ЛитМир - Электронная Библиотека

— Каких маневров? — уныло спросил герр фон Химмельшмидт. — Не знаю, почему der звездолет промчался мимо нас, но скоро он вернется und отманеврирует нас в кутузку.

— Ну, а пока, мошет, упьем времечко? — Герр Сироп вытащил из пиджака засаленную колоду карт и многозначительно ее перетасовал.

— Прекратить их тасовать! — возмутился Сармишкиду. — Сейчас не время для праздных забав!

— А тля чево сейчас время, по-вашему?

— Ну-у… хм… Нет, не то. Может… Хотя нет… Первая ставка — по шиллингу?

Часа через четыре, когда герр Сироп получил долговую расписку на несколько фунтов стерлингов, а Сармишкиду разнылся, как возмущенная волынка, инженер заметил, что в кабине сильно стемнело. Счетчик подтвердил, что батареи почти разряжены. Датчанин объяснил своему спутнику ситуацию и спросил:

— Хотите первым покрутить петали, или сначала я?

— Это вы мне? — Сармишкиду лениво взмахнул ухом. — С чего, интересно, вы взяли, что эволюция подготовила мою расу к езде на велосипеде?

— Ну… Я тумал… То есть…

— Оно и видно, что думали. Одно слово — датчанин!

— Satan i helvede! — пробормотал герр Сироп, подплыл к велосипеду и принялся за работу. — И что опитнее всево, — проворчал он, — веть никто не поверит, что я топрался от Крентеля до Нью-Винчестера на велосипете!

Медленно и величественно накренившись, ракета начала вращаться против часовой стрелки.

— Вон они! — воскликнул Рори Макконнелл.

— О Боже! — сказала Эмили Крофт. Пивная ракета промелькнула в переднем иллюминаторе. Усталость многочасовых поисков с майора как рукой сняло.

— Вперед! — возбужденно крикнул он. — Ату его! Ату! Ату! Однако через пару мгновений ему пришлось убедиться в том, что человеческий глаз не в состоянии конкурировать с радаром при определении расстояний в космосе.

— Тьфу ты! — сказал майор. — Перелет. Пролетев еще километров десять, он притормозил, развернул громоздкое судно и осторожно направил его к цели. И вдруг увидел, как в шлеме скафандра появилась голова, бросила на него свирепый взгляд и снова исчезла. Ракета плюнула пеной и скрылась из виду.

Макконнелл пустился вдогонку, пристроился беглянке в хвост, почти уравняв скорости, и уставился на свою добычу.

— Удрать от меня у них силенок не хватит, — задумчиво прогудел майор. — Я буду идти за ними по пятам до самого… — Он осекся.

— До самого Нью-Винчестера? — спросила Эмили невинным тоном.

— Но… Я хочу сказать… Будь они неладны! — Майор впился усталыми глазами в бочку с ящиком, ныряющую среди звезд. — Но я же выиграл! — заорал он, стукнув по пульту кулаком. — У меня рейсовое судно в сто раз больших размеров и… и… Они должны сдаться! Так нечестно!

— Да, но без радио ты не сможешь им об этом сообщить! — вкрадчиво сказала Эмили. Потом наклонилась к майору и погладила его по щеке. — Ну-ну! Я пошутила, извини. Я и правда люблю тебя и вовсе не хочу поддразнивать, но, честно говоря, ты немного зациклился на этой ракете. Я хочу сказать — хорошего понемножку, разве нет?

— Нет, если в тебе течет гэльская кровь! — Макконнелл до боли сжал челюсти. — Я поймаю их в грузовой люк, вот что я сделаю!

Поскольку система управления погрузкой находилась не на мостике, а в машинном отделении, Макконнелл, расстегнув ремни, мрачно поплыл на корму. Откачал из главного погрузочного шлюза воздух, раскрыл настежь люк. Он заглотит эту паршивую ракету целиком и…

Невесомость исчезла. Майор свалился на палубу.

— Эмили! — взвыл Макконнелл, поднимаясь и утирая под носом кровь. — Эмили, оставь пульт в покое!

Троекратная перегрузка чудовищной тяжестью придавила его к полу. Майор добрел, пошатываясь, до мостика, доволокся до панели управления и дернул за рычаг. Эмили, распластавшаяся в кресле и задыхающаяся, умудрилась изобразить невинную улыбку.

— Я души в тебе не чаю, ты самое прекрасное создание во Вселенной, но сейчас мне больше всего хочется перекинуть тебя через колено и трахнуть пару раз по заднице!

— Выбирай выражения, Рори! — поправила его дочь викария. — Ты можешь всыпать мне по заднице до посинения, если угодно, но я не люблю double-entendres.[62]

— Ox, помолчи, несносный ангел мой! — прорычал майор, уставясь в телескоп налитыми кровью глазами. Ракета опять пропала из виду, естественно.

Через полчаса он ее обнаружил, по-прежнему упрямо ползущую к Нью-Винчестеру. Столичный астероид англов стал заметно ярче.

— Ну ладно, мы еще посмотрим, кто кого, — пробурчал Макконнелл.

Он обогнал ракету, притормозил прямо перед ней, почти уравнял скорости, оставив своей добыче преимущество в несколько километров в час, и повернулся к ней боком. Насколько можно было судить по показаниям приборов, ракета была нацелена теперь прямехонько в зев грузового люка.

Герр Сироп фыркнул пеной из боковой Г-образной трубы, проскочил под днищем «Девчонки» и спокойно продолжил свой путь.

— Ar-r-rah!

Пивные брызги осели на пластике иллюминатора. Майор попробовал еще раз. И еще раз. И еще.

— Все без толку, — выдохнул он наконец. — Ему от меня увернуться — раз плюнуть. Единственное, что я могу, это протаранить его — и дело с концом. Arrah! Пропади он пропадом! Он же знает, что я не убийца!

— Ну в самом деле, дорогой, — сказала Эмили, — пора уже тебе угомониться и признать, что он победил.

— Черта с два! — Макконнелл задумался. Затем глаза его вновь загорелись огнем. — Ага! Придумал! Подъемный кран! Мне придется перетащить пульт управления погрузкой и монитор на мостик, чтобы видеть, что я делаю. И тогда я подойду к ним еще раз, высуну из люка стрелу с захватами и втащу их на борт!

— Рори! — сказала Эмили. — Ты зануда.

— Я гэл, клянусь всеми святыми! — Макконнелл потер заросшую рыжей щетиной щеку. — Но на это уйдет несколько часов, и я опять потеряю ракету. Ты сумеешь удержать «Девчонку» на курсе, единственная моя?

— Я? — Девушка широко раскрыла голубые глаза и запротестовала: — Но, дорогой, ты же сам велел мне оставить пульт в покое, и я действительно в этом совсем не разбираюсь. Я хочу сказать, с моей стороны было бы противозаконно пытаться управлять звездолетом — и к тому же небезопасно. Я хочу сказать, меден пратто.[63]

— Ну конечно! Как я мог забыть, что твое преданное сердечко не способно на предательство, черт бы его побрал! Но ты должна мне пообещать не притрагиваться больше к пульту управления, иначе я буду вынужден разбить свое собственное сердце и привязать тебя к креслу.

— О, я обещаю, дорогой. Я готова пообещать тебе все что угодно — в разумных пределах, разумеется.

— А в эти пределы, естественно, умещается только то, что совпадает с твоими желаниями. Ну да ладно.

Рори Макконнелл вздохнул, поцеловал мечту своей жизни и отправился работать. Ракета-беглянка, стреляя пивом, медленно, но неуклонно перемещалась на другую орбиту — не очень отличавшуюся от прежней, но время и притяжение далекого Солнца должны были сделать свое дело.

Генерал Бич-Устрашающий-Зловредных-Англов О'Тул поднял изможденное лицо и сурово воззрился на юного караульного, пробившегося к нему в кабинет.

— Ну? — грозно спросил генерал.

— Прошу прощения, сэр, но…

— Отдай мне честь, салага желторотая! — взорвался О'Тул. — Что это за армия, будь она неладна, в которой рядовой, встречая на улице капитана, хлопает его по плечу и говорит: «Пэдди, свинтус ты этакий, с добрым тебя утречком, и, если у тебя есть свободная минутка, я почту за честь выставить тебе кружку темного вон в той таверне»? Что это за армия, я тебя спрашиваю!

— Знаете, сэр, — сказал караульный, в котором взыграл знаменитый кельтский дух противоречия, — у нас замечательная и высокодисциплинированная армия, и боевой дух в ней исключительно высок! Хотя, правду сказать, мой собственный начальник-капитан, помещичий сынок с надменной рожей, не снимет шляпу даже перед самой святой Бригиттой, если эта прекрасная colleen войдет к нему в дверь!

вернуться

62

Двусмысленности (фр.).

вернуться

63

Ничего не выйдет (греч.).

21
{"b":"1587","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Мир-ловушка
Девочка-дракон с шоколадным сердцем
Незабываемая, или Я буду лучше, чем она
Шаг над пропастью
Роза и шип
Новая холодная война. Кто победит в этот раз?
История матери
Танки
Маленькое счастье. Как жить, чтобы все было хорошо