ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лара попыталась представить себе, как это – иметь такого друга. Было бы здорово! С ним, наверно, очень интересно, и легко, и ничего не страшно. Ведь если он выручил из беды незнакомую девчонку, не прошел мимо, рисковал собой, то, наверно, ради друга вообще горы свернет.

Она улыбнулась и закрыла глаза.

Глава 3

Разбудило Лару прикосновение к щеке чего-то мокрого и шершавого. Она разлепила глаза и первое, что увидела, – собачью морду крупным планом. Веник сидел рядом с ней и методично вылизывал ее щеки.

– Фу! Сколько слюней! – Девушка вытерла рукой лицо, схватила пса в охапку и повалила. Некоторое время они боролись, затем Лара села на него сверху, прижав к дивану, и чмокнула в нос.

– А ты думал? – сказала она, когда Веник недовольно фыркнул. – Можно меня беспрепятственно облизывать? Сейчас вот тоже обслюнявлю твою физиономию, и посмотрим, понравится ли тебе.

Но привести угрозу в исполнение ей помешала бабушка.

– Лара, – звала она снизу, – просыпайся, к тебе пришли!

– Кто интересно? – спросила у пса девушка. Тот по понятной причине ничего не ответил, только, воспользовавшись ее замешательством, вывернулся, спрыгнул с дивана и с радостным лаем понесся вниз. – Наверно, кто-нибудь из соседской малышни, – решила Лара, – опять хотят попросить велосипед покататься.

Она взглянула на часы. Стрелки показывали одиннадцать пятнадцать.

«Как же я так вчера заснула? – подумала она. – Прям в одежде. И даже не проснулась ни разу за всю ночь».

Лара босиком пошлепала вниз.

Проходя по гостиной, мимоходом взглянула в большое напольное зеркало. В нем отразилась заспанная девица в широких трикотажных спортивных штанах, закатанных до колен (одела вчера после душа), и безразмерной футболке с изображением плюшевых медвежат на груди. На голове у девицы было воронье гнездо, – по-другому назвать ее прическу язык не поворачивался.

– Вот всегда так, – посетовала Лара, – ляжешь спать с мокрыми волосами, и получаешь наутро такое вот.

Она открыла входную дверь и вышла на крыльцо. Солнце ослепило ее, и первые шаги по двору она сделала, ничего не видя, поэтому почти столкнулась с утренним визитером, которым оказался ее вчерашний спаситель.

– Ой! – произнесла Лара и во все глаза уставилась на парня.

– Ну вы, девушка, и спите! – весело подмигнул он. – На дворе, между прочим, уже почти полдень. Давай умывайся живенько, завтракай и пойдем в лес. Ну и переодеться не мешало бы. Кстати, милые медвежата. – Он окинул взглядом ее наряд. – И прическа отличная. Мне нравится!

Лара почувствовала, как щеки заливает краска.

– Издеваешься, да? – буркнула она. Больше всего на свете ей хотелось сейчас провалиться сквозь землю. Впрочем, возможности такой не имелось, поэтому надо как-то спасать положение. – Пойдем в дом, я тебя чаем с блинами напою. А пока будешь вкушать пищу, я приведу себя в порядок, быстро, обещаю.

Парень широко улыбнулся.

– Ловлю на слове. Меня, кстати, Данилой зовут. Вчера не представился, извини. А ты Лара, я уже знаю.

Девушка кивнула и улыбнулась в ответ.

Откуда-то принесся Веник, притащил в зубах свой любимый пищащий мячик, положил у ног Данилы.

Парень опустился на колени, взял мячик, попищал им, раззадоривая пса, и кинул как можно дальше.

– Классный зверь, – сказал он вслед ринувшемуся за игрушкой Венику. – Это помесь какая-то?

– Ага. Собаки с крокодилом. – Лара хитро взглянула на него и, отметив его улыбку, проговорила: – На самом деле не знаю. Да и нам все равно, если честно. Мы его любим вне зависимости от происхождения.

– А у меня кот есть. Огромный, пушистый. Тоже беспородный. Котенком на улице подобрал. Сейчас у бабушки с дедом живет.

– Я Веника тоже с улицы притащила, – улыбнулась девушка.

Разговаривая о собаках и кошках, Лара и Данила переместились в дом.

– Я уже решила, вы так и будете на улице стоять. Хотела идти вас звать, – произнесла появившаяся из кухни бабушка. – На столе блины, сметана, мед. Чайник горячий. Завтракайте.

– Спасибо, ба, – поблагодарила Лара. – Ты наливай пока чай, а я сейчас к тебе присоединюсь, – обратилась она к Даниле. Тот кивнул.

Лара взбежала по лестнице в свою комнату и принялась вытряхивать из шкафа все свои вещи, судорожно размышляя, что же надеть. В конце концов остановила выбор на джинсовых бриджах и простеньком топике. Теперь только причесаться, умыться и можно больше не краснеть за свой внешний вид.

Вернувшись на кухню, Лара застала Данилу за намазыванием блина медом.

– А ты и правда быстро, – уважительно произнес он. – Я думал, полчаса копаться будешь. – Он указал ей кивком на чашку с горячим чаем. – Извини, сахар не положил, не знаю, сколько ты обычно кладешь.

– Я пустой пью. – Девушка, подогнув под себя одну ногу, села на стул и придвинула к себе чашку. – Ты сегодня без мотоцикла? – спросила она.

– Ага. – Данила сделал большой глоток из своей чашки. – На нем дед в город поехал, это вообще-то его техника. А я пешком. Тут рядом. Пара километров всего.

Лара кивнула.

– Деревня Сидоровка, что ли? – осведомилась она.

– Она самая. У меня тут бабушка с дедом весь год живут, я к ним на лето приезжаю помогать, ну и отдохнуть, свежим воздухом подышать.

Девушка снова кивнула.

– И какие у нас планы? – улыбнулась она, попутно удивившись тому, как легко, без напряжения с ним общается.

– А уж это как ваша светлость пожелает. – Данила рассмеялся в ответ, в его глазах вспыхнули веселые искорки. – Вариантов много: лес, озеро, можно на дальние озера сходить, на берегах, наверно, уже земляника поспела.

– Решено! – Лара подняла вверх указательный палец. – Пойдем за земляникой. И Веника с собой возьмем, а то он засиделся совсем. Пойдешь с нами, Веник? – обратилась она к сидящему под столом псу. Тот завилял хвостом и утвердительно гавкнул в ответ.

По дороге в лес Ларе на сотовый позвонила мама, спросила, как дочь добралась. Та ответила «хорошо», улыбнулась скользнувшему по щеке солнечному зайчику.

– Завтра позвоню, – быстро свернула разговор мама. – Слушайся бабушку. Я постараюсь приехать к вам на выходные. Целую.

– И я тебя целую, – произнесла девушка в ответ и боковым зрением увидела, как выражение Даниного лица с веселого сменилось на задумчивое.

В лесу было довольно влажно, и Лара в какой-то момент даже пожалела, что не надела джинсы и резиновые сапоги. Кроссовки быстро намокли, впрочем, только сверху, внутрь влага не просачивалась.

Лесные озера встретили ребят пением птиц и стрекотом кузнечиков. Вдоволь наевшись земляники и насобирав ее полный пакет, они расположились на траве на берегу озера. Веник устроился в кустах, наверно, ему было жарко в такой шубе.

– А почему ты решил ко мне прийти? – спросила Лара. – Я, честно говоря, думала, что больше тебя не увижу.

Данила, лежа на спине, задумчиво жевал травинку.

– Ты мне понравилась. И повела себя вчера как человек взрослый и сильный, а не как какая-нибудь кисейная барышня. Не ныла, не кричала: «Помогите, убивают!» А ведь тебе, наверно, страшно было, хоть ты и сказала, что не успела испугаться.

Лара даже опешила от такой откровенности.

– Да, наверно, страшно, – сказала она. – Особенно в тот момент, когда я поняла, что сама с ними не справлюсь и помочь мне может только чудо. И тут появился ты. А на мотоцикле мне даже понравилось кататься, не сразу, правда, а только после того, как ты мне куртку дал.

Данила пристально посмотрел на нее.

– Мне вот что интересно, – произнес он. – Почему ты ехала одна так поздно? Неужели не было никого, кто мог бы тебя остановить?

Лара отвела взгляд.

– Мама на дежурстве. К тому же я привыкла одна. Да и ведь я правда думала, что на автобус успею.

Он покачал головой.

– Ладно, все хорошо, что хорошо кончается. В любом случае не делай так больше. Думаю, если с тобой что-то случится, твои мама и папа будут не очень счастливы.

4
{"b":"158309","o":1}