ЛитМир - Электронная Библиотека

Свипдаг поднял своего коня на дыбы. Копыта с силой ударили по дереву, засов разбился в щепки, ворота распахнулись, и Свипдаг въехал во двор.

Конунг Адильс расположился на свежем воздухе, вольготно раскинувшись в позолоченном кресле. Его двенадцать берсерков стояли вокруг — грязные, нечесаные, угрюмые. Так же неприятно было смотреть на них, как и вдыхать исходящее от них зловоние. Берсерки, закованные в сверкающую броню, угрожающе заворчали во внезапно воцарившейся тишине.

— Этот воин безрассудно рвется вперед, — медленно процедил сквозь зубы Адильс. — Такого еще никто себе не позволял. Должно быть, он слишком высокого мнения о себе.

Свипдаг остановил коня, спешился и широко улыбнулся.

— Приветствую тебя, конунг Адильс, мой господин! — начал он. — Несомненно, только конунга могут окружать столь прекрасные воины. Меня зовут Свипдаг. Мой отец, Свип сын Арнульфа, проживает нынче далеко в Вестманланде, а когда-то он был знаком тебе.

— Сдается мне, вряд ли по совету отца ты явился сюда столь вызывающим образом, — ответил Адильс.

— Нет, господин. Я просил пропустить меня во двор, но никто не удосужился сделать это. Подобная нерадивость твоих людей наносит урон твоей чести. Надеюсь, тебе понравился тот урок хороших манер, что я преподал им нынче.

— Что? — возмутился Кетиль, один из берсерков. — Да я раздавлю тебя как таракана!

Он выступил вперед. Свипдаг, продолжая улыбаться, потянулся к своей секире, притороченной к седлу.

— Стойте! — приказал Адильс. — Давайте сначала закончим разговор. Я помню Свипа. Он отважно бился за меня против Али, тогда, на льду… Так что же сын Свипа хочет от нас?

— Больше всего я хочу поступить к тебе на службу, мой господин, — ответил Свипдаг.

Адильс приказал ему сесть рядом. Свипдаг уселся на бревно, неподалеку от Адильса, который, продолжая следить за возобновившейся игрой в мяч, милостиво беседовал с пришельцем. По виду берсерков было понятно, что подобное поведение конунга ужасно их злит. Когда объявили, что ужин готов, и конунг направился в залу, берсерк Кетиль шепнул, наклонившись к нему:

— Мы собираемся бросить вызов этому дикарю, чтобы покончить с ним, пока он не натворил новых бед.

Адильс задумчиво почесал нос.

— Не думаю, чтобы вы легко справились с ним, — ответил он тихо. — Хотя, м-м-м, пожалуй, попробуйте. Мне будет интересно узнать, действительно ли этот парень так силен, как кажется со стороны.

Зловещий оскал скривил и без того отвратительное лицо Кетиля.

Когда воины рассаживались в зале, он приотстал от конунга, направился к Свипдагу, попытался ухватить парня за плащ пониже горла и зарычал:

— Ну что? Ты все еще считаешь себя столь же отважным воином, как мы — берсерки, и собираешься и дальше так же нагло вести себя?

Свипдаг вспыхнул. Он отвел мощную руку берсерка в сторону и заявил так громко, чтобы слышали все, кто находился в зале:

— Я ни в чем не уступлю ни одному из вас.

Берсерки, взревев, кинулись на обидчика. Никто не брал с собой оружия в залу, поэтому Свипдаг оставил свои кольчугу и секиру в сенях. Однако двенадцать берсерков имели с собой кое-какое оружие. Остальные воины очистили им путь, стараясь сделать вид, будто они вовсе не опасаются за свою жизнь.

— Стойте! Я приказываю вам остановиться! — закричал Адильс с высоты своего трона. — Остыньте. Никогда еще в этой зале не было драк, не будет и сегодня вечером.

Берсерки, повинуясь своему конунгу, остановились. Кетиль, плюнув под ноги Свипдагу, прорычал:

— Осмелишься ли ты сразиться с нами завтра? Тогда тебе понадобится нечто большее, чем громкие слова и наглые жесты. Вот мы и проверим твою отвагу.

— Я сражусь с каждым из вас. Тогда посмотрим, кто из нас лучше, — ответил Свипдаг.

Адильс кивнул. Ему захотелось проверить своих воинов, ибо долгие годы мира посеяли сомнение в том, насколько будет полезен в бою каждый из его дружинников.

Вдруг чей-то чистый высокий голос произнес:

— Добро пожаловать, отважный воин!

Свипдаг вглядывался сквозь мелькание теней и трепет пламени костров, стараясь рассмотреть, кто это произнес. Он увидел, что рядом с конунгом — но не ближе, чем требовало приличие — сидела женщина. Она была невысока ростом, но осанка ее выдавала величие. Простой плащ, накинутый на плечи, подчеркивал красоту ее печального лица: большие серые глаза сверкали, а длинные рыжие волосы искрились в свете костров. Это, должно быть, и была королева Ирса.

Кетиль передернул плечами и сердито обратился к ней:

— Нам давно известно, что ты хотела бы нас видеть в преисподней. Но мы не какие-нибудь слабаки, чтобы испугаться пустой болтовни и наглых выходок.

Королева повернулась к своему мужу:

— Не слишком-то ты благосклонен ко мне, если позволяешь говорить такое этим мерзавцам, в которых ты, кажется, испытываешь нужду.

Покраснев от гнева, Кетиль проворчал сквозь зубы:

— Мне плевать на тебя и твою упрямую ненависть! Мы не боимся сразиться с этим парнем!

Адильс сделал знак служанкам принести еще хмельного меда. Остальная часть вечера прошла мирно. Берсерки сидели мрачные, остальные дружинники веселились. Ирса внимательно рассматривала Свипдага, который сидел в конце залы, болтая, попивая мед вместе с другими воинами, причем он казался самым веселым гостем на этом пиру.

Поутру состоялся хольмганг.

Это обычай, распространенный среди язычников, когда один воин отвечает на вызов другого, вступая с ним в схватку. Они отправляются на маленький островок, называемый «хольм», где никто посторонний не может помешать им. Четырьмя ивовыми вешками отмечают поле боя, и тот, кто в схватке будет вытеснен за его пределы, считается побежденным. Кроме того, удары принято наносить по очереди. Такая схватка может продолжаться до первой крови, или пока один из соперников не запросит пощады, или до смерти.

В этот раз за поединком наблюдало гораздо больше людей, чем обычно. Адильс собственной персоной приплыл в сопровождении своих двенадцати берсерков и уселся на ствол дерева, поваленного на краю травянистого луга. По другую его сторону, в тени деревьев смутно поблескивали железные кольчуги воинов вокруг легкой фигурки, закутанной в голубой плащ. Это была Ирса, приехавшая также со свитой воинов, которые были верны скорее своей королеве, чем конунгу.

Свипдаг возвышался поодаль, одетый в кожаную куртку и клетчатые штаны. Голову его покрывал шлем, однако воин не стал надевать кольчугу, ибо в силу своего характера не хотел иметь никакого преимущества перед своими противниками. Не было у него и щита, поскольку его секиру следовало в бою держать двумя руками. Ирса начала кусать губы, когда увидела это. Ее голова поникла.

Кетиль злорадно взглянул на нее, прежде чем направиться туда, где колыхалась высокая трава. Он начал раскачиваться из стороны в сторону, стараясь таким образом вогнать себя в раж. Слюна текла по его бороде. Берсерк пыхтел: его щеки покраснели от натуги. Он грыз край шита, размахивал мечом и издавал зверские крики.

Свипдаг зевнул.

— Я никогда не согласился бы, чтобы твой удар был первым, — обратился он к противнику, — если бы знал заранее, как утомительно будет ждать, пока ты распалишь свое кобылье сердце.

Кетиль взревел и заскрежетал зубами. Его меч взлетел вверх и со свистом обрушился вниз. Секира Свипдага парировала удар на полпути с оглушительным звоном и снопами искр. Затем она наотмашь ударила по щиту противника. От такого удара берсерк зашатался.

Ирса, возбужденно дыша, поднесла к груди сжатые кулаки.

Кетиль с трудом приходил в себя. Он рубил и рубил, уже не думая об очередности ударов, и каждый из них был преисполнен силы. Однако Свипдаг успешно отражал каждый удар противника и отвечал не менее мощными ударами, круша щит берсерка. Его сильные руки, привыкшие валить лес и ворочать огромные камни на отцовском хуторе, уверенно управлялись с тяжелой секирой. Грохот боя переполошил стаю птиц, которые заметались, отчаянно крича.

31
{"b":"1586","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Пустошь. Континент
Замок из кошмаров
Прах (сборник)
Новая Зона. Крадущийся во тьме
11 врагов руководителя: Модели поведения, способные разрушить карьеру и бизнес
Тени прошлого
Бунтарь. За вольную волю!
Попаданка пятого уровня, или Моя Волшебная Академия
Треть жизни мы спим