ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ну-ну, мистер Сироп, — успокаивающим тоном проговорил капитан Радхакришнан. — Ну-ну-ну. В конце концов, мой дорогой друг, никоим образом не желая вас обидеть, не могу не заметить, что поведение внутреннего поля было несколько… несколько неожиданным. Да-да. Вот именно — неожиданным. Кстати говоря, только что кок доложил, что у него приступ морской болезни, — первый случай морской болезни в истории астронавтики, между прочим.

Герр Сироп, у которого упала и разбилась любимая трубка, был не в настроении выслушивать критику. Грозно отдав мистеру Шаббишу приказ выпустить из компенсатора все кишки, раз уж невозможно это сделать с его изготовителем, инженер решительно потопал по гулким коридорам к капитанскому мостику и вихрем ворвался в дверь, так что она хлопнулась о стенку и заходила ходуном.

— Дружище, дорогой мой! — воскликнул капитан. — Послушайте! Я вас умоляю! Что они о нас подумают?

— Кто, так ево растак, потумает?

— Портовики и… э-э… другие джентльмены. — Радхакришнан указал на главный иллюминатор, суетливо приводя в порядок свой тюрбан и китель. — Это что-то неслыханное. Я не понимаю. Но они настаивают, чтобы мы оставались на борту, пока… Господи, как по-вашему, можно хоть чем-нибудь вывести эти пятна с моих галунов?

Кнуд Аксель Сироп уставился в иллюминатор. За небольшой посадочной площадкой открывался чарующий вид на зеленые долины, аккуратные живые изгороди, домики и коттеджи, светлую гравиевую дорогу. А на горизонте, круто изгибающемся и близком, виднелся единственный город Гренделя; с высоты капитанского мостика просматривались очертания крыш и двойной шпиль собора Святого Георгия. Государственный флаг Соединенного королевства реял под синими небесами, более темными, чем на Земле. В небесах сияло далекое крохотное Солнце и несколько ярких звезд. Грендель был типичным мелким английским астероидом, мирно дожидающимся сезона отпусков и наплыва туристов из Бриартона, Йорка, Шотландии, Холма, Нью-Винчестера и других графств.

Но что это? На флагштоке космопорта развевается чужой флаг — белый с зеленым трилистником и арфой! Двое направляющихся к кораблю человек одеты в военную форму цвета клевера, на ногах у них сапоги, а на портупее — оружие. Люди в такой же форме вышагивают вдоль проволочного забора, другие сидят возле пулеметов. Неподалеку у пристани стоит звездолет, почти такой же старый и обшарпанный, как «Девчонка», но значительно больших размеров. И… и…

— Pest og forbandelse! — воскликнул герр Сироп.

— Что? — Капитан Радхакришнан обратил к нему встревоженный взор.

— Чума и проклятье, — вежливо перевел инженер.

— Да? Где?

— Там, — показал герр Сироп. — Этот старый корапль. Вы не витите? Там орутийная пашня!

— Но… послуша… Боже милостивый! — пробормотал капитан.

По металлу загремели сапоги, их грохот приближался к капитанскому мостику вместе со струёй прохладного воздуха. Через пару мгновений рыжий верзила вошел в рубку. За ним маячил очень высокий, очень тощий и очень хмурый мужчина средних лет.

— С добрым вас утречком! — прогудел молодой, отдав честь. — Майор Рори Макконнелл, Экспедиционные войска Лиги ирредентистов[9] тр-р-рилистника к вашим услугам!

— Что?! — выдохнул Радхакришнан, открыв в изумлении рот и всплеснув руками. — То есть… То есть… Послушайте, что происходит? Началась война? Или она началась? То есть, я хочу сказать… — Он заблеял тоненьким голосочком: — Мы не получали такой информации, но, с другой стороны, мы в пути уже несколько недель и…

— Нет-нет! — Майор Рори Макконнелл смущенно сдвинул назад потрепанную фуражку. — Нет, ваше превосходительство, это не война. Скорее акт справедливости.

Тощий, как циркуль, человек высунул вперед свой длинный нос.

— Наверное, я должен объяснить, — резко бросил он. — Поскольку я здесь командую. Это действительно акт справедливого возмездия за то, что с нами сотворили коварные англы в день святого Матфея сорок лет тому назад. — Его черные глаза зажглись фанатичным огнем. — Короче говоря, дабы удовлетворить законные требования гэльского народа, взыскующего возмездия за ничем не спровоцированную и позорную агрессию англов Английского — простите за тавтологию — королевства… Короче говоря, этот астероид оккупирован нашими войсками. — Тощий щелкнул каблуками и поклонился. — Позвольте представиться: генерал Бич-Устрашающий-Зловредных-Англов О'Тул, Лига ирредентистов трилистника…

— Ja, ja, — прервал его герр Сироп, по-прежнему жаждавший выплеснуть на кого-нибудь свое раздражение. — Это я уше слышал. Я такше слышал, что Лика трилистника — всево лишь отна ис политических партий кэльсково скопления.

Бич-Устрашающий-Зловредных-Англов О'Тул поморщился:

— Гэльской республики, если вы не против.

— Сначит, вы восклавляете флипустьерскую экспетицию, ja? А мы-то тут при чем?

— Ну, — сказал Рори Макконнелл, явно чувствуя себя не в своей тарелке, — мне очень жаль, господа, но факт остается фактом: вы не можете покинуть астероид.

— Что? — вскричал капитан Радхакришнан. — Не можем покинуть? Что вы имеете в виду, сэр? — Капитан встал, вытянувшись во все свои метр шестьдесят. — Это венерианский корабль, позвольте вам напомнить, к тому же идущий под земным флагом и следующий… э-э… вполне законным курсом! Вот именно — законным курсом. Вы не можете нас задержать!

Макконнелл хлопнул тяжелой пятерней по пистолету.

— Не можем? — спросил он, просияв улыбкой.

— Но… послушайте! Нет, вы послушайте, дорогой мой! У нас же расписание! Нас ждут в Аламо, вы ведь знаете, и если мы там не появимся…

— Да. Все верно. Мы это предусмотрели. — Генерал О'Тул прищурился и ткнул костлявым пальцем в сторону инженера. — Вы! Как ваше имя?

— Я Кнут Аксель Сироп ис Симмерпеле, остров Ланкеланн, — возмущенно отозвался датчанин, — и я намереваюсь свясаться с татским посольством в…

— Мистер — кто?! — прервал его Макконнелл.

— Сироп!

Это, кстати говоря, весьма достойная датская фамилия, хотя, как и не менее достойная фамилия Старпер, она порой неправильно интерпретируется иностранцами.

— Я свяшусь с консульством в Нью-Винчестере, ja, клянусь Иутой, я и в Тару соопщу, в кэльскую столицу…

— В Темру, — снова поморщившись, поправил его О'Тул.

— Видите ли, — сказал Радхакришнан, нервно поправляя монокль, — мы обязаны доставить груз в Аламо к строго определенному сроку, иначе нам придется платить штраф, и тогда…

— Молчать! — рявкнул О'Тул, вытянув палец в сторону землян. — Значит, вы идете с Венеры? Что ж, как военный комендант данного оккупированного астероида, я назначаю себя начальником медицинской службы и подозреваю, что вы — переносчики чумы в горошек!

— В корошек! — взревел герр Сироп. Красная волна гнева, поднявшись от его волосатой груди, достигла лысины, и та засияла, словно сигнальный огонь маяка. — Ты, тлинноносый сын шветского политика, во всей империи вот уше тватцать пять лет не пыло ни отного случая чумы в корошек!

— Возможно, — отрывисто бросил О'Тул. — Однако по законам международного права начальник медицинской службы обязан упечь в карантин любое судно с подозрением на инфекционное заболевание. Я подозреваю чуму в горошек и посему объявляю карантин на всем астероиде.

— Но-о… — простонал Радхакришнан.

— Думаю, шести недель будет достаточно, — прибавил О'Тул, немного смягчившись. — А пока вы можете беспрепятственно передвигаться по астероиду и…

— Шесть недель нас погубят!

— Сожалею, сэр, — ответил Макконнелл. И просиял: — Но вы не отчаивайтесь! Вы погибнете за правое дело: за воссоединение гэльской расы!

Глава 2

Яростно дымя трубкой, которую наверняка бы запретило любое управление по борьбе со смогом, Кнуд Аксель Сироп въехал на велосипеде в город Грендель. Внимание датчанина не привлекали ни очаровательные соломенные и черепичные крыши, ни наполовину деревянные тюдоровские фасады, ни висячие вывески. Впрочем, все это предназначалось для туристов, ибо основные доходы Гренделю приносила сезонная торговля. Зато от внимания датчанина не ускользнула необычная тишина. Вместо веселой предсезонной сутолоки он увидел лишь домашних хозяек, спешащих с поджатыми губами в зеленную лавку, да кучку угрюмых игроков в дротики во дворе «Короны и замка».

вернуться

9

Ирредентизм — движение в Италии (19 — нач. 20 в.) за присоединение пограничных земель, частично заселенных итальянцами и не вошедших в состав Италии при ее воссоединении.

2
{"b":"1587","o":1}