, чтобы стоило их собирать. Роботы одинаковы на вид, за исключением верхних реле.

— Может быть, это компьютер-шарлатан, который меняет свои фокусы, когда меняются условия, — заметила Алиса. Кибернетика была не ее областью.

Ивонна покачала головой, ее золотистые волосы рассыпались по плечам.

Ничего необычайного. У нас есть телефото, сделанное с дальнего расстояния в течение сборки. Это стандартная многоканальная конструкция, только электронные схемы приспособлены к окружающей среде. Набор знаний — элементарный: больше и не требуется, и было бы неэкономично снабжать его подробной информацией, так как задача у него несложная.

— Раз так, не сможем ли мы перехитрить его? — спросила Алиса.

Далмэди скорчил гримасу.

— Как ты думаешь, что я со своими местными помощниками пытался сделать все последнюю неделю? Это открытая местность; датчики засекут тебя на огромном расстоянии, и компьютер вышлет роботов. Не так много нужно. Если ты подойдешь слишком близко к блокгаузу, они сделают предупредительный выстрел. Вот что привело в ужас туземцев. Некоторые из них где-то приблизились к нему, и вот дикари стали разбегаться, а в результате мы получили хорошенькую группу голодных беженцев. Я их не обвиняю. Низкотемпературный организм усваивает пищу быстрее, чем наш. Я продвинулся вперед и вызвал настоящий огонь. Я счел за лучшее убраться, пока еще защитная одежда не пострадала.

— А как насчет воздушной атаки? — поинтересовалась Изабелла.

Торсон фыркнул.

— Тремя грохочущими карами с ручным оружием? Ведь роботы умеют летать, вспомни. Кроме того, у центра есть силовые поля, бластерная пушка, ракеты. Для такой борьбы нужен военный корабль.

— К тому же, — воскликнул Морской Повелитель, — я говорил об угрозе разрушения города воздушным оружием при серьезном штурме этой местности. Этим нельзя рисковать. Скорее я прикажу вам уехать навсегда и заключу сделку, какую только можно, с вашими противниками.

5
{"b":"1581","o":1}